Коротко

Новости

Подробно

"Российский рынок очень быстро реагирует на инновационные решения"

Президент штаб-квартиры Samsung Electronics по СНГ Чивон Со о бизнесе в России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

По итогам прошлого года Samsung Electronics заработала в России порядка $3 млрд. О том, за счет чего компании практически удалось догнать лидера по продажам сотовых телефонов Nokia, как изменилось для Samsung после кризиса сотрудничество с продавцами бытовой техники и сотовыми ритейлерами, в интервью "Ъ" рассказал президент штаб-квартиры компании по СНГ, гендиректор Samsung Electronics Rus ЧИВОН СО.


— Samsung почти догнала в России лидера рынка Nokia по продажам мобильных телефонов в штучном выражении. Что в первую очередь предопределило успех?

— Пока мы не можем однозначно утверждать, что догнали, скорее, правильнее будет сказать, что в настоящее время разница существенно уменьшилась. На начало 2009 года между нами была разница порядка 10% в штучном выражении, но к концу прошлого года мы практически сравнялись.

Важно понимать, что российский рынок очень быстро реагирует на новые технологии и инновационные решения. А наша компания, в свою очередь, быстро реагирует на запросы потребителей. Например, телефон с двумя sim-картами именно Samsung первым вывел на рынок, сделав доступными подобные модели самым разным группам пользователей. Это же касается и сегмента телефонов с сенсорным дисплеем. Следуя рекомендациям и выводам наших аналитиков, которые предрекали скорый бум сенсорных телефонов именно на российском рынке, мы подготовили и выпустили широкий ряд подобных моделей.

— Какие факторы сейчас определяют лидерство того или иного игрока на рынке сотовых телефонов?

— Снова хочу обратиться к примеру сенсорных телефонов. В начале 2009 года доля подобных аппаратов на российском рынке составляла 5%, однако уже к концу года выросла до 15%. Мы почти уверены, что к концу 2010 года доля сенсорных телефонов составит 30%. Samsung занимает в этом сегменте первое место с долей 54%. Соответственно, увеличение пользовательского внимания к сенсорным телефонам позволяет и нам нарастить рыночную долю и другие показатели.

Кроме того, сейчас мы очень большое внимание уделяем смартфонам. В 2009 году мировые продажи смартфонов достигли 178 млн штук. К 2013 году глобальный объем продаж смартфонов вырастет более чем в два раза и достигнет 393 млн штук. Столь высокие цифры показывают, что смартфоны стали популярны не только среди обеспеченных покупателей и любителей последних новинок, но и среди рядовых потребителей.

— Какими транспортными путями продукция Samsung доставляется в Россию? Используете ли вы путь из Китая по железной дороге?

— Если говорить о телефонах, то наиболее логичным и простым путем доставки является авиатранспорт. Что касается другой техники, то в первую очередь надо отметить наличие у нас собственного производственного комплекса, расположенного в Калужской области, на котором производятся телевизоры, аудиовидеопродукция, мониторы. Но, несмотря на высокий уровень локализации, мы вынуждены завозить некоторые компоненты для производства.

В Калугу ряд комплектующих мы привозим на автотранспорте. А вот доставка комплектующих в Россию осуществляется разными путями. Так, морским путем в Санкт-Петербурге, железнодорожным транспортом из порта Восточный по Транссибу. Использование морского транспорта зависит от цены нефти: когда падает цена на нефть, то наши расходы на логистику уменьшаются, соответственно, при подъеме цены на нефть расходы увеличиваются.

Если говорить о сроках поставок, то обычно путь от наших заводов до Москвы железной дорогой занимает три-четыре недели, а морской путь — от шести до восьми недель. Отсюда можно понять, что преимущество использования железной дороги — это уменьшение сроков доставки, и, соответственно, наш товар доставляется пользователю быстрее.

Но у логистики через железную дорогу есть и недостатки. Например, если грузопоток достаточно высокий, то железная дорога не всегда может с ним оперативно справиться, и выходят задержки с доставкой, например, нет нужного количества вагонов и т. п. То есть мы можем получить еще плюс три-четыре недели нахождения товара в порту в ожидании появления свободных вагонов.

— Насколько безопасны сейчас поставки из Китая в Россию по железной дороге? Считается, что существует большой процент потерь из-за воровства и других факторов.

— Случаи воровства бывают и при морской транспортировке, у нас были небольшие потери, но таких случаев немного.

— У вас есть планы по локальной сборке сотовых телефонов в России?

— Относительно локальной сборки сотовых телефонов планов пока нет, потому что это слишком высокотехнологичное производство. Заниматься отверточной сборкой корпусов мы не видим смысла, а более глубокая локализация в силу недостаточной развитости высокотехнологичной базы для производства комплектующих пока невозможна.

Кроме того, надо понимать, что телефон — это достаточно легкий и компактный продукт, поэтому с точки зрения логистики его гораздо проще доставлять на российский рынок с других наших заводов, а вот в случае, например, с крупной бытовой техникой уже возникает целесообразность локального производства.

— Как развивается производство на вашем заводе в Калуге? Можете раскрыть инвестиции или количество произведенной продукции?

— С нашей точки зрения, Samsung в Калужской области — это очень успешный проект и весьма высокотехнологическое производство. На сегодняшний день мы инвестировали в него $200 млн. Что касается произведенной продукции, в 2009 году на заводе было выпущено более 1,3 млн телевизоров (жидкокристаллические, LED, плазменные).

— Когда рассчитываете вернуть инвестиции?

— На данный момент сложно сказать, но думаю, что несколько лет на это уйдет. Можно сказать, около четырех-пяти лет. Для того чтобы развивать дистрибуцию в другие страны СНГ (Белоруссию, Казахстан), мы планируем выпустить одних только телевизоров 2,5 млн штук в этом году. В целом завод может выпускать 4-5 млн телевизоров в год.

— Какая выручка у Samsung в России?

— В прошлом кризисном году выручка составила порядка $3 млрд. Отмечу, доля Samsung на российском рынке высокотехнологичных товаров составляет около 23%. Доля же Samsung на рынке ЖК-телевизоров — 31,4% в денежном выражении.

— У вас есть планы по дальнейшему инвестированию в российские проекты?

— Конкретных инвестиционных проектов нет. Сейчас мы рассматриваем планы по производству бытовой техники.

— А развитие логистического центра в России?

— У нас есть большой логистический центр на нашем заводском комплексе, и мы планируем развивать этот проект.

— У вас уже есть в России партнер по проекту мобильного WiMax (4G) — компания "Скартел" (бренд Yota). В то же время недавно госхолдинг "Связьинвест" получил частоты на WiMax сразу в 40 регионах России. По условиям конкурса при строительстве сетей должно использоваться оборудование российской сборки. Готова ли Samsung локализовать сборку WiMax-оборудования?

— Пока таких планов нет.

— Вы ведете переговоры с компанией "Связьинвест"?

— Нет.

— Правда, что у Samsung "неэксклюзивный" контракт со "Скартелом"? Вы не боитесь потерять клиента?

— У нас очень тесные отношения, и мы ведем совместный успешный бизнес, однако какого-либо эксклюзивного договора с ними нет. Мы сейчас сфокусированы на работе с ними, но это не подразумевает эксклюзивности договора.

— Сейчас на рынке сотового ритейла представлены все ведущие операторы, которые развивают собственные сети. "Вымпелком" купил долю в компании "Евросеть", МТС развивает собственную сеть, то же самое делает "МегаФон". Отличается ли ваше сотрудничество чем-то с монобрендовыми сетями сотовых операторов от сотрудничества с независимыми ритейлерами?

— Пока таких отличий немного, но мы предполагаем, что сотрудничество с монобрендовыми сетями будет в значительной степени отличаться. Сейчас наиболее ярко выраженным примером монобрендовой сети является МТС. Что касается "Евросети", то "Вымпелком", купивший долю в компании, тем не менее не контролирует ее оперативную деятельность, то есть "Евросеть" продает контракты и "Вымпелкома", и "МегаФона". А вот монобрендовая сеть "МегаФона" своим развитием напоминает эмтээсовскую модель, но находится сейчас на более раннем этапе. То есть МТС дальше всех продвинулась именно в развитии своей монобрендовой сети.

В России практически не осталось ритейлеров в их классическом понимании. Например, "Связной", владение которым не предполагает никакого контроля со стороны операторов, тем не менее уже фактически является составной частью операторского бизнеса. Это связано с тем, что у ритейлера имеются обязательства перед операторами, которые он должен выполнять согласно существующим договоренностям.

— В прошлом году у Samsung периодически возникали проблемы с таможенным оформлением грузов. Есть ли какие-то позитивные сдвиги в этом отношении?

— Проблемы действительно возникали, но не очень часто — было всего несколько таких периодов. Были случаи, связанные с задержками грузов, с финансовыми потерями и с каким-то неоправданным привлечением дополнительных ресурсов. Их становится меньше с каждым годом, но пока они продолжают появляться.

Последний случай произошел в январе этого года в связи с переходом на схему работы Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Из-за нового положения в законодательстве по поводу регистрации оборудования с криптографическими шифрующими модулями работа таможни на некоторое время полностью остановилась. Но в ходе диалога с участием ФТС и остальных структур эти вопросы удалось урегулировать относительно быстро: задержки были недельные, максимум — двухнедельные.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы российского рынка бытовой техники?

— На рынке бытовой техники свои особенности, и сейчас очень хорошо видно, что спрос растет, но цена снижается. Мы хотим предложить пользователю качественный продукт по доступной цене, чему может в немалой степени поспособствовать и собственное локальное производство. Но решение по заводу бытовой техники, о котором я говорил выше, пока еще не принято и зависит от ряда факторов, в том числе емкости рынка, уровня спроса и пр.

— Ведущие сети бытовой техники и электроники переживают непростые времена. Сеть "Мир" на грани банкротства, тяжелое положение у "Техносилы". Насколько это усложнило вашу работу с ними? Сказалась ли это на продаже бытовой техники Samsung?

— Непростая ситуация с некоторыми сетями бытовой техники и электроники в чем-то усложнила нашу работу. Например, мы стали гораздо больше времени и внимания, чем раньше, уделять таким аспектам, как контроль рисков, отслеживание финансовой стабильности и финансового состояния партнеров, страхование деятельности, рисков и оборотов. Однако на продажах все эти нюансы сказываются в гораздо меньшей степени, нежели это преподносится со стороны. Фактически продажи зависят от потребительского спроса, и неважно, где покупатель приобретет товар,— главное, чтобы был спрос.

Конечно, существуют определенные правила при распределении товарных потоков по разным каналам внутри общей системы дистрибуции. И в зависимости от текущего состояния сетей бытовой техники и электроники мы вносим те или иные поправки в систему, однако все эти моменты играют краткосрочную роль и не имеют стратегического значения.

Что касается упомянутых вами сетей, то, например, ситуация с "Техносилой" не столь однозначна. Наличие финансового инвестора в виде МДМ-банка и других дает серьезные основания полагать, что "Техносила" в перспективе выправит свое положение и у нее не такое плохое состояние, как у "Мира" или других сетей, которые прекратили свое существование.

Интервью взял Александр Малахов


Комментарии
Профиль пользователя