Коротко

Новости

Подробно

Социалистическое соревнование

Кирилл Разлогов о конкурсной программе ММКФ

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 12

Кирилл Разлогов — программный директор ММКФ


Конкурс большого — то есть претендующего на право премьерного показа фильмов в мировом или хотя бы европейском масштабе — фестиваля складывается под воздействием мировой конъюнктуры, концепции и предпочтений отборщиков, готовности продюсеров и прокатчиков направить фильмы именно на этот фестиваль, а также выбора Канна, Венеции и Берлина, конкуренция с которыми, за редчайшими исключениями, невозможна.

В этом году взаимные предпочтения определились относительно рано. Уже в начале года, когда официально мы не имели права готовить фестиваль (в силу идиотских правил, не существующих нигде в мире), венгерские коллеги предложили нам ленту Марты Мессарош "Последний донос на Анну", посвященную памяти Анны Кетли, в изгнании сохранившей верность идеям демократии в противовес насажденному танками "реальному социализму". Обсуждение этих проблем на самом высоком уровне, открытое у нас показами "Катыни", обнаружило, что недавнее прошлое актуально не только для Восточной Европы, но в первую очередь для России. Отсюда и появление в конкурсе крупных произведений, которые еще не так давно сочли бы антисоветскими.

Особое место занимает польская "Розочка" Яна Кидава-Блонского (главный приз фестиваля в Гдыне). Изощренная психологическая драма раскрывает многозначность взаимодействия политики, культуры и эротики во второй половине ХХ века. Ирена Павлазкова в фильме "Как рай земной" предложила панораму компромиссов и разочарований в далеко не райской жизни Чехословакии накануне рокового 1968 года. Матти Гешоннек, сын великого актера из ГДР Эрвина Гешоннека, в "Берлин, Боксхагенерплатц" продолжил — вслед за Деблином и Фассбиндером — исследование мифологии повседневности города, но уже разделенного стеной.

Пожалуй, только болгарин Ивайло Христов в трагикомедии "Следы на песке" поставил под сомнение ссылки на тоталитаризм, когда речь идет о счастье и несчастье конкретных людей. Героя спрашивают, за что его выгнали из школы. "За хулиганство", — отвечает он. "Надо говорить "за политику",— поучает старший товарищ.— Ты же просишь политического убежища".

Если ленты, обличающие "реальный социализм", обращены в прошлое, то картины на модную тему эмиграции из развивающихся стран, касаются настоящего и будущего. И тут и там, что и парадоксально, и закономерно, сохраняется близкая и понятная зрителю эстетика соцреализма, чрезвычайно модная и на Западе.

«Вниз по течению», Вентура Понс, 2010

«Вниз по течению», Вентура Понс, 2010

"Албанец" немца Йоханнеса Набера раскрывает безысходность судеб даже относительно успешных иммигрантов, разрывающихся между новой и старой родиной. Героиня фильма "Вниз по течению" каталонского классика Вентуры Понса, наоборот, уже дома не может избавиться от воспоминаний об Африке, где была с гуманитарной миссией. Халил из турецкого фильма "Выброшенный на берег моря" уходит из полиции не в силах пережить то, что из-за него погиб африканец, и селится на побережье, где отдает все силы спасению чернокожего мальчика-нелегала.

Михай Ионеску и Тибериу Иордан в фильме "Разные матери" реконструируют подлинную историю, происшедшую на съемках документального фильма Кшиштофа Кесьлевского, когда отснятый материал использовали в суде в качестве доказательств. Более традиционна австрийская лента "Убийца с камерой" выходца из той же Румынии Роберта Пежо. Психологическая драма развивается по всем законам классического детектива и подтверждает примат социального начала на ведущих фестивалях мира.

ММКФ — не исключение. Возможно, самый яркий фильм в этом ряду — сербская "Беса" Срджана Карановича, история непростых отношений сербки и албанца. Демонстрируя господствующий ныне в фестивальном репертуаре пессимизм, трагически завершается шведский фильм призера ММКФ Отмана Карима "Дорогая Элис".

«Брат», Марсель Раскин, 2010

«Брат», Марсель Раскин, 2010

Дебют Марселя Раскина из Венесуэлы "Брат" отражает характерный для нынешнего фестиваля латиноамериканский крен, а лента Мишаэля Коэна "Это начинается с конца" парадоксально представляет родину кино: Канн отверг своеобразную версию "Последнего танго в Париже" как "слишком непристойную".

В ключе исторической фрески выдержан корейский "Фильм-просвещение" Пак Тон Хуна — история трех поколений одной семьи символизирует и устойчивость традиций, и изменчивость. Рядом с начинающим режиссером из Кореи оказывается канадский классик Карл Бессаи, хотя его "Коул" может показаться слишком традиционным.

С традицией связан и "Воробей" известного новосибирского документалиста Юрия Шиллера. Он чем-то напоминает "Время жатвы" Марины Разбежкиной, после ММКФ с триумфом прошедший на десятках фестивалей. Здесь дает о себе знать ставка ММКФ-2010 на провинциальные центры кинопроизводства: в других программах представлены татарская картина "Бибинур" и эпопея из Ханты-Мансийска, что в корне отличает нынешнюю селекцию от ориентации на признанных мастеров и центры производства в 2009 году.

Расписание

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя