Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 8
 Кольцевые гонки

Ответное слово писателя


       На минувшей неделе Анатолий Чубайс наконец ответил Борису Березовскому на нашумевшее "дело писателей". Это значит, что на ельцинской карусели его лошадка пошла вверх.
       
       Заседание Временной чрезвычайной комиссии 8 декабря вызвало колоссальный резонанс в широких массах российских предпринимателей. Вечером того же дня на проходную Омского нефтеперерабатывающего завода (приговоренного белодомовскими "чекистами" к принудительной продаже) подъехал черный "Мерседес-500" в сопровождении красного "мерседеса" попроще и белой "Волги". Пожилой заводской охранник, как он потом рассказывал, заметил на заднем сидении "Волги" "коробки из-под ксерокса". Из "мерседеса" вышли двое сурового вида мужчин и объяснили вахтеру, что они приехали по объявлению о продаже нефтезавода и хотят поговорить с директором.
       — Много вас тут ходит...— пробормотал сторож.
       Эта простая фраза вызвала настоящее смятение у гостей.
       — Много? Мы должны быть первыми...— замялись они и предложили вахтеру $1000 за то, чтобы он пустил их к директору. Для убедительности один из них сходил к "Волге" и достал $1000 из коробки. При виде живых денег сторож испугался и стал категорически от всего отказываться.
       — Директор в Москве, будет только в понедельник.
"Мерседесы" уехали. Но пообещали вернуться.
       
Березовский для битья
       Эта несостоявшаяся "продажа" Омского НПЗ, конечно, из разряда анекдотов. По мнению руководителей завода, эти наивные покупатели, скорее всего, были из числа тех многочисленных трейдеров, которые два года назад "контролировали пару цистерн", но были отлучены от дел после вхождения НПЗ в холдинг "Сибнефть".
       Тем не менее этот случай показал, насколько буквально понимают события в Москве простодушные российские люди с большими деньгами. В их сознании нынешнее решение ВЧК, безусловно, нанесло колоссальный удар по имиджу Бориса Березовского.
       За последний год авторитет Березовского в России вырос настолько, что, по некоторым данным, иногда местным предпринимателям достаточно было заручиться лишь устной его поддержкой, чтобы улаживать конфликты с местными администрациями.
       "С нами Березовский!" — это звучало не просто гордо. Это было признанием колоссального политического и аппаратного влияния. Другой вопрос, насколько подобная демонизация образа заместителя секретаря Совета безопасности отвечала действительности, но она была во многом залогом финансового успеха Бориса Березовского. Крушение образа серого кардинала и могущественного кремлевского политика для него опасно прежде всего прямым негативным влиянием на весь его бизнес и политические игры, в которые он активно играет.
       Дело в том, что "Сибнефть" является не только самой прибыльной частью империи Березовского — благодаря ей он приобрел еще и геополитический вес. Ведь "Сибнефть" представляет собой своеобразную ось (от добывающего "Ноябрьскнефтегаза" на севере до Омского НПЗ на границе с Казахстаном), которая имеет самостоятельное значение во многих нефтяных пасьянсах. И даже в интригах вокруг каспийской нефти. Поэтому, скажем, в разгар переговоров России с Чечней президент Казахстана Нурсултан Назарбаев принимал Березовского не как простого чиновника, а как влиятельную фигуру в бизнесе и политике.
       Вот по этому тщательно и целенаправленно культивируемому имиджу Березовского Чубайс и нанес удар. ВЧК не просто поставила под сомнение контроль Березовского над "Сибнефтью". Она поставила под сомнение то, что он вообще контролирует что-либо серьезное в России.
       
Безболезненный Чубайс
       Чисто пропагандистское значение этой акции Чубайса подтверждается тем, что в реальности никакой продажи "приговоренных" ВЧК предприятий не будет.
       — Нечего арестовывать на Омском НПЗ, там и так давно все имущество арестовано,— сказал 8 декабря по омскому телевидению председатель областного комитета по экономике Евгений Вдовин. Так он успокаивал омичей, озабоченных судьбой лучшего предприятия города.
       Но заявление Вдовина и в самом деле недалеко от действительности. В течение этого года областная налоговая инспекция уже несколько раз выносила постановление об обращении взыскания на имущество Омского НПЗ за долги в местный бюджет. Правда, все эти решения оставались на бумаге, потому что всякий раз завод выплачивал часть долга. И 9 декабря, получив телеграмму из Москвы о решении ВЧК, местная налоговая инспекция лишь подготовила очередное подобное предписание. Как объяснили налоговики, больше ничего они пока сделать не могут.
       Проблема в том, что арест и продажа имущества должников возможны по действующему законодательству только по решению суда. Это предусмотрено и Конституцией, и свежим федеральным законом "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 года. Причем по этому закону даже через суд в первую очередь отчуждается имущество непроизводственного назначения (ценные бумаги, автомобили и прочее), во вторую — готовая продукция и другие активы, и лишь в третью — собственно заводы. Так что даже если налоговые инспектора придут на заводы и начнут реально описывать какое-нибудь имущество, продажей завода это не грозит.
       Это подтвердил и директор Омского НПЗ Александр Мелинг на спешно собранной 9 декабря пресс-конференции. На ней юристы "Сибнефти" доказывали юридическую несостоятельность решения ВЧК. Среди прочего прозвучало и то, что у Омского НПЗ есть чем заплатить долг бюджету (активы завода составляют 6,2 трлн рублей) и есть желание платить деньги. Более того, Омский НПЗ уже давно исправно выплачивает свой долг и в среднем раз в два месяца договаривается с правительством о том, когда и как он будет гасить оставшиеся долги. Последняя такая договоренность была достигнута 14 ноября с межведомственной балансовой комиссией, которую тоже возглавляет Чубайс.
       — Но вот теперь правительство вероломно нарушает все договоренности...— сокрушаются сотрудники "Сибнефти". Однако все это разговоры лишь о долгах, но никак не о продаже завода.
       В Ангарске еще интереснее. Там не только давно все арестовано, но кое-что уже и изъято местной налоговой полицией. Ангарская нефтехимическая компания (АНХК), тоже приговоренная ВЧК к "продаже", постоянно должна местному бюджету. Конфликты с местной налоговой полицией привели к повальным арестам уже в июне этого года. А осенью налоговики изъяли на АНХК несколько дорогих иномарок. И, наконец, недавно дело зашло так далеко, что городская налоговая инспекция подала в местный арбитражный суд иск о признании АНХК банкротом.
       В детали этих разбирательств вникать бессмысленно, потому что АНХК — это шесть химзаводов, куча вспомогательных производств и 19 тысяч работников. Кстати, арест нескольких иномарок для огромного автопарка компании — это мелочи жизни (примерно такие же, как продажа нескольких иномарок для гаражей московских чиновников). Но главное во всем этом то, что решение ВЧК в таких условиях в принципе невыполнимо — это слишком долгая и громоздкая процедура.
       
Материальные партактивы
       Итак, последнее решение ВЧК — это главным образом удар по Березовскому. Будет ли контролируемая группой ОНЭКСИМбанк--МФК нефтяная компания СИДАНКО перерабатывать нефть на собственной Ангарской НХК или на чужой — от этого, по большому счету, авторитет ОНЭКСИМбанка не страдает. Более того, теоретически это даже помогает ему отбиваться от обвинений в особой близости к Чубайсу. Хотя неизвестно, поверит ли кто-нибудь в это, но у Чубайса и Потанина теперь есть ответ на обвинения в нежной мужской дружбе — ведь Потанин теперь тоже "пострадал" от государства.
       Чубайс любит повторять, что многие его шаги далеко не так тщательно просчитаны, как потом пишет пресса. Но последнее заседание ВЧК очень похоже на разыгранный спектакль. Трудно поверить в такую тупую самоуверенность представителей Ангарской НХК, которые на вопрос Чубайса, что они могут предпринять для погашения своей задолженности перед бюджетом, отвечают: "Попросить господдержки". Это скорее похоже на сознательную жертву конем ради ферзя.
       Вопрос в том, какого в действительности ферзя реально могут выиграть Чубайс и Потанин. Считать, что все сводится к борьбе с Березовским, будет примитивным. Недаром Потанина сравнивают с Кащеем Бессмертным, никогда не расстающимся со своим золотом. Жертва должна стоить гораздо больше. "Театр одного зрителя",— бросил корреспонденту Ъ один из участников заседания ВЧК 8 декабря.
       Ельцин должен убедиться, что благодаря Чубайсу имя Потанина активно употребляется в винительном падеже. Президент далек от конкретики большого бизнеса и нюансов законодательства, поэтому для него главное — поддержание баланса. Удар по Березовскому должен сопровождаться ударом по ОНЭКСИМбанку.
       Более того, Чубайс просто был обязан так поступить, чтобы подтвердить в глазах президента свою лояльность ему и произнести аппаратное заклинание о государственных интересах. А это предполагает, что аппаратная и политическая месть, во-первых, носит сугубо личный характер и не обусловлена рыночной конкуренцией, и, во-вторых, приносит государству какие-то дивиденды.
       Материальный эффект последнего решения ВЧК обеспечен. Оно принесет дополнительные деньги в бюджет. Уже прямо на заседании комиссии директор Омского НПЗ вызвался до 1 января отдать в казну 200 млрд рублей дополнительно ко всем текущим платежам. Это было, так сказать, его первое предложение. Но Чубайс торговаться не стал. Ему нужен был политический эффект. И он сделал вид, что не расслышал дату — 1 января.
       — Неудачную выбрали дату — 1 апреля,— решительно заявил Чубайс. И, не дождавшись ответа, объявил: "Голосуем!".
       И комиссия проголосовала за арест имущества НПЗ. В борьбе за доверие президента все средства хороши. Тем более бюджетные.
       
ГЛЕБ ПЬЯНЫХ
       
Первые покупатели омского НПЗ приехали с "коробками из-под ксерокса".
       ВЧК поставила под сомнение не только контроль Березовского над "Сибнефтью", но и вообще его способность контролировать что-либо серьезное.
       В борьбе за доверие президента все средства хороши, тем более бюджетные.
Комментарии
Профиль пользователя