Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 21
 Большая политика / Семерка тузов

Денвер: один час без Бориса Ельцина


       В субботу, 21 июня 1997 года, главы государств и правительств США, Японии, Германии, Великобритании, Франции, Италии и Канады в течение одного часа обсуждали экономические и финансовые проблемы богатых стран. Ради этого часа они и провели в Денвере три дня. С 1975 года, когда экономический клуб богатых стран провел свое первое ежегодное заседание, ничего не изменилось. Члены клуба обедают, слушают музыку, говорят о политике. Но хотя бы час отдают внутриклубным делам, и в этот час гостям в клубе делать нечего.
       
       Экономический клуб богатых стран, обычно называемый большой семеркой или G7, был создан, конечно, поневоле. К середине 70-х годов в экономике богатых стран наступила полная неразбериха. Из-за чрезмерного количества долларов, напечатанных США, рухнула система фиксированных валютных курсов. США, в течение ста лет имевшие положительный внешнеторговый баланс, проиграли на мировых рынках японским и европейским конкурентам и испытали промышленный спад. Чтобы бороться с безработицей, американцы начали печатать еще больше долларов. В США началась инфляция, которая перекинулась на все другие индустриальные страны. Арабские шейхи путем монополистического сговора в несколько раз подняли цену на нефть, продаваемую богатым странам. Индустриальные страны вместо того, чтобы тратить деньги на себя, зачем-то решили давать их взаймы развивающимся странам, строящим социализм.
       Итак, богатым странам нужно было срочно навести порядок в своей экономике. И их лидеры решили ежегодно встречаться и обсуждать собственные проблемы. Создание клуба делу, безусловно, помогло. Во всяком случае, инфляции в богатых странах уже практически нет: Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер в рамках G7 в 80-е годы имели достаточно времени лично обсудить все опасности, которые таит в себе печатание лишних денег. В Денвере во время часовой встречи лидеры богатых стран с удовлетворением отметили, что их экономика переживает период устойчивого неинфляционного роста. Коллеги всего лишь порекомендовали американскому президенту Биллу Клинтону "бдительно следить, чтобы инфляция не возобновилась", а британскому премьеру Тони Блэру — "сдерживать инфляционное давление". В общем, теперь члены клуба уже не так паникуют, как в 70-е годы.
       
       А проблемы обсуждаются все те же. Виднейшие члены клуба — США и Япония — на часовом заседании вновь поспорили о внешней торговле. США обратили внимание на то, что положительный внешнеторговый баланс Японии за последний год вырос почти в три раза и достиг $6,41 млрд, причем в Америку Япония ввозит товаров на $2,8 млрд больше, чем вывозит. Билл Клинтон высказал подозрение, что Япония возвращается к старой стратегии экономического роста, при которой товары производятся не на внутренний, а почти исключительно на внешний рынок. Причем возвращается оригинальным путем — за счет ужесточения финансовой политики. Снижение расходов и увеличение доходов бюджета в Японии, считают американцы, ведет к сокращению внутреннего спроса и заставляет японские компании работать на внешний рынок. "Если мы вернемся во времена огромных внешнеторговых дефицитов, дефициты снова станут главной темой во взаимоотношениях наших стран, и ничего хорошего это не принесет", — подчеркнул Клинтон, недвусмысленно пригрозив Японии торговой войной. Японский премьер Рютаро Хасимото защищался, указав, что японский экспорт вырос временно и чуть ли не случайно.
       Тут же члены клуба начали обсуждать традиционную проблему валютных курсов. Вспомнили, что доллар пока растет по отношению к иене (в день обсуждения за него давали приблизительно 115 иен), а в 1995 году из-за огромного дефицита США в торговле с Японией он катастрофически упал (до 80 иен — это было самое глубокое падение за все послевоенные времена), что дестабилизировало валютные рынки. США тогда умышленно не стали препятствовать снижению своей валюты, полагая, что оно стимулирует экспорт. На этот раз присутствующие решили этого не допускать. Японии порекомендовали не увлекаться финансовой стабилизацией и развивать внутренний рынок, а заодно покупать больше американских товаров. Взамен Хасимото получил обещание, что валютный курс "не будет использован в качестве оружия против положительного сальдо японского внешнеторгового баланса".
       
       Клуб не мог не вспомнить о том, что уже через год мировой валютный рынок может полностью измениться, если европейские страны введут единую валюту. Немецкий канцлер Гельмут Коль заверил собравшихся, что "не может быть никаких сомнений — единая европейская валюта появится, причем точно в срок". Коллеги сообщили ему, что сами в этом нисколько не сомневаются. Сомневаются они только в том, что евро будет стабильной валютой — учитывая победу социалистов на выборах во Франции и бюджетные проблемы в Германии. Франция на встрече не стала скрывать, что для нее главное — не снижение собственного бюджетного дефицита в интересах стабильности единой европейской валюты, а борьба с безработицей. Японский премьер Хасимото выразил общее мнение неевропейских членов клуба: участники будущего европейского валютного союза могут делать все, что хотят — "главное, чтобы новая валюта была крепкой" и не вызвала крах мировых финансовых рынков.
       Поскольку во Франции и Великобритании на выборах победили социалисты и лейбористы, естественно, что во время часовой встречи члены клуба много говорили о борьбе с безработицей. Британия и Франция поспорили. Британский премьер Тони Блэр подчеркнул, что в современных условиях увеличивать занятость нужно путем улучшения системы образования, а не путем расходования огромных денег на создание рабочих мест, как предлагает Франция. В итоге все решили брать пример с США, где безработица уменьшилась (скорее всего просто потому, что американская экономика находится на подъеме).
       Наконец, члены клуба богатых обсудили помощь своим бедным должникам. Здесь единодушие было полное: тем из развивающихся стран, которые заявляют о своем намерении проводить рыночные реформы, необходимо не только предоставить отсрочку в уплате долгов Западу, но и списать часть этих долгов (прежде всего это касается Африки). Все совершенно естественно. Запад уже понял, что полностью получить отданные взаймы развивающимся странам деньги никогда не удастся. В этих условиях всегда полезно списать совсем уж безнадежную часть долга и создать впечатление, что уж оставшуюся-то часть должник когда-нибудь отдаст.
       
       Бориса Ельцина не пригласили на обсуждение финансово-экономических проблем, хотя сами западные лидеры не уставали говорить о превращении большой семерки в "большую восьмерку". Но России расстраиваться совершенно не следует. Японский премьер Хасимото заявил, что Россия не готова к обсуждению экономических вопросов в Денвере, вовсе не потому, что хотел оказать на нее давление в решении вопроса северных территорий — позиция остальных богатых стран ничем не отличается от японской. Как заявила пресс-секретарь французского президента Ширака: "Все семь ведущих индустриальных стран согласны, что для обсуждения экономических и финансовых проблем необходимо сохранить G7 и не привлекать Россию".
       И эта позиция совершенно логична. Если бы Борис Ельцин принял участие в обсуждении, ему было бы просто скучно. Для него были бы удивительны внешнеторговые споры Японии и США. Россия сама уже длительное время имеет положительный внешнеторговый баланс, но это никого не волнует, поскольку Россия экспортирует только сырье. То, что Японию упрекают в жесткой финансовой политике, ведущей к росту промышленного экспорта, вообще непонятно для России — она отдала все силы снижению своего бюджетного дефицита, а на промышленный экспорт и намека нет. Рубль не является свободно конвертируемой валютой (все заявления российских властей на этот счет — не более чем благие пожелания), поэтому Россия должна глубоко безразлично относиться к дискуссии о колебаниях мирового валютного рынка. Ее никто ни в чем упрекнуть не может, но и она не может ни от кого ничего потребовать. Единственное, что могло бы заинтересовать Россию, это тема прощения внешнего долга. Но в Денвере собрались не те, кому прощают, а те, кто прощает.
       В общем, как изящно выразился Билл Клинтон: "Россия не несет непосредственной ответственности за те экономические проблемы, которые есть у богатых стран". Иначе говоря, пока клуб богатых развлекается (а встречи "семерки" уже много лет напоминают политическое шоу), занятие найдется для всех приглашенных, в том числе и для бедных. Когда же богатые начинают обсуждать свои дела, бедным становится неинтересно. Никакая политика не может превратить бедняка в богача. И Россия, по идее, должна была бы это понимать лучше всех.
       
СЕРГЕЙ ВИКТОРОВ
       
       "Россия не несет непосредственной ответственности за те экономические проблемы, которые есть у богатых стран", — изящно сформулировал Билл Клинтон
       
Комментарии
Профиль пользователя