Коротко

Новости

Подробно

«Своим английским я доволен»

от

За несколько часов до финала «Еровидения-2010» российский участник конкурса Петр Налич побеседовал с корреспондентом «Ъ» Борисом Барабановым.


— Когда вы уезжали в Норвегию, было полное ощущение, что вы едете сюда, в основном, с туристическим настроением. С приближением финала оно изменилось?

— Мы ехали на две недели, поэтому неудивительно, что настроение было туристическое. Мы здесь не только работаем, у нас куча свободного времени. По поводу приближения финала какой-то специальной конкурсной дрожи нет. Есть волнение, мандраж, как перед любым выступлением, это нормально. Было бы плохо, если бы их не было.

— Ты сам по природе азартный человек?

— Скорее да, чем нет. Хотя смотря чем заниматься. «Евровидение» не покер и не футбол. Здесь нам просто надо хорошо сделать то, что мы хотим сделать, то, что можем. Это универсальное чувство для всех наших концертов.

— Когда вы приехали и увидели здесь всех участников конкурса, не возникло чувство, что надо было другую песню выбрать?

— Нет. Большинство журналистов (которые просто не в курсе) говорят, что надо было веселую песню петь. Но здесь процентов 50-60 песен лирические. Какие-то чуть-чуть с движением, какие-то совсем балладные, есть даже еще более медленные и гимновые, чем наша. Наша песня здесь не самая лирическая.

— Я знаю что независимо от «Евровидения» вас пригласили выступить на фестивалях в Австрии, Германии и Норвегии. Не будет ли это в ущерб работе на родине?

— Нет, ну что там фестивали? Один, может быть, два за полгода. Мы сейчас записываем новый альбом, так что работы дома много.

— Можно о нем поподробнее?

— Будет, видимо, 15 песен. Возможно, еще пара бонус-треков – заново переписанных старых песен. В отличие от первого альбома, где были ряд вещей, сделанных в домашних условиях, все новые песни записываются на студии.

— На «Евровидении» много спорят о вашем английском… На альбоме снова будут песни на английском языке?

— Да, как обычно, процентов сорок. Остальные на русском, на других языках и на нашем наречии «бабурси» — это наши фонетические и ритмические эксперименты, которые, мне кажется, очень уместны в песенном деле. Своим английским я доволен. Несмотря на простоту, которая у нас прослеживается во всех песнях, фонетически и ритмически все слова хорошо ложатся на мелодию и создают то настроение, которое я хотел создать. Это главное, что мне нужно от текста (я не склонен называть это стихами). Что касается английского произношения, я не думаю, что это наше самое слабое звено. Я с удовольствием совершенствую свой английский, как любой нормальный человек. Мы живем в России, и нет смысла развивать какое-то конкретное произношение. Произношение приходит, как только начинаешь много общаться с носителями языка, точнее, какого-то конкретного диалекта, они ведь все разные. В песне “Gitar” я с удовольствием раскатывал «р», потому что мне казалось, что в ней фонетически и ритмически нужно это «р» подчеркнуть. Но культивировать такую подачу во всех песнях я не собирался. Для каких-то номеров это хорошо, для других нужно иное настроение. Эта такая же краска, как все остальные, и с ней нужно работать с умом.

— Публика привыкла делить ваши песни на «серьезные» и «шуточные»…

— Я не могу сказать, что так жестко делю свои песни на серьезные и шутливые. У меня все песни в той или иной степени ироничные. Я по-другому не умею писать тексты. В веселых песнях это подчеркивается мотивом и ритмом. У нас есть тексты, где буквально два с половиной слова, а песня длинная. Есть тексты, где английский язык сочетается с нашим «бабурси», языком, на котором никто не говорит.

— На канале «Россия» показывали проводы Петра Налича на «Евровидение». Это было то место, где зритель привык видеть Николая Баскова или «Новых русских бабок». У вас было ощущение, что вы занимаете чужое место или что, наконец, заняли свое?

— Я не в курсе, кто обычно должен там стоять. Мне вообще кажется, что такая категория, как творчество, не может быть вопреки чему-то, не должно что-то опровергать или кому-то что-то доказывать. Творчество самоценно, и не надо пытаться привязать к нему какие-то лишние функции. Я рад, что мы сыграли концерт на канале «Россия», рад, что многое на нем получилось, разговоры местами были очень живые, хорошие. Многие нас увидели, может быть, полюбили, это для нас важно и приятно. К тому же в зале была именно наша публика, наши поклонники, а не массовка. Зачем звать чужих, если есть свои?

— Наверняка есть какое-то место в финале, которого, как ты считаешь, твой коллектив заслуживает.

— Чем выше, тем, естественно, лучше. Но жесткого графика, разнарядок каких-то у нас нет. Конечно, хочется победить, но если не победим, значит, не получилось. Если мы сделаем все, что можем, и сделаем это хорошо, мы будем чувствовать себя спокойно независимо от того, какое займем место. Если поймем, что что-то не получилось, то, конечно, будем переживать независимо от того, займем последнее место или второе. Главное – сделать то, что мы можем. Максимум возможного.

Комментарии
Профиль пользователя