Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

разбирает руководитель арбитражной группы "Ъ" Ольга Плешанова


По правилам процесса суд должен рассматривать иск в рамках, обозначенных самим истцом. Но иногда суд вынужден исследовать дополнительные вопросы, выводы по которым могут оказаться прецедентными. Так произошло в деле, в котором ОАО "Телекоминвест" оспорило соглашение между структурами российской "Альфа-групп" и шведско-финской TeliaSonera, позволяющее установить контроль над сотовым оператором "МегаФон". В своем иске "Телекоминвест" утверждал, что структуры TeliaSonera контролируются иностранными государствами и потому не могут инвестировать в российские компании, работающие в стратегических отраслях. Суд поддержал этот довод и признал соглашение недействительным.

Но в решении суд отметил, что по закону об иностранных инвестициях проекты любых сделок в отношении стратегических активов должна проверять специальная правительственная комиссия, которая может разрешить сделку, если за инвестором не стоит иностранное государство. А в деле "МегаФона" соглашение, рассматриваемое его участниками как предварительное, в комиссию представлено не было, и суд стал выяснять, чем же в действительности оно являлось. И пришел к выводу, что соглашение было именно сделкой, позволяющей компаниям с иностранным госучастием установить контроль над "МегаФоном".

Оценка сути соглашения между иностранными структурами "Альфа-групп" и TeliaSonera является наиболее интересным в этом деле. Сами эти компании называли документ предварительным договором, заключенном по английскому праву. Четких правил в сфере преддоговорных отношений в России нет, а судебная практика в этой области не развита тем более. В решении суда по "МегаФону" сделан вывод: соглашение является сделкой, "поскольку все ее признаки соответствуют требованиям, предъявляемым к сделкам действующим законодательством РФ".

Такой вывод вызвал вопрос о том, по каким критериям то или иное соглашение, называемое заключившими его сторонами предварительным, может считаться заключенной сделкой, обязательной для сторон. И до тех пор пока судебная практика не сформулирует четких правил, злоупотребления будут возможны как со стороны бизнеса, уклоняющегося от согласования сделок, так и со стороны государства, которое сможет посягнуть на любую деловую переписку. Опасаться подобных злоупотреблений иностранные инвесторы действительно могут, тем более что за рубежом переговоры принято оформлять многочисленными протоколами, письмами и документами, порождающими определенные обязательства. В Германии, например, недобросовестного участника переговоров можно привлечь к "преддоговорной ответственности". А в Англии суд может не принять ссылку на доказательство, если участник спора не докажет, что заранее уведомил об этом доказательстве своего контрагента.

Отсутствие в России четких правил преддоговорных отношений и раньше создавало проблемы, но, скорее, частного характера. А закон об иностранных инвестициях, который суды только начинают применять, показал, что проблема имеет едва ли не стратегическое значение. В результате суд, рассматривая дело об инвестициях со стороны иностранных государств, стал создавать прецедент, которого вряд ли кто-то ожидал.

Комментарии
Профиль пользователя