Коротко

Новости

Подробно

За себя и за того парня

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

На прошлой неделе неожиданно остро встал вопрос: как комплектовать армию при многотысячном дефиците призывников? Платить миллион за право не служить? А может быть, пригласить в ВС больше женщин? "Огонек" нашел у пограничников счастливый опыт феминизации рядов и выслушал разные мнения о том, нужны ли друг другу армия и женщина

Ольга Филина


Шпильки, узкие юбки, белые кофточки — это выстроилось в шеренгу на утренний боевой расчет отделение пограничного контроля КПП Шереметьево-3. Девушки — от старшины до майора — звонко приветствуют: "Здравия желаем, товарищ полковник!" На часах 7:40 утра, но вид у всех бодрый: накрашенные, уложенные, улыбчивые. Полковник, Михаил Поштанов, заместитель начальника отряда пограничного контроля, проходя по новому зеркальному терминалу, поясняет:

— Во всех службах аэропорта и авиакомпаний, связанных с обслуживанием пассажиров, много женщин, и это не просто случайность, а продуманная политика. Нам ведь нужно создать атмосферу внимания, доброжелательности и комфортных условий для людей, покинувших на какое-то время свой дом. И сегодня у нас женщин можно увидеть на самых разных должностях — от старшины контролера, работающего в кабине, до подполковника — начальника отделения. Кроме того, для женщины наша работа — это оптимальное сочетание социальной поддержки и зарплаты. А для нас женщины — идеальные сотрудницы паспортного контроля. Во-первых, более внимательны при проверке документов. Во-вторых, более усидчивы. В-третьих, неконфликтны.

На боевое построение девушки выходят при всем параде. У некоторых с собой маленькие фирменные сумочки-косметички, другие перед выходом забегают в комнату отдыха — подкраситься и одернуть форму

На боевое построение девушки выходят при всем параде. У некоторых с собой маленькие фирменные сумочки-косметички, другие перед выходом забегают в комнату отдыха — подкраситься и одернуть форму

Фото: Федор Савинцев, Коммерсантъ

В результате в шереметьевском погранотряде почти 80 процентов личного состава — женщины. Девушки с перечнем своих преимуществ согласны и готовы его даже дополнить. Например, только они могут улыбаться, просидев пять часов в кабинке паспортного контроля. Только они владеют искусством преодоления километровых расстояний на каблуках (одна прилетная галерея в Шереметьево-3 больше 900 метров). И при этом никаких срывов нормативов: проверка документов вылетающих пассажиров по правилам занимает не больше 1,5-2 минут, а прибывающих — 20-25 секунд.

— Пассажиров у нас летом не меньше 30 тысяч в сутки,— поясняет майор Анна Ковалева-Зареченская, замначальника отделения пограничного контроля.— География самая обширная, общение — все языки мира. Интересно, но и сложно. Работы хватает, и не случайно тут полагается льготная выслуга лет: год идет как полтора — за сложность. И служба, конечно, накладывает свой отпечаток: становишься жестче, привыкаешь полагаться на себя, учишься сама нести за все ответственность. Эти "побочные эффекты" профессии приходится смягчать в отношениях с близкими людьми.

Кабина паспортного контроля снаружи кажется очень маленькой. Но внутри похожа на обычный офис: с компьютером, телефоном, приборами для проверки документов и пультом управления для вызова дежурных и связи с другими пограничниками

Кабина паспортного контроля снаружи кажется очень маленькой. Но внутри похожа на обычный офис: с компьютером, телефоном, приборами для проверки документов и пультом управления для вызова дежурных и связи с другими пограничниками

Фото: Федор Савинцев, Коммерсантъ

С семейной жизнью Анне, впрочем, повезло: муж ее понимает, потому что тоже пограничник. "Мы с ним познакомились на четвертом курсе Московского пограничного института,— поясняет майор.— После пятого поженились, а потом еще год я ждала, когда ему дадут возможность перевестись ко мне в Шереметьево. Зато теперь вместе десять лет".

Скромная девушка в очках — это контролер Юлия Рыбалко, которая "не просто прапорщик, а настоящий сыщик". У Юлии чутье на поддельные документы: за прошедший год она выявила больше всего нарушителей. Не так давно, например, обнаружила замену фотографии в паспорте гражданки Узбекистана, а в феврале остановила гражданина Китая, который пытался пересечь российскую границу по корейским документам. "Я специально ничему не училась,— поясняет Юлия Рыбалко.— Пришла сюда по контракту в 2003 году, а до этого получила среднеспециальное образование, хотела стать бухгалтером. Судьба вывела".

Майор Анна Ковалева-Зареченская в погранвойсках с 1997 года, а в Шереметьево успела поработать в трех терминалах. Теперь начинающие девушки-контролеры обращаются к ней за советами

Майор Анна Ковалева-Зареченская в погранвойсках с 1997 года, а в Шереметьево успела поработать в трех терминалах. Теперь начинающие девушки-контролеры обращаются к ней за советами

Фото: Федор Савинцев, Коммерсантъ

Другой случай у лейтенанта Юлии Крафт: она военный по призванию. "С детства "болела" армией: смотрела все военные передачи, хотела стать военным переводчиком,— рассказывает девушка.— Как только узнала, что в Московский пограничный институт берут женщин, сразу решила поступать". Окончила Юлия вуз с красным дипломом, получила офицерское звание и теперь — начальник смены КПП Шереметьево-3. "Сюда я попала прежде всего из-за мужа: он тоже военный и служит в Москве,— поясняет лейтенант.— Вообще так обычно и бывает: в институтах все находят себе пары, появляются пограничные семьи, а потом и пограничные династии".

Многие девушки уходят в декрет: и раз в полгода здесь можно кого-нибудь поздравлять с пополнением. Впрочем, случается, что декрет, наоборот, приводит в пограничники, как, например, это было у Натальи Кузьминой, дежурной по отделению. После рождения ребенка она решила найти новую работу и в 2000 году оказалась в Шереметьево. "Я три раза продлевала контракт и ни разу не пожалела,— поясняет старший прапорщик Кузьмина.— В какой-то момент эта работа становится жизнью". И как в жизни, девушки находят время на все: и поправить макияж в комнате отдыха, и разогреть еду в хозяйственной части. А "силовое ведомство" их стараниями стало милее и дружелюбнее. Во всяком случае, в Шереметьево даже в комнате временного содержания нарушителей границы чьи-то заботливые руки постелили розовые в цветочек простыни и аккуратно заправили одеяло. Совсем по-домашнему.

Комментарии
Профиль пользователя