Коротко


Подробно

Суд православный

В конце мая в Москве состоялось первое в истории Русской православной церкви заседание Общецерковного суда Московского патриархата. "Огонек" решил выяснить, чем церковный суд отличается от обычного


Положение и состав Общецерковного суда были приняты еще на Архиерейском соборе летом 2008 года. Однако первое заседание суд провел только спустя два года. Председатель суда митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор и еще четверо судей: митрополит Черновицкий и Буковицкий Онуфрий, архиепископ Суздальский и Владимирский Евлогий, архиепископ Полоцкий и Глубокский Феодосий и епископ Дмитровский Александр — приняли присягу перед крестом и Евангелием.

Митрополит Исидор призвал следовать словам Его Святейшества Патриарха Кирилла, сказанным в ходе Архиерейского совещания: "Авторитет пастырей и архипастырей ослабляется несправедливыми действиями, а не их исправлением. По долгу Патриаршего служения скажу: произвола в жизни Церкви быть не должно. Никакой личный конфликт не должен приводить к необоснованным репрессиям клирика или, наоборот, личные симпатии — к тому, что нарушитель церковного порядка будет освобождаться от ответственности".

Также владыка Исидор напомнил, что со времени своего создания Общецерковный суд регулярно осуществлял консультативные функции в отношении епархиальных церковных судов.

На первом заседании Общецерковного суда было рассмотрено четыре дела. Ход судебного заседания и материалы дела не разглашаются. Все делопроизводство при подготовке заседания и во время заседания суда осуществляется Управлением делами Московской патриархии. Там пока не смогли сообщить "Огоньку" решения, которые вынесены, поскольку все они должны быть рассмотрены и утверждены Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Известно только, что все четыре дела не касались взаимоотношений служителей церкви с мирянами, а имели отношение исключительно к деликатным внутренним вопросам. Нам пообещали сразу же сообщить о вынесенных решениях, как только их утвердит Патриарх.

"Огонек" обратился с просьбой рассказать о новом в истории Русской православной церкви институте к отцу Владиславу (Цыпину), председателю историко-правовой комиссии РПЦ, которая несколько лет разрабатывала положение и другие необходимые документы, регламентирующие работу Общецерковного суда.

Чем было вызвано то, что Общецерковный суд провел свое первое заседание только спустя два года после образования?

— Здесь речь не идет о каких-то проблемах или трудностях. Общецерковный суд — это апелляционная инстанция по делам клириков и мирян, лишь для архиереев (высший чин в православной церкви) — это суд первой инстанции. Епархиальные суды уже работают давно, но очевидно дел, которые мог бы рассмотреть Общецерковный суд, пока немного и возникают они еще довольно редко.

Что касается апелляционных дел, тут есть следующая коллизия. Если клириков отлучают от служения, извергают из сана или запрещают служение пожизненно, то такие решения епархиальная власть принимает не окончательно и они утверждаются Патриархом. После утверждения такого решения Патриархом мало остается надежды на пересмотр дела Общецерковным судом. Отлучение же мирян от церкви — такие дела исключительно редки.

Епархиальные суды начали появляться после 2000 года. Вначале в отдельных епархиях, после Собора 2004 года — в большинстве епархий, сейчас, думаю, почти во всех епархиях есть суды. Только там, где мало священников и не хватает кадров, там дела рассматривает епархиальный совет. Но я не знаю, как много у епархиальных судов дел. Если дело ясное, то часто, ознакомившись с документами, архиерей принимает решение без созыва суда. Суд необходим тогда, когда надо установить факт.

— Каков был смысл в образовании Общецерковного суда, если есть суд Архиерейского собора, епархиальные суды?

— Архиерейский собор созывается раз в четыре года, а созывать его специально — очень затратно и избыточно. Поэтому если возникает вопрос по архиерею, почему бы не рассмотреть это дело на Общецерковном суде.

— В какой степени обычные граждане, не служители церкви, могут быть вовлечены в рассмотрение дел Общецерковным судом?

— Крайне редко. Это могут быть апелляции в связи с отлучением от церкви. Есть дела о возможном временном отлучении от церкви. Они тоже применяются крайне редко, но в известных случаях применяются, особенно если речь идет о мирянах, которые занимают церковные должности и когда пребывание на этой должности становится нетерпимым.

— А, скажем, споры между служителями церкви и жителями деревни, где эта церковь расположена, могут рассматриваться церковным судом? Например, земельные споры.

— Для церковных судов предусмотрена возможность рассмотрения разного рода тяжебных дел, но не в буквальном смысле слова. Любой мирянин может обратиться в церковный суд. Но церковный суд не может вторгаться в юрисдикцию гражданских государственных судов. Он не может обязать священника или мирянина передать имущество, выплатить компенсацию и так далее. Это возможно только в порядке третейского суда для тех, кто сам хочет подчиниться воле церкви, но обязательной силы с точки зрения государства за решениями церковного суда быть не может. Поэтому если кто-то хочет взыскать с церковного учреждения или клирика какой-то долг, то он может написать что-то вроде иска и в церковный суд, но церковный суд не уполномочен и не имеет средств к принуждению в подобных вопросах, в отличие от суда государственного.

Отец Владислав (Цыпин), председатель историко-правовой комиссии РПЦ

Отец Владислав (Цыпин), председатель историко-правовой комиссии РПЦ

— Тогда какие тяжбы между мирянами и священнослужителями может рассматривать, регулировать Общецерковный суд?

— Это дела, связанные с какими-то внутрихрамовыми отношениями. Но главное, чтобы оба человека хотели и были готовы подчиниться решению церковного суда.

— Иногда в газетных публикациях создание церковного суда сравнивают с шариатским судом у мусульман. Насколько такое сравнение возможно?

— Такие сравнения безосновательны. Именно потому, что шариатские суды — это суды не по духовным делам, как мы бы их обозначили, а по вполне гражданским и уголовным делам. Такое невозможно в церковном суде не только из-за того, что церковь отделена от государства, но еще и потому, что церковные суды никогда такие дела не решали. Когда-то в России, в синодальный период, Святейший синод был еще и правительственным учреждением, какие-то его решения принимались им как правительственным учреждением и были обязательны для исполнения под принуждением со стороны государства. Но принципиально церковная власть не может быть властью уголовной и сама по себе, по своей природе гражданскими делами не занимается. Это суд религиозного характера.

— Если сравнивать с церковными судами других конфессий, например с Высшим судом католической церкви, насколько они сильно отличаются от Общецерковного суда РПЦ?

— В католической церкви совершенно другие масштабы. Там суд всей католической церкви, а у нас на уровне поместной церкви — Русской православной, а не Вселенской православной. И там существует давняя судебная традиция. В православной же церкви, включая и Русскую, до XX века нигде не существовало самостоятельных, отдельных судебных учреждений. Судебные дела в старой России в синодальную эпоху рассматривались на высшем уровне — в Святейшем синоде, на епархиальном уровне — в духовных консисториях, но не было отдельных судебных учреждений. Более половины всех дел, которые рассматривал Синод, по сути были судебными. Ведь и бракоразводный процесс — это тоже судебное дело, и все они проходили через Синод, в противном случае брак не расторгался. Но тогда все решал Синод, он же принимал и законодательные акты, регулировавшие церковную жизнь, занимался назначениями и перемещениями священнослужителей по церковной иерархии и административной структуре и еще принимал разные судебные решения. Теперь появилось отдельное судебное учреждение в рамках РПЦ.

— В старой России, как вы говорите, разводов было тысячекратно меньше, чем сейчас. Зато в современной России растет число венчаний — церковных браков. Расторжение таких браков тоже может рассматривать Общецерковный суд теперь?

— Сейчас такие решения принимает архиерей. В Положении о церковном суде есть упоминание прочих дел. К таким делам можно отнести и бракоразводные процессы. Если архиерей сочтет, что дело сложное, он может передать его для рассмотрения в епархиальный суд. Но по инерции, поскольку раньше таких судов не было, все решения по бракоразводным процессам принимает архиерей и, как правило, лично. Для современной России венчание сейчас не является экзотикой, я думаю, до половины молодоженов венчаются. Но, к сожалению, и прекращение церковного брака тоже уже не редкость. Дел таких много, возможно, их будут рассматривать церковные суды. Обязательно такие дела рассматривают, если речь идет о втором церковном браке. В этом случае необходимо расторгнуть первый брак, но архиерей рассмотрит этот вопрос только после того, как и в гражданском порядке первый брак фактически распадется. Если этого не произошло, то и дело рассматривать не будут.

— А каково число людей, которые фактически могут попасть под юрисдикцию церковного суда?

— Если говорить о священнослужителях, то сейчас их число приближается к 30 тысячам человек. Но это на всю Русскую церковь, ведь около половины от этого числа священнослужителей находится за пределами России — на Украине, в Белоруссии. Если же к этому добавить монахов, монахинь, послушников, церковных работников, церковнослужителей, в конце концов, певчих церковных хоров и так далее, то оценить общее количество людей, которые могут обратиться в церковный суд, трудно. Я думаю, не менее 100 тысяч человек, но это слишком приблизительная цифра. Ну и миряне теоретически подпадают под юрисдикции церковного суда, а мирян в нашей церкви десятки миллионов.

Беседовал Павел Шеремет


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение