Коротко

Новости

Подробно

Герман Греф не смог молчать как честный министр

Что глава Сбербанка засвидетельствовал на суде по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В Хамовническом суде на процессе по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева вчера в качестве свидетеля выступил глава Сбербанка РФ Герман Греф, ранее на протяжении нескольких лет занимавший должность министра экономического развития. Свидетель сообщил суду, что не слышал о столь масштабном хищении нефти, какое вменяется подсудимым, и что ее пропажа в таких количествах мимо него, как министра, никогда бы не прошла. А также счел вполне "естественной" политику ценообразования в компании ЮКОС.


О том, что глава Сбербанка Герман Греф вызван в суд на 21 июня, было известно заранее, поэтому вчера зал заседаний не смог вместить всех желающих послушать выступление высокопоставленного свидетеля: часть людей разместилась в зале видеотрансляции, обустроенном для журналистов. Герман Греф пришел в сопровождении охраны, а оказавшись на трибуне, поздоровался с присутствующими.

Выступление господина Грефа началось с того, что он по просьбе Михаила Ходорковского рассказал суду о ситуации с приобретением акций Восточной нефтяной компании (ВНК) (махинации с акциями также вменялись подсудимым, но по этому эпизоду уже вышел срок давности). Герман Греф, семь лет (2000-2007) проработавший министром экономического развития, подтвердил, что занимался этим вопросом. Свидетель рассказал о нескольких своих встречах с Михаилом Ходорковским по этому поводу и вспомнил те подписанные им документы, которые ему продемонстрировали в суде. "Мы обнаружили, что внутри ВНК фактически отсутствовала начинка,— сообщил суду господин Греф.— Все активы в ходе приватизации были выведены. Михаил Ходорковский предложил купить эту компанию за $18 млн в том виде, как она есть, без возврата акций. Я сказал, что это невозможно". Он напомнил, что господин Ходорковский не возвращал акции в ВНК по той причине, что существовала угроза от третьей стороны (как уже не раз сообщал "Ъ", на акции ВНК претендовала также компания "Биркенхольц"), но возможность обратного выкупа акций была оговорена.

После этого свидетеля попросили прокомментировать эпизод с предполагаемым хищением нефти. Напомним, господам Ходорковскому и Лебедеву вменяется в вину хищение 350 млн тонн нефти у "Самаранефтегаза", "Юганскнефтегаза" и "Томскнефти" — это вся нефть, добытая этими компаниями с 1998 по 2003 год. Господину Грефу был задан вопрос, отражало ли его министерство в своих документах, в том числе и открытых, сколько нефти добывалось в России.

Господин Греф сообщил, что у министерства и у него самого не было документов, которые свидетельствовали бы, что крупные объемы нефти не поставлялись на экспорт или на НПЗ, а похищались. Свидетель пояснил, что в его обязанности не входила проверка подобной информации, но если бы такое количество нефти, о каком говорится в деле, похищалось — а это 60 млн тонн ежегодно, то есть 20% объема всей российской добычи нефти,— то он, конечно, знал бы о такой вопиющей ситуации.

Михаил Ходорковский сообщил свидетелю, что следствие и прокуроры утверждают, что одновременно нефть похищалась не только физически, но и путем манипуляций с ценами, когда цены покупки нефти ЮКОСом у добывающих подразделений были ниже, чем цены на нефть Urals в Роттердаме. "В общем, поскольку цены на нефть в Самарской и Томской областях и Ханты-Мансийском округе ниже, чем цены в Роттердаме, то нефть похищена",— резюмировал подсудимый Ходорковский.

В ответ на это свидетель пояснил суду, что экспортные пошлины устанавливала комиссия при правительстве и во многом от них, а также от расходов на транспорт и перекачку нефти и зависело, что цена на нефть в российских регионах была ниже, чем в портах Европы. Герман Греф отметил "естественность" этой ситуации, заявив, что "по-другому и быть не могло". Если бы компания покупала нефть по ценам, равным или выше тех, что имеют место в Роттердаме, пояснил свидетель, то "компания была бы банкротом сразу". При этом Герман Греф отметил, что с трансфертными ценами (манипуляции с такими ценами, установленными между головной и дочерними фирмами внутри вертикально интегрированной компании, следствие рассматривает как один из способов совершения преступлений, инкриминируемых господам Ходорковскому и Лебедеву) "вообще большая проблема". Свидетель пояснил, что проблема была вызвана, во-первых, тем, что операции с нефтью осуществлялись через офшорные зоны и государство не получало налогов, а во-вторых, тем, что при таком положении дел миноритарии не получали полагающейся им прибыли. При этом Герман Греф отметил, что как таковых "рыночных цен" в стране тогда (инкриминируемые подсудимым деяния относятся к 1998-2003 годам) не было и говорить можно только о средних ценах на нефть по регионам (в уголовном деле говорится, что цены на нефть в ЮКОСе были заниженными "по сравнению с рыночными ценами").

"Из показаний свидетеля следует, что применяемое трансфертное ценообразование было проблемой, но не было противозаконным" — так прокомментировал выступление Германа Грефа адвокат Евгений Ривкин. "Это было совершенно легально",— заявил адвокат, напомнив, что в свое время министр Греф готовил совместно с главой Министерства по налогам и сборам Геннадием Букаевым для президента Владимира Путина справку, в которой говорилось, что трансфертные цены — легальная практика (эта справка упоминалась вчера в суде, и господин Греф подтвердил свое авторство). "Мы считаем, что в целом его (Германа Грефа.— "Ъ") выступление было для нас положительным",— резюмировал адвокат.

На сегодня в Хамовническом суде запланировано выступление еще одного высокопоставленного свидетеля — министра промышленности и торговли Виктора Христенко.

Евгения Кузнецова


Комментарии
Профиль пользователя