Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 11

 Родная речь


Запинки президента


       Последний заграничный вояж Борис Ельцина — в Швецию, показал, что службам, готовящим визиты президента, становится все труднее с ним справляться.
       
       О государственном визите президента России в Швецию газета Chicago Tribune написала буквально следующее: "Борис Ельцин становится все больше похож на большого слона, за которым не успевает убирать президентская команда".
       В Стокгольме нелегко пришлось прежде всего Сергею Ястржембскому и Евгению Примакову. Пресс-секретарю президента приходилось проявлять, как заметила одна шведская газета, "чудеса словесной акробатики", чтобы объяснить, что именно хотел сказать президент. Удавалось это далеко не всегда.
       В Швеции Ельцина опять потянуло сокращать боеголовки. Он сообщил, что Россия готова на треть снизить их количество. После этого заявления не только Ястржембский, но и всегда невозмутимый Примаков изменились в лице. И тут же прилюдно принялись согласовывать друг с другом комментарии к выступлению президента. В итоге Ястржембский нашел формулу: "В выступлении Ельцина содержались перспективы сокращения мирового ядерного арсенала, и то при определенных условиях".
       Другие высказывания Ельцина смягчить было еще труднее. Например, он присвоил Японии и Германии статус ядерной державы. Рассказывают, что после этого корреспондент одного из российских информационных агентств в панике бросился к Ястржембскому: "Как это передавать?!". Пресс-секретарь смущенно ответил: мол, может быть, заменим Японию на Великобританию, а Германию вообще опустим?..
       В довершение ко всему Ельцин пообещал не воевать со Швецией "по крайней мере те два с половиной года, что он останется у власти". То есть в 2000 году — в ознаменование 300-летней годовщины начала Северной войны — видимо, можно будет и повоевать немного. Этот пассаж Ястржембский даже не стал комментировать.
       Один источник в российской делегации рассказал Ъ, что ночью, после первого дня визита, ближайшее окружение президента в срочном порядке собралось, чтобы обсудить, что делать. Была придумана формулировка: "Президент устал", которой Ястржембский объяснял потом все.
       Когда Ельцин на следующий день объявил, что Россия в одностороннем порядке сокращает свои сухопутные и морские группировки на северо-западе на 40%, никто уже не знал, как это понимать — как крупную разоруженческую инициативу или как очередное проявление усталости.
       
       В последнее время любой выезд президента за границу становится большим испытанием для его окружения. И избежать этого невозможно — несмотря на то что над каждым визитом работают сотни людей.
       Как правило, еще за год до поездки МИД готовит все справочные материалы — от тезисов выступлений и тостов до программы так называемой женской части визита (для сопровождающей президента супруги).
       За полтора-два месяца в принимающую страну отправляется так называемая облетная группа. В нее входят сотрудники Службы безопасности президента, службы протокола, пресс-службы и управления делами. Они составляют примерную программу визита, согласовывают ее с местными представителями, определяют место резиденции президента. После возвращения облетной группы программа корректируется в Москве уже с участием Ельцина. Ее детальная доработка входит в задачи передовой группы, вылетающей за 7-10 дней до начала визита.
       Управление делами президента готовит для Ельцина резиденцию. Кстати, одна из наиболее часто возникающих проблем — это кровать. Как рассказывали корреспонденту Ъ сотрудники управления, из-за большого роста Ельцина ее бывает довольно трудно подобрать. Например, в гостинице "Бренерс парк-отель", где президент жил во время пребывания в Баден-Бадене, кровать пришлось менять: до ельцинского стандарта длины в 210 см ей не хватило 20 см.
       Служба безопасности намечает маршруты для кортежа. Охранники могут рекомендовать Ельцину отказаться от посещения какого-либо объекта, если они не уверены в его безопасности. Так, в частности, было в Китае: президенту отсоветовали ездить на завод, на котором незадолго до того произошла авария.
       Служба протокола с точностью до минуты расписывает все дни визита. Составляет сценарий, в котором указан состав делегаций на всех переговорах и встречах, время начала и конца мероприятий, форма одежды. Протокол должен учитывать церемониальные обычаи страны. Здесь, кстати, бывают проколы. В Баден-Бадене после вручения Ельцину премии Media Control немцы решили провести банкет в форме шведского стола. И, видимо, забыли предупредить об этом российскую сторону. А Ельцин не привык сам ходить за едой.
       Очевидец рассказывал так: "Пришли, сели за стол. Сидим пять минут, десять, двадцать — ничего не несут. На главный стол, где Борис Николаевич с Наиной Иосифовной, тоже. Вся еда стоит на отдельных столах. Оказывается, за ней идти надо! Представьте: Борис Николаевич встал и с тарелкой за едой пошел! Ну, Шевченко (руководитель службы протокола.— Ъ) официанта взял за грудки, все ему объяснил — стали носить..."
       Но никакая, даже самая тщательная, подготовка не спасает от ельцинских экспромтов. И царственное нежелание Ельцина ходить за едой тут совершенно ни при чем. Дело, во-первых, в склонности президента к театрализации всего, что он делает. А во-вторых, в том, что можно было бы назвать компьютерным сбоем.
       
       Иногда кажется, что протокол Ельцину нужен только для того, чтобы прилюдно его нарушать. На фоне скучных формальностей его мини-спектакли для публики, в успехе которых он искренне убежден, действительно выглядят ярко. Достаточно вспомнить, как он заставил ждать короля Швеции, пока не помирил перед телекамерами Немцова с Вяхиревым.
       Ельцин терпеть не может проходных визитов. И, напротив, очень любит самим же им созданный миф об исключительном умении президента "разрубать гордиевы узлы", перед которыми пасуют дипломаты. Ему нравится показательно "исправлять ошибки" подчиненных. Так, еще в 1996 году в Норвегии, на встрече с бизнесменами, Ельцин использовал в качестве мальчика для битья тогдашнего первого вице-премьера Олега Сосковца. Президент был убежден, что решает серьезную международную проблему. Апофеозом встречи стал такой диалог:
       "Как верить бизнесменам России, если мы подписали контракт на четыре сухогруза и в самый последний момент сказали нет. Видите ли, мы этот контракт уничтожаем, так как нам такие сухогрузы самим нужны! Но кто с нами, такими торгашами, торговать будет?! Если мы сегодня говорим одно, завтра — другое, Олег Николаевич? Я поручаю эти четыре сухогруза отдать Норвегии, и все. Конечно, нам нужно, но слово у бизнесмена, занимающегося торговлей,— закон! Отдайте и не грешите! Поняли?" "Да",— кисло улыбаясь, кивнул Сосковец. "Громче!"--"Да, Борис Николаевич".--"Слышали? Он понял!".
       Ельцин готовится к визитам не менее тщательно, чем МИД и администрация. Но переделывает заготовки на свой лад, упрощая их до предела. Это придает им эффектность. Начальник управления администрации президента по связям с общественностью Михаил Маргелов: "Своими экспромтами президент помогает простым людям понять международные инициативы, переводя их в понятную плоскость".
       Этим и объясняются некоторые странные заявления Ельцина — он просто отсекает скучные и непонятные уточнения вроде "после согласования", "при условии" и т. д. И говорит так, как, например, это было в Париже на подписании акта Россия--НАТО: "Хочу сказать... Все те, кто сидит за этим столом... Снимаются все боеголовки". После чего победно оглядывает присутствующих и с торжественной улыбкой садится на свое место, ожидая аплодисментов.
       Подобные акции сильно усложняют жизнь российским дипломатам. Как сообщили Ъ источники в МИДе России, разоруженческие инициативы, с которыми Ельцин выступил в Швеции, для внешнеполитического ведомства были полной неожиданностью.
       
       Все, кто когда-либо работал с Ельциным, уверяют, что у него прекрасная память. Президент легко запоминает цифры и большие объемы информации и иногда даже поражает свое окружение знанием проблемы. Помощник президента по международным вопросам Сергей Приходько до сих пор не может забыть случай, когда на встрече с генсеком ООН Кофи Аннаном речь вдруг зашла об экологии и Ельцин подробно, "без всякой памятки", рассказал о том, что было сделано Россией в этой области за последние три года.
       Спичрайтеры президента подтверждают: президент может по памяти пересказать текст, который видел всего один раз.
       Наверное, это так и есть. Но в последнее время память Ельцина, видимо, стала допускать сбои. Она слишком перегружена и, совсем как компьютер, вместо требуемого файла выдает иногда совершенно другой.
       Одной из тем, обсуждавшихся в ходе визита в Китай, было сотрудничество в топливно-энергетической области: там большая часть жилых домов отапливается углем. Этот факт был отражен в справке, подготовленной к визиту. И Ельцин его запомнил и воспроизвел. Правда, не в Китае, а в Швеции, прямо заявив шведам, что им пора прекратить топить свои дома углем. Изумленные шведы, отказавшиеся от угля еще в 40-х годах, не могли поверить своим ушам. Там же, в Швеции, Ельцин вдруг вспомнил о советско-финской войне — забыв, надо полагать, что находится не в Хельсинки, а в Стокгольме (незадолго до того в Москву приезжал финский президент Марти Ахтисаари).
       После таких сбоев первый удар на себя принимает Сергей Ястржембский. Он объясняет всем, что на самом деле президент имел в виду не уголь, а "атомное топливо". Лихорадочно пытаются смягчить последствия ельцинских инициатив и дипломаты.
       Удается это не слишком хорошо. До сих пор Запад многое прощал Ельцину — по принципу "что взять с большого русского медведя?". Но тональность западных публикаций меняется — с недоуменной на издевательскую. Показателен в этом отношении вопрос о психическом здоровье Ельцина, который CNN задала Ястржембскому после визита президента в Швецию. Пресс-секретарь ответил: "Президент счел возможным выступить в той форме, которую считал правильной. Дело экспертов и команды президента детализировать то, что сказал Борис Ельцин". Ястржембскому вторит Сергей Приходько: "Форма не идеальная, но это право президента".
       Понятно, что, как бы официальным лицам, готовящим визиты и отвечающим за имидж президента, ни было тяжело, они никогда не признаются в своих проблемах. Более того, имиджмейкеры Ельцина, с которыми беседовал корреспондент Ъ, утверждают, что, согласно исследованиям, на странное поведение президента обращает внимание только верхушка общества. "У большинства же населения в памяти остается только один факт: Ельцин действует,— заверяют они.— У обывателя после всех этих случаев формируется образ действующего главы государства, способного форсировать принятие любых решений".
Судя по последнему высказыванию, окружение президента действительно готово ко всему.
       
ИГОРЬ КЛОЧКОВ
       
--------------------------------------------------------
       
Как готовят президента
       
Сергей Приходько, помощник президента по международным вопросам
       Подготовка к визиту начинается с момента определения его даты, причем необязательно конкретной. Вполне достаточно, чтобы это было полугодие или квартал.
       Как только дата определена, сразу — даже если визит через год — президент дает поручение о начале подготовки. Так, по итогам переговоров с президентом Египта Хосни Мубараком в Москве Борис Ельцин сразу дал распоряжение правительству и МИДу начать подготовку ответного визита. Хотя состоится он почти через год — осенью 1998-го.
       Несмотря на то что точную дату поездки определяют позже — из соображений безопасности, конкретные ведомства уже готовят свои предложения. Месяца за два до визита начинается его техническая подготовка. В управление по внешней политике администрации президента стекаются все документы из различных ведомств. Для президента готовятся справочные материалы, причем, по его просьбе много внимания уделяется культурным традициям страны, подробным характеристикам ее руководителей. Никогда от президента не скрывают какую-либо негативную сторону в отношениях между двумя странами.
       Эти справочные материалы специально для президента оформляются на листках небольшого формата, в четверть обычного листа А4. Это делается для того, чтобы их без труда можно было положить во внутренний карман пиджака. Их число, как правило, колеблется от 10 до 40.
       Не так давно на этой стадии была введена новая практика — визиту президента должна предшествовать работа межправительственной комиссии, в которой участвуют представители России и другой страны. Например, до приезда президента в Швецию Стокгольм посетила правительственная делегация, возглавляемая вице-премьером Владимиром Булгаком. Сейчас Чубайс поедет в Индию в рамках подготовки визита президента в эту страну.
Таким образом мы не допускаем, чтобы во время визита обсуждались неподготовленные документы.
       
Сотрудник МИДа, пожелавший остаться неназванным
       По протоколу любой визит может состояться только по приглашению принимающей стороны. Без приглашения — это просто частная поездка частного лица. В приглашении оговаривается форма визита — рабочий, официальный, государственный; в соответствии с этим определяется и его программа.
       Сначала намечаются примерные сроки визита и МИД готовит так называемую записку. Ее направляют в "инстанцию". Раньше — на Старую площадь, теперь — в администрацию президента. В записке дается самое общее обоснование целесообразности визита.
       Потом пишется концепция. Это сжатое изложение того, чем интересна поездка в данную страну именно сейчас. Это самый первый и самый важный документ, который готовит МИД на начальной стадии.
       Одновременно отдел МИДа, который ведет данную страну, начинает обрабатывать весь воз имеющихся в его распоряжении материалов. Цель — ужать их, сохранив при этом смысл. Получается достаточно объемистая памятка к беседам: она состоит из так называемой речевки, где сформулирована позиция России по всем обсуждаемым проблемам, и кратких вкраплений справочной информации.
       В горбачевский период, когда появился "человеческий фактор", МИД ввел новый тип документов — так называемые портреты. Это были подробные материалы о политических деятелях, в которых раскрывались простые человеческие черты характера.
       Помимо материалов, непосредственно ориентированных на страну, готовятся и предложения по возможным внешнеполитическим инициативам. Как правило, по своей масштабности они выходят за рамки "двусторонки", поэтому при их обнародовании в ходе визита учитываются страна и аудитория, где они прозвучат. В последние годы это главным образом инициативы в области разоружения. Их проговаривают с военными, просчитывают как плюсы, так и минусы — их способность разблокировать тупиковые ситуации на переговорных форумах, возможные ответные шаги.
       

Комментарии
Профиль пользователя