Коротко

Новости

Подробно

Голливудский десант

Мария Кувшинова о ретроспективе Люка Бессона

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 31

Мария Кувшинова (OpenSpace.ru) специально для Weekend


Есть один хороший способ прослыть маргиналом во французском кино — превратиться из обожаемого критиками режиссера в машину по бесперебойному производству хитов. В последние годы мы чаще говорим "французская киноиндустрия", чем "французское кино", и в этом большая заслуга — или вина — Люка Бессона.

Когда-то его, 17-летнего, не приняли в национальную киношколу La Femis, потому что на собеседовании он назвал любимыми режиссерами Стивена Спилберга, Мартина Скорсезе и Милоша Формана. "По-моему, вам не сюда",— сказал принимавший экзамен профессор, очевидно забыв о том, что Жан-Люк Годар и Франсуа Трюффо в свое время также изрядно шокировали публику, поднимая на щит Альфреда Хичкока и американское жанровое кино.

Впрочем, в отличие от предшественников из "новой волны" Бессон никогда не был киноманом. Синематеке он, сын вечно странствующих инструкторов по дайвингу, в любом случае предпочитал пляж — пока несчастный случай навсегда не лишил его возможности нырять с аквалангом.

Провал на экзаменах и травма случились с ним в один 1976 год, определив дальнейшую судьбу кинематографиста, столь нетипичного для Франции, но парадоксальным образом ставшего самым знаменитым в мире французским режиссером и продюсером. По рекомендации отчима он устроился ассистентом на съемках в Париже, а потом на три года уехал в США, чтобы по возвращении основать собственную кинокомпанию на американский манер: во главу угла он поставил профессионализм, а не авторские амбиции. Работавшие в Париже коллеги казались ему слишком претенциозными.

То, что во французском кинематографе завелся голливудский партизан, стало понятно не сразу: молодого Бессона, автора "Последней битвы" 1983 года (выросшей из короткометражки "Предпоследний",1981) и "Подземки" (1985), превозносили как художника, экспериментатора и изобретателя нового стиля. Показанную на открытии Каннского фестиваля "Голубую бездну" (1988) безжалостно освистали, что не помешало продать на нее 10 млн билетов,— теперь пути назад не было. Бессон почувствовал вкус массового успеха, но не перестал экспериментировать, искать способ сделать европейское голливудским — с фильмами "Никита" (1990) и "Леон" (1994) ему это удалось, как никому не удавалось ни прежде, ни потом.

Фантастический, выросший из детских фантазий и французских комиксов, сыгранный голливудскими актерами и отравленный ядовитыми костюмами Жан-Поля Готье "Пятый элемент" (1997) стал последней удачей режиссера, которого любили за "Никиту" и "Подземку". В 2000 году Бессон заключил договор с компанией Gaumont и в течение последующих десяти лет выступал как продюсер и соавтор нескольких десятков фильмов — от "Такси" до "Ямакаси", от "Васаби" до "Перевозчика", от "Багровых рек" до нового "Фанфана-Тюльпана". Многим поклонникам прежнего Бессона все эти фильмы кажутся франкофонным мусором, одноразовым фастфудом, столь очевидно противоречащим как гастрономическим, так и кинематографическим традициям страны.

Стиль Бессона-продюсера — это скорость, наглость, сенсационность и откровенная эксплуатация самых примитивных зрительских реакций. Благодаря усилиям государственного пропагандистского агентства Unifrance и интересу коммерчески ориентированных международных дистрибуторов на протяжении последнего десятилетия именно эти фильмы ассоциировались с французским кино и творчеством самого Бессонна — они навсегда вытравили из зрительской памяти его исступленно-романтические опыты конца 1980-х — начала 1990-х годов. "Французы не могут смириться с тем, что кино — это еще индустрия",— отвечает Бессон на многочисленные упреки вроде "Бессон убил мое кино".

Несколько лет назад он вернулся в режиссуру с черно-белым "Ангелом-А" (2005) и трехмерной анимацией про Артура и минипутов (2006) и теперь уверяет, что занимается именно тем, о чем мечтал в 17 лет, когда, отлученный от акваланга, начал со скуки записывать в блокнот собственные фантазии. Изобретенная им схема "Голливуд-на-Сене" не дает покоя представителям многих других провинциальных или развивающихся кинематографий. Мастер-класс председателя жюри не помешал бы Московскому кинофестивалю, проходящему в дни очередной перестройки отечественной киноиндустрии, но об одном забывать не следует: чтобы перестать быть великим режиссером, надо сначала им какое-то время побыть.

Расписание

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя