Коротко


Подробно

Канн эпохи реставрации

На фестивале показали Висконти и Бунюэля

Фестиваль кино

Первый уикенд в Канне был отмечен наплывом звезд, а также предварительными прикидками уровня и качества фестиваля. Не переоценивая его, несколько достойных картин обнаружил в программе АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


Самый значительный фильм показали не в конкурсе, а в "Особом взгляде" — он называется "Аврора" и снят румыном Кристи Пую. Это испытание даже для закаленных киноманьяков: три часа бесстрастного наблюдения за телодвижениями сорокалетнего инженера, который сатанеет от своей нелепо сложившейся жизни и буквально на наших глазах превращается в хладнокровного убийцу. Подробности его биографии так и не образуют цельной картины, причины убийств не артикулированы — но тем сильнее феноменологический эффект этого "длинного фильма об убийстве". Сыграть главного героя Пую не смог доверить ни одному актеру и сделал это сам. Спустя пять лет после "Смерти господина Лазареску", первой ласточки "новой волны" из Румынии, "Аврора" доказывает, что эта страна по-прежнему освещает путь интеллектуальному кинематографу. Тот же факт, что картину не ввели в главный конкурс, а поместили на территорию "Особого взгляда", свидетельствует не в пользу отборщиков, слишком боящихся, что "народ не поймет".

Эта диспропорция стала уже правилом. Конкурс в последние годы, похоже, делается из расчета не столько на искусство, сколько на максимум адреналина. Еще сравнительно недавно трудно было представить в нем такую ленту, как корейская "Служанка" режиссера Им Сан Су. Это ремейк полувековой давности фильма Ким Ки Ена, не так давно введенного в сокровищницу мировых шедевров. Экстатический фрейдистский триллер с насилиями и убийствами превратился в гротескную социальную мелодраму. Героиня-служанка (показанная в старом фильме как феминистский ангел истребления) в новой версии стала жертвой бездушной буржуазной семьи, изображенной в гламурно-декоративном стиле Франсуа Озона. Несмотря на отличную игру Чон До Ен (уже награжденной каннским призом три года назад за роль в "Тайном сиянии"), на хичкоковский саспенс и даже на самую грандиозную в истории корейского кино декорацию, фильм не выходит за рамки категории "Б". Он достигает блеска оригинала только в кульминационной сцене, где героиня устраивает перед изумленной публикой одновременный сеанс повешения и самосожжения. Трюк перестает быть самодостаточным, если вспомнить, что Ким Ки Ен сгорел во сне вместе с женой, не подозревая, что его посмертно поместят в один ряд с Бергманом, а в скромные ученики ему определят Полански и Ханеке.

Стопроцентно предсказуемыми оказались показанные вне конкурса фильмы классиков — Оливера Стоуна и Вуди Аллена. Первый представил сиквел 23-летней давности производственной драмы "Уолл-стрит" под названием "Уолл-стрит: деньги не спят" с тем же самым Майклом Дугласом в роли динозавра капитализма, автора книги "Хорошо ли быть алчным?". Помимо знаменитого артиста по красной дорожке прошли его молодые коллеги Шиа Лабеф и Кэри Маллиган. Но саму картину один из разгневанных зрителей охарактеризовал как "два часа, украденные из жизни" — больше нового о состоянии мировой экономики можно было извлечь из франко-швейцарской ленты Жан-Стефана Брона "Кливленд против Уолл-стрит", снятой на стыке игры и документа. Вуди Аллен в очередной комедии нравов "Ты встретишь высокого темного незнакомца" собрал еще более внушительный звездный состав во главе с Энтони Хопкинсом и Антонио Бандерасом: один играет молодящегося старого козла, потребителя виагры, другой — скромного шармера-галерейщика. Ни один из артистов, впрочем, до Канна не доехал, а картину представляли их партнеры Наоми Уотс и Джош Бролин, молодая звездочка Люси Панч, а также сам Аллен. Рука мастера по-прежнему работает, актеры с удовольствием и полной выкладкой играют, но кино получается старчески легковесное, сериальное, без культурного подтекста, которым прежде славился Вуди Аллен. Мораль сей басни сводится к открытию, сделанному с помощью разводилы-гадалки самой глупой из героинь, когда на старости лет муж бросил ее ради девушки по вызову: надо верить в то, что после смерти нас ждут новые, более счастливые воплощения. О да.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Намного мудрее и глубже оказался Майк Ли: его "Еще один год" тоже говорит о старении, одиночестве и жестокости жизни с гораздо более тонким юмором, с неизбежной грустью и решительно без сентиментальности. Вместо голливудских звезд и звездочек у него играют — и как! — виртуозы британской актерской школы. Майк Ли трижды участвовал в Каннском фестивале, уже получал Золотую пальму за "Секреты и обманы" и вот теперь опять представил картину, на сегодняшний день лучшую в конкурсе и с большим отрывов лидирующую в рейтинге критиков.

Достойным завершением уикенда стали два звездных гала-показа из серии "Каннская классика". Ален Делон, многие годы непримиримо конфликтовавший с руководством фестиваля, наконец получил повод приехать на премьеру реставрированной копии "Леопарда" Лукино Висконти (в свое время награжденного Золотой пальмой). С ним на сцену вышла Клаудия Кардинале: их экранный танец в сицилийском дворце князя Салины стал классикой исторического жанра. "Тристану" Луиса Бунюэля (показана в Канне в 1970-м и проигнорирована жюри) представляла единственная живая участница этой шедевральной постановки — Катрин Денев, а также целая испанская киноделегация во главе с Педро Альмодоваром, который считается законным наследником Бунюэля, плюс министры культуры Испании и Франции. Посланница испанской культуры чуть не испортила дело, шесть раз и все некстати упомянув в своей речи Алена Делона. Но Педро Альмодовар исправил положение, прочтя небольшую лекцию про Бунюэля и уведя за кулисы Катрин Денев обсудить проект их совместного фильма.

В кулуарах конкурсанты Каннского фестиваля решают и такой важный вопрос: ставить ли подпись под петицией в защиту Романа Полански, которого британская актриса Шарлотта Льюис обвинила в еще одном сексуальном преступлении, якобы совершенном против нее в 1982 году, когда она была девушкой. Письмо составил философ Бернар Анри-Леви, а подписали Жан-Люк Годар, Матье Амальрик, Бертран Тавернье и Оливье Ассаяс. Единственным, кто открыто отказался поддержать режиссера, некогда нарушившего закон и ныне находящегося под домашним арестом, оказался Майкл Дуглас.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение