Коротко

Новости

Подробно

Лошадиная точка зрения

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 86

Совладелец компании "Паркет-холл" Андрей Линер семь лет назад серьезно увлекся конкуром и научился преодолевать препятствия верхом. За эти годы он понял, что менеджмент и верховая езда имеют много общего.


Текст: Иван Марчук


Московский ипподром. Невысокая крепкая женщина в возрасте внимательно наблюдает за тем, как Андрей Линер наматывает круги на мерине по кличке Интервал. "Андрюша! — неожиданно кричит она на весь манеж.— Плохо сидишь! Прямее!" Линер старательно тянет спину.

Только тренер может называть Линера Андрюшей. На лошади он — не президент группы компаний "Паркет-холл" с оборотом более $100 млн и тысячей сотрудников, а всего лишь спортсмен. К такому статусу он уже привык. Последние семь лет Андрей Линер практически каждый день начинает в седле.

Надо сказать, у Линера завидная сила воли: занятия начинаются в 7.30 и заканчиваются в 9.30. Впрочем, утренние подъемы и постоянные тренировки подвигом он не считает. "В нашей жизни слишком много стрессов: вышел из дома — стресс, перешел улицу — стресс, про работу вообще молчу,— объясняет предприниматель.— А когда я сажусь на лошадь, обо всем забываю".

Почему невозможно усидеть в двух седлах одновременно


В первый раз Линер сел в сед-ло в 1996 году. Он поехал со знакомыми на ко-нюш-ню и решил за компанию про-катиться. Ощущения Андрею понравились. "Верховая езда — это какой-то радикально необычный опыт. Мы не ездим верхом по делам, даже видим лошадей редко. В этом, наверное, и есть главная прелесть подобного вида спорта",— объясняет Линер. Но в 1990-е годы серьезно заняться конным спортом он не смог. "Време-ни тогда хватало только на работу",— говорит Андрей.

Времени владелец "Паркет-холла" даром не терял: сегодня у него 47 магазинов в 15 городах России, собственное производство и сеть складов. А начиналось все с того, что Андрей Линер со своим партнером Сергеем Купцовым в 1993 году стали продавать паркет и пиломатериалы мелкооптовыми партиями. В 1996 году бизнесмены решили развивать собственную розницу. Потом наступил кризис 1998-го, восстановление и бурный рост компании в 2000-х. Лошади действительно были здесь лишними.

Но в 2004 году в компании начались большие реформы. "Работа съедала все мое время, включая вечера и выходные. Я понял, что так дальше жить нельзя. И мы решили менять структуру компании",— вспоминает Линер. В результате в "Паркет-холле" появились наемный генеральный директор и совет директоров. Совладельцы отошли от операционной деятельности, сосредоточившись на стратегическом управлении компанией.

Так у Линера нашлось свободное время для спорта, и он решил вернуться к забытому увлечению. "Начал ездить на конюшни, брал лошадей в аренду. Но в прокате хороших коней просто нет,— говорит он.— Если сравнивать с автогонками, то "прокатные" лошади — это как "Запорожец". За его баранку можно хоть Шумахера посадить, все равно хороших результатов не будет".

И Линер поступил как бизнесмен: в конце 2004 года решил купить собственных лошадей

У лошади короткая память, поэтому хвалить и наказывать ее нужно немедленно. Если прошло пять минут после прыжка, лошадь уже не поймет, за что ее хвалят. С людьми это тоже действует


Про Ваню, Гепатита и премии по итогам полугодия


Пока Линер под присмотром тренера скачет по манежу на одном коне, его берейтор (специалист по обучению лошадей) "расшагивает" следующего: спокойно водит его по кругу, постепенно увеличивая темп. К спортивным лошадям относятся бережно. Больше 40-50 минут в полную силу одну лошадь гонять нельзя: она устает, и ее нужно менять.

Конный спорт — увлечение богатых людей. Цена хорошего  коня для участия в соревнованиях на любительском уровне колеблется от 7 тыс. до 50 тыс. евро. Линер завел сразу трех лошадей — ганноверской породы, голштинской и фран-цузский сель. Зачем сразу три? Меньше, по словам Андрея, нельзя: чтобы лошадь была в состоянии выдерживать высокие нагрузки конкурного спорта, она не должна прыгать чаще одного-двух раз в неделю, иначе она может повредить суставы, а вот наезднику нужно тренироваться как можно чаще.

Клички у животных Линера достаточно странные: Калипсо, Интервал и Либеро. Дело в том, что лошадей, как и породистых собак, нужно называть на определенную букву. Но в обычной жизни их зовут проще: Калипсо — Колей, Интервала — Ваней, а Либеро — Леней. "Это еще нормально,— объясняет Линер.— Я знаю одну лошадь, ее вообще хозяева -Гепатитом назвали".

Содержание лошади, место в конюшне, оплата работы тренера, берейтора и коневода стоят хозяину еще около 50 тыс. руб. в месяц за "одну голову". Взамен с владельца снимают все проблемы, связанные с уходом за лошадьми: ему не нужно чистить и кормить коней, убирать за ними навоз — только занимайся спортом. Правда, московский ипподром не самая престижная тренировочная база среди столичных "лошадников" (наиболее популярные в Москве места — Отрадное и Битцевский парк), зато сюда Линеру очень удобно добираться из дома — всего-то 10 минут езды. При ежедневных утренних тренировках фактор немаловажный.

Линер явно влюблен в лошадей, хотя внешне относится к ним спокойно, без сюсюкания. Возможно, он не считает их одними из самых умных животных в мире, но признает, что в чем-то между ними и людьми есть сходство.

Андрей рассказывает, что слово "менеджмент" происходит от латинского корня "манус" — "рука". Первоначально оно обозначало искусство управления животными. И только недавно получило современное толкование. "Управление людьми и лошадьми имеет много общего,— говорит он.— С лошадьми, конечно, совсем примитивно: сделал конь хорошо — дал сахара, сделал плохо — поругал или даже хлыстом ударил. Но с людьми все то же самое: премия за хорошую работу, выговор — за плохую".

Линер говорит, что кнут и пряник в работе и с людьми, и с лошадьми нужно комбинировать. Главное — не пере-гибать палку в одном направлении.

"У лошади очень короткая память, поэтому и хвалить, и наказывать ее нужно -немедленно. Прыгнула хорошо — погладь сразу,— утверждает Линер.— Если прошло пять секунд после прыжка, лошадь уже не поймет, за что ее хвалят. В обращении с людьми это, кстати, тоже действует. Премия сразу по факту выполнения плана всегда действеннее, чем по итогам полугодия".

О результате как двигателе прогресса


Прыжок на лошади — процесс завораживающий. Наездник разгоняет лошадь, резко группируется, слегка ударяет ногами по бокам коня, и тот взлетает над барьером. Со стороны кажется, что роль человека невелика: лошадь прыгает сама, а задача всадника — удержаться в седле. На самом деле это не так. "Лошади очень ленивы,— утверждает Линер.— Им хочется травку щипать, спать, гулять, а не прыгать через непонятные палки. Нужно заставить их работать".

Купив Интервала, или Ваню, своего первого коня, Линер решил, что ему нужен постоянный хороший тренер. И в 2004  году начал заниматься с Галиной Зотовой, воспитавшей несколько чемпионов олимпийских игр по конкуру. Так получилось, что Ваня — жеребец ганноверской породы, которая специально выведена для прыжков. А Зотова сейчас тренирует спортсменов, участвующих в соревнованиях по конкуру. "Я решил, что, если все так сложилось, буду заниматься конкуром",— говорит Линер.

Конкур подразумевает скачки с различными типами препятствий, которые наездник должен проходить в строго определенной последовательности. Соревнования в этом виде спорта состоят, как правило, из двух этапов. Первый — пройти заданный маршрут за определенное время. Второй — "перепрыжка", где необходимо преодолеть барьеры быстрее соперников.

БАРЬЕР ВЗЯТ
Как пройдет прыжок, почти полностью зависит от человека, лошадь только исполняет приказы наездника

БАРЬЕР ВЗЯТ Как пройдет прыжок, почти полностью зависит от человека, лошадь только исполняет приказы наездника

Фото: Евгений Дудин, Коммерсантъ

"Когда я начал заниматься с Зотовой, сразу сказал, что за год хочу выйти на уровень, который бы позволил мне участвовать в соревнованиях среди спортсменов-любителей,— вспоминает Линер.— Галина Ивановна ответила, что тогда нужно ездить минимум пять раз в неделю, а лучше — шесть. С тех пор в таком ритме и занимаюсь".

Постичь искусство прыжков в конном спорте — дело непростое. Брать препятствия наездника начинают учить после года тренировок. Сначала брусья устанавливают на уровне 90-100 см от земли, затем высоту постепенно увеличивают. Хороший результат — подъем барьера на 5 см за три года постоянных тренировок. Линер идет чуть быстрее графика. Сейчас он уверенно берет высоту 120 см. К осени Линер мечтает освоить 130 см.

— Ну и зачем вам это надо? Катались бы так, без прыжков, соревнований, просто в свое удовольствие,— не выдерживаю я.

— Любое дело должно заканчиваться результатом,— говорит Линер.— Иначе непонятно, зачем ты им занимался. Поэтому нужны соревнования, а значит, и тренировки.

Для спортивных призов Линер выделил целую полку в сво-ем рабочем кабинете. Здесь есть Кубок губернатора Московской области по конкуру среди спортсменов-любителей, кубок за победу на первом этапе Летнего кубка ЦСКА и много других наград. Возможностей получить какой-нибудь приз у любителя конкура великое множество: каждые две недели в Москве и ближайшем Подмосковье проводится то или иное соревнование. Победителей определяют в нескольких категориях: профессионалы, юниоры и любители. Допускаются все желающие со своими лошадьми. Внес в фонд соревнования несколько тысяч рублей — и вперед.

Но ценности кубков это не уменьшает. Верховая езда довольно опасный вид спорта. "Есть такая профессиональная шутка: футбол — травмоопасный вид спорта, а конкур — просто смертельный",— говорит Линер. После этого спокойно рассказывает, как два месяца назад упал так, что нога запуталась в стремени, а лошадь понесла. Серьезных травм избежал чудом. "Это часть работы: упал, разобрал, почему это получилось, сел и поехал дальше,— отмечает он.— Просто нужно понимать, что лошадь сама никогда на всадника не наступит, поэтому совсем серьезные травмы — редкость". Линер не только сам спокойно относится к возможным "поломкам" — две его дочери тоже активно осваивают конный спорт. Младшая, которой только исполнилось 12 лет, уже принимает участие в соревнованиях среди детей. Тренировка заканчивается. Линер лихо останавливает лошадь, спрыгивает с седла и радостно спрашивает: "Красиво?". Но, похоже, ответ предпринимателю и не нужен. Видно, что сейчас он счастлив и всем доволен.

Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя