Коротко


Подробно

К Восточной Европе подошли в переходе

"Transitland" в Московском музее современного искусства

Выставка видео

В рамках медиафорума при Московском кинофестивале в помещении ММСИ на Тверском бульваре проходит выставка европейского видеоарта "Transitland", собравшая под одной крышей несколько сочинений на тему перехода Восточной Европы из социалистического лагеря в капиталистический рай. На выставке побывал ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


"Transitland" не столько выставочный проект, сколько архив, где собрана сотня видеоработ художников со всей Европы. Обычно "Transitland" выставляют в виде информационного бокса. Каждый желающий может посмотреть столько роликов, сколько захочет. Придуман проект группой специалистов по видеоарту из Германии, Венгрии, Боснии и России. Российский представитель, Ольга Шишко, стала куратором "большой" версии проекта в ММСИ, на которой собраны, пожалуй, все сливки громадного архива. Шестнадцать художников показывают Европу после развала Советского Союза, среди них трое русских — Елена Ковылина, Сергей Шутов и группа "Радек".

Лучшая работа на выставке, однако, сделана не нашими соотечественниками, а израильтянкой Яэль Бартана. "Мары-кошмары" представляют собой десятиминутную речь польского публициста и литературного критика Славомира Сераковского, прочитанную им на заброшенном стадионе где-то в Варшаве. В своей речи Сераковский, бледный юноша, напоминающий чем-то героя романа Александра Фадеева "Молодая гвардия" (может, кожаная куртка наводит на такие мысли?), обращается к евреям, покинувшим Польшу из-за Второй мировой войны, бытового антисемитизма и планомерных кампаний коммунистического правительства в 1960-е и 1970-е. Сераковский призывает три миллиона представителей избранного народа вернуться в восточноевропейскую страну и снова стать "Другим" для ее обитателей. Без евреев, кричит Сераковский, в Польше не будет толерантности и мультикультурализма. В этом ироническом полупокаянии, полуперформансе Сераковскому ассистируют скауты в красных галстуках. С помощью трафаретов они пишут на жухлой траве стадиона лозунг "3 300 000 евреев смогут изменить жизнь 40 000 000 поляков". Граница между комическим и трагическим постоянно сдвигается то в одну, то в другую сторону. Когда Сераковский говорит о том, что полякам надоели их одинаковые лица, камера медленно движется по рядам скаутов, и физиономии детей, принадлежащие к усредненно-славянскому типу, подтверждают его слова.

Так уж повелось, что искусство в последнее время сплошь и рядом превращает насущные политические проблемы в постановки в духе театра абсурда. Один из самых известных польских художников, Артур Жмиевский, в работе "Они" сталкивает в едином пространстве представителей четырех радикальных общественных группировок, от нацистов до леваков. В процессе дискуссии они пишут на специальных досках свои лозунги, стирают чужие и доходят чуть ли не до рукоприкладства. Это похоже на какой-то психологический трюк в духе печально знаменитого "Стенфордского тюремного эксперимента", в рамках которого психологи выясняли, как ведут себя люди в ролях тюремщиков и заключенных. Проблема в том, что психологи таки пришли к выводам и выяснили некие "низкие истины" о человеке, а вот про видео Жмиевского этого не скажешь: черт его знает, репрезентативная выборка в "Они" или нет. И от большинства работ "Transitland" остается ощущение, что искусству, конечно, по силам любая игра без правил, любые допущения, но непонятно, что с этой свободой делать нам, зрителям. Разве что рассматривать их как прививку от всех видов пропаганды и агитации за положительные ценности, капиталистические ли, патриотические ли, которыми часто выложена дорога в рифму к слову "Европа".

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение