Коротко


Подробно

"Люди, которые фактически контролируют ФСК, стали проводить неадекватную политику"

Глава "Энергостройинвест-Холдинга" Игорь Ярославцев рассказал, почему его компания проигрывает тендеры на строительство электросетей

ОАО "Федеральная сетевая компания" — один из самых желанных заказчиков для инжиниринговых компаний: деньги на строительство сетей выделяет государство, а объем работ исчисляется сотнями миллиардов рублей. Одним из крупнейших подрядчиков ФСК всегда был "Энергостройинвест-Холдинг", однако с лета прошлого года ситуация изменилась. По мнению руководителя "Энергостройинвест-Холдинга" ИГОРЯ ЯРОСЛАВЦЕВА, его компания почти не выигрывает тендеры ФСК на строительство сетей потому, что акционеров вынуждают продать компанию. Господин Ярославцев убежден, что это происходит при активном участии предпринимателя Григория Березкина.


Во время подготовки к печати этого интервью 24 апреля на нескольких сайтах по неизвестным редакции причинам появился отрывок расшифровки беседы корреспондента "Ъ" с Игорем Ярославцевым. В текст, размещенный в интернете, была внесена правка — господину Ярославцеву приписаны слова, которых он не произносил и которых не было в тексте ни на одном из этапов подготовки интервью к публикации.

— Как в связи с кризисом сейчас себя чувствует рынок инжиниринговых услуг в электроэнергетике, на котором "Энергостройинвест-Холдинг" является одним из крупнейших игроков?

— Когда говорят о кризисе в нашем секторе экономики, то, как правило, имеют в виду нехватку средств на реализацию инвестиционных программ и поддержание устойчивой текущей операционной деятельности. В основном эти проблемы актуальны для генерирующих компаний. На текущий момент нашим основным заказчиком является ОАО "Федеральная сетевая компания" (ФСК), контрольный пакет акций которой принадлежит государству. Поэтому никакого кризиса в смысле недостатка средств на инвестиционную программу мы тут не наблюдаем. Хотя, если традиционно в течение многих лет ФСК была нашим крупнейшим клиентом, то теперь мы стали его терять.

— Что вы имеете в виду?

— Сам я в нашей организации человек новый, так же как и в системе электроэнергетики — 15 сентября прошлого года я только возглавил ОАО "Энергостройинвест-Холдинг" по просьбе Александра Абрамова (председатель совета директоров и совладелец Evraz Group, контролирующий акционер "Энергостройинвест-Холдинга".— "Ъ"). Поэтому не буду говорить о том, как строились отношения между нашей компанией и ФСК до моего прихода. Могу рассказать о том, что происходит сейчас.

Мы крупнейший подрядчик ФСК в силу того, что наша группа является самым большим по собственным инженерным и производственным мощностям игроком на рынке инфраструктурного энергетического строительства. В нашем портфеле заказы ФСК всегда занимали очень значительную часть — до 85%. Сейчас, если говорить о текущем портфеле проектов с учетом двух-трехлетнего срока их реализации, это по-прежнему немалая доля. Но, если рассматривать новые конкурсы, проводимые в последние месяцы, то шансов победить в них у нас практически не было.

— С чем это связано, по вашему мнению?

— Такая ситуация сложилась с осени прошлого года, когда люди, которые фактически контролируют ФСК, стали проводить собственную неадекватную политику в компании. Я имею в виду Григория Березкина (владелец Группы ЕСН, в которую входят медаактивы, инжиниринговые компании и компании по производству и сбыту электроэнергии — Ъ) и топ-менеджеров ФСК, являющихся по существу его младшими бизнес-партнерами. Эту политику я бы назвал крайне агрессивной. Пришедшая команда прекратила оплату выполненных работ подрядчикам с целью ослабить финансовую устойчивость этих компаний, приобрести их за бесценок и в дальнейшем использовать для реализации своих коммерческих задач.

— Каким образом Григорий Березкин, не будучи госслужащим, а являясь независимым бизнесменом, может иметь такое большое влияние в государственной компании?

— Я думаю это следствие того, что он инициативный и предприимчивый человек. В частных разговорах он ссылается на свои связи на самом высоком, "головокружительном" политическом уровне, что и обеспечивает его административный ресурс и неприкасаемость.

— Вы можете назвать компании, у которых, по вашей информации, возникли аналогичные проблемы?

— Самый живой и наглядный пример такого предприятия, это "Союз-сети". Его владельцем был Игорь Приходько, который не выдержал давления и продал компанию. Он долго отказывался уступать этот актив структурам господина Березкина, но вынужден был сдаться, когда у его компании накопилась дебиторская задолженность вследствие неплатежей ФСК в сумме примерно 4-5 млрд рублей. Это случилось в течение нескольких месяцев после прихода команды... я не знаю, как будет правильнее назвать — то ли Олега Бударгина (председатель правления ФСК — Ъ), то ли Григория Березкина. Скорее, я бы сказал, Березкина, потому как считаю, что Бударгин фактически не управляет возглавляемой им компанией.

— Что вы имеете в виду?

— Вслед за Бударгиным в ФСК пришли менеджеры, которые в данный момент зачастую конфликтуют между собой в борьбе за сферы влияния. Я уверен, что Бударгин не вполне контролирует ситуацию. Например, его первый заместитель Дмитрий Трошенков (да и не только он) явно имеет возможность проводить свою собственную политику. Об этом повсеместно можно услышать от высокопоставленных сотрудников ФСК как в центре, так и в региональных подразделениях компании.

— Вы хотите сказать, что Бударгин не сам набирал менеджеров, а его обязали принять их на работу?

— Я считаю, что это были не его решения. По крайней мере, так это выглядит.

— В связи со складывающейся ситуацией у вас сейчас плохие отношения с ФСК...

— У нас плохие отношения с рядом высших руководителей ФСК, людьми, которые, на мой взгляд, пришли в компанию, чтобы действовать в коммерческих интересах своих кланов, в ущерб ФСК и государства. Со многими сотрудниками компании, которые реально отвечают за дело и с которых будут спрашивать результаты, у нас прекрасные рабочие отношения. Более того, они крайне обеспокоены тем, что мы фактически вытеснены с новых тендеров, тем, что строительство в ФСК буксует.

— То есть вы хотите сказать, что инвестпрограмма ФСК находится под угрозой?

— Мое однозначное мнение — она полностью провалена. Уже сейчас. Утвержденная инвестпрограмма ФСК составляет ежегодно 160-180 млрд рублей, при этом, если посмотреть на объем тендеров, которые были проведены с момента прихода новой команды, то это будет меньше 30 млрд. Почему так произошло? Да потому, что тем, кто контролирует ситуацию с проведением конкурсов, требовалось собрать свои собственные силы для участия в них. Было упущено время в ущерб интересам ФСК и государства.

— Насколько я знаю, у господина Березкина есть собственный инжиниринговый бизнес. Вы хотите сказать, что он хочет все тендеры забрать себе и самому стать основным подрядчиком ФСК?

— Да, я полагаю, он стремится именно к контролю над всеми заказами ФСК и, как результат, всеми денежными потоками от них. Я не могу наверняка утверждать, чего он хочет, я, честно говоря, никогда в жизни его не видел.

— Откуда же вы тогда знаете, что это он?

— Это известно всем участникам рынка.

— Вы не пытались как-то обсудить сложившуюся ситуацию? Может быть, с господином Бударгиным?

— Конечно, я встречался с Бударгиным. Более того, и наш акционер встречался с ним неоднократно. Олег Михайлович давал много разных обещаний, но также часто их не выполнял.

— Раз уж вы не нашли общего языка с ФСК, то, может быть, вы обращались в Минэнерго, в правительство?

— Мы обращались и в Министерство энергетики, и в правительство РФ, и я считаю, что многие нас понимают и поддерживают. Более того, я вижу, что в министерстве заинтересованы в том, чтобы работа была сделана, потому что придет время и рано или поздно будет поставлен вопрос: почему у нас нет должной инфраструктуры в электроэнергетике. Особенно это будет странно выглядеть в свете того, что премьер-министр РФ прямо указал всем компаниям отрасли на недопустимость невыполнения своих инвестиционных обязательств. На этом фоне тем более удивительно видеть, что инфраструктура не строится в необходимом и запланированном масштабе. Когда все инвесторы выполнят свои обязательства по вводу генерирующих мощностей, то в силу невыполнения инвестпрограммы ФСК их просто нельзя будет эффективно использовать.

— Ваша специализация все-таки в первую очередь — это строительство сетей. Получается, что если вы сейчас лишитесь ФСК как заказчика, то у вас будет большая часть незагруженных мощностей?

— Я так не считаю. Мы способны гибко перегруппироваться. У нас, во-первых, есть текущий портфель проектов, которые мы реализуем для ФСК. Во-вторых, помимо ФСК значительные инвестиции в сетевое хозяйство осуществляют другие участники рынка. Например, в Красноярском крае строительство ряда сетевых и подстанционных объектов финансируется из краевого бюджета. Росатом имеет схемы выдачи мощности атомных станций, в Приморском крае активно строится инфраструктура, в том числе при финансировании "ЕЭС Востока". Кроме того, я считаю, что в нашей компании достаточно высокопрофессиональных людей — строителей и проектировщиков, и мы способны в течение года значительно расширить спектр своих компетенций.

— А вам не кажется, что сложно сейчас занять свое место на рынке строительства электростанций, ведь за последние годы на нем появилось много участников — и Группа Е4, и "Технопромэкспорт"...

— Я полагаю, что у нас здесь хорошие перспективы. К тому же мы уже сейчас реализуем проекты в строительстве объектов электрогенерации. Например, для ТГК-1, входящей в ООО "Газпром энергохолдинг", мы строим новые энергоблоки на Первомайской ТЭЦ-14 под Санкт-Петербургом. Мы ведем реальную работу, просто наша доля рынка в строительстве электрогенерирующих мощностей не превышала 5%, но я не вижу непреодолимых препятствий к тому, чтобы нам эту долю нарастить.

— Но, насколько я понимаю, терять ФСК как заказчика вы бы не хотели?

— Безусловно, потому что, конечно, проще и, видимо, логичнее всего делать то, в чем ты профессионал. Более того, в электросетевом и подстанционном строительстве мы считаем себя лучшими, и я убежден, что небезосновательно. Мы как компания крупная начали сейчас работать со многими другими участниками рынка — это и "РусГидро", и "Интер РАО", и Росатом, начали переговоры о расширении сотрудничества с МРСК, с МОЭСК. И везде мы видим широкие перспективы для развития взаимовыгодных отношений. На этом фоне очень странно видеть попытку ФСК построить клановую и непрозрачную систему, фактически исключить из практики использование принципов конкурентности и профессионализма. Это неизбежно приведет к неудачам, к снижению устойчивости и работоспособности компании... Я хочу сказать, что мы не боремся с ФСК, мы боремся за ФСК.

— Какой вы видите выход из ситуации?

— Без нашего непосредственного участия инвестпрограмма в строительстве магистральной электросетевой инфраструктуры все равно не будет выполнена в должном объеме и в поставленные сроки. Если мы не будем работать вместе на достижение результата, то потеряем очень много — и ФСК, и "Энергостройинвест-Холдинг". Очевидно, что назрела необходимость смены приоритетов работы в Федеральной сетевой компании, но я на этот процесс никак не влияю.

— В бизнесе часто между собой взаимодействуют акционеры, а не менеджмент. Ваш акционер Александр Абрамов и Григорий Березкин не обсуждали между собой сложившуюся ситуацию?

— Мне даны моими акционерами большие полномочия, и я сам занимаюсь этой проблемой.

— Тогда почему вы сами не поговорите с этим человеком?

— А о чем мне с ним говорить? Я и без этого знаю, какие цели он преследует. Мы используем все доступные легитимные средства: судебные разбирательства, публичные заявления, мы регулярно информируем о ситуации Министерство энергетики, аппарат вице-премьера Игоря Сечина. Только в апреле я отправил на его имя письмо с просьбой обратить внимание на ряд конкурсов, которые проводила ФСК и победителями в которых были объявлены никому не известные компании. Это тендеры, проводившиеся по титулам: "Расширение ОРУ 220 кВ на ПС 750 кВ Белозерская", "ПС 500 кВ Каскадная с заходами ВЛ 500 и 220 кВ", "ВЛ 220 кВ Владивосток-Зеленый угол", "ВЛ 500 кВ ПС Алюминиевая--ПС Абаканская--ПС Итатская с реконструкцией 500 кВ Абаканская и ПС 1150 кВ Итатская", "ВЛ 500 Кв Крымская-Центральная с расширением ПС 500 кВ Крымская и ПС 500 кВ Центральная". Помимо того, мы в этом письме просим его обратить внимание на подготовку к заключению с грубейшими нарушениями — без проведения конкурсных процедур договора на строительство схемы выдачи мощности Калининской АЭС в классе напряжения 750 кВ. Нас не допустили к выполнению этого подряда, хотя наша компания — ОАО "СевЗапЭлектросетьСтрой" — единственная в России имеет опыт строительства таких объектов на протяжении последнего десятилетия.

Несмотря на весь имеющийся ресурс наших оппонентов, мы боремся и будем бороться, потому что мы считаем, что правы.

Интервью взяла Екатерина Гришковец


Редакция предоставила возможность главе ФСК Олегу Бударгину и владельцу Группы ЕСН Григорию Березкину прокомментировать информацию, изложенную в интервью. Однако от комментариев они отказались.


  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение