Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Борис Макаренко


председатель правления Центра политических технологий


Борьба с мировым финансовым кризисом продолжается: "двадцатка" собирается на свой четвертый саммит. Итоги подводить еще рано, но есть ли хоть какой-то "сухой остаток"?

Кризис не стал, как кое-кто надеялся, концом "либеральной экономики". В Америке растет число продаж домов — слабый, но верный симптом веры населения в экономическое благо. Кстати, и у нас рынок недвижимости вновь пошел вверх.

На самом деле кризис — это не крах, а похмелье от триумфа либеральной экономики. Только благодаря ей произошел мощный экономический подъем Китая, Индии, Бразилии и других членов "двадцатки". Либерализация мировой торговли позволила им стать всемирной фабрикой, экспортирующей свой товар на Запад, в ту же Америку в первую очередь. А вот мировая финансовая система осталась где была — на Западе, "перегрелась" и рухнула. На ее руинах и родилась "двадцатка".

Сегодня Запад уже не может выйти из кризиса без сохранения экономического роста в новых членах "элитного клуба" и продажи их банкам своих ценных бумаг. Юг и Восток стали слишком значимыми как производители, чтобы оставаться столь зависимыми от западных финансовых рынков. Они хотят большего влияния, но для этого им нужно развивать и свои финансовые институты, а создать единые и застрахованные от авантюризма "правила игры" пока не получается. Вот вам первая часть повестки дня "двадцатки".

Есть и вторая: в пору кризиса у всех появляется естественное желание "закрыться" в пользу "отечественного производителя". Но если это сделают все, то кризис вернется более мощной волной глобальной рецессии. Западу по-прежнему нужна "всемирная фабрика", а Юг и Восток столь же нуждаются в восстановлении западных рынков сбыта.

"Двадцатка" — это радикальная демократизация международных отношений. Она положила начало распространению процедур коллективных действий и выработке компромиссов на экономическую и финансовую сферы. Все государства Евросоюза, не представленные в "большой восьмерке", доверили ему защиту своих интересов в "двадцатке" — это ли не свидетельство дееспособности европейской интеграции? А чисто виртуальный БРИК может вдруг стать реальностью, если проявит волю и умение формулировать и совместно отстаивать свои интересы.

Если мы в России хотим что-то значить в "двадцатке", то пора задуматься, а не стыдно ли быть в ней единственным не членом ВТО? И почему наша экономика — единственная из БРИК — не смогла расширить внутренний спрос и упала, а не поднялась в 2009 году в рейтингах конкурентоспособности?

Комментарии
Профиль пользователя