Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Ложа
Номер 021 от 10-06-97
Полоса 046
 Ложа / Гнет цензуры

Искушение митрополита Кирилла


       Под давлением московской патриархии НТВ во второй раз отменило показ скандально известного фильма Мартина Скорцезе "Последнее искушение Христа". Этот прецедент может стать искушением для самой патриархии — возможность цензуры на условно-религиозных основаниях весьма заманчива.
       
       — А мы шли и все боялись: а вдруг не соберутся, — сказала бабулька, усаживаясь на пенек в море крапивы. Охранники за железными воротами курили и автоматы болтались у них за спинами. Перед воротами стояли пикетчики с плакатами "Богохульники" и "Грех падет не только на тех, кто его совершает, но и на их детей". Священники вышли вперед.
       "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ..." — гремело над притихшей телекомпанией "Мир". Был четверг, 29 мая. Новосибирская телекомпания "Мир" транслирует по городу и области НТВ. В пятницу по НТВ должны были показать "Последнее искушение Христа" Мартина Скорцезе. "Сами фильма мы не видели, — сказал батюшка, — но вполне доверяем мнению других православных". Действительно, у многих православных, а также католиков и протестантов мнение об этом фильме сложилось резко отрицательное.
       Еще когда он не был снят, архиепископ парижский, узнав, что режиссер рассчитывает на финансовую поддержку государства, обратился к президенту Франции с просьбой ни в коем случае фильм не поддерживать. Президент просьбу выполнил. Когда, несмотря на это, фильм был закончен, его сразу запретили в Чили и ЮАР. Он был снят с проката во многих кинотеатрах США, а позже и с широкого показа на фестивале в Венеции. Среди российских православных противников "Искушения Христа" ходят легенды о погромах кинотеатров, которые устраивают верующие других стран, завидев рекламные щиты с названием этого фильма. Некоторые православные настроены еще более решительно: в НТВ пришло письмо из общества "Память", в котором говорится, что в случае показа картины члены "Памяти" не гарантируют безопасности сотрудников телекомпании.
       Впрочем, новосибирские пикетчики насилием не угрожали. Один из священников сказал: "Это предупредительный пикет. Если они не покаются и не отменят этот фильм, некоторые из нас начнут голодовку".
       "Они" отменили. На следующий день телекомпания "Мир" фильма не показала. Поначалу горячие новосибирские головы решили, что пикетчики добились своего. Получилось, что среди множества российских пикетов, требующих хлеба, победил тот, который требовал отменить зрелище. Правда, потом выяснилось, что фильм не показали только потому, что НТВ его не транслировала. Митинг был ни при чем. НТВ отменила показ фильма уже во второй раз, первый раз был на Пасху.
       
       Решение показать скандально известный фильм в пасхальную ночь было, конечно, крайне неудачным. На эту неудачу радостно откликнулась очередным всплеском негодования Дума. Но к первой отмене показа Дума имеет такое же отношение, как и митинг в Новосибирске к отмене показа 30 мая, то есть никакого. Общее отношение основных каналов ТВ к Госдуме таково, что после думского протеста фильм покажут, даже если не собирались.
       Ъ располагает копией строго конфиденциального письма председателя отдела внешних церковных сношений московского патриархата митрополита смоленского и калининградского Кирилла, которое он по просьбе патриарха и священного синода направил президенту НТВ Игорю Малашенко. Это письмо не публиковалось, зато стоит оно всех публичных выступлений по этому поводу вместе взятых. В нем, в частности, говорится:
       "...Показ этого фильма в день, когда верующие оплакивают страдания и смерть Спасителя, можно сравнить лишь с демонстрацией неонацистов в день памяти жертв фашистского геноцида. Данная акция серьезно оскорбит религиозные чувства граждан России и тем самым войдет в противоречие с действующим законодательством... В связи с вышеизложенным полагаю совершенно необходимым отменить демонстрацию фильма. Убежден, что такое решение послужит сохранению и укреплению гражданского согласия в стране".
       Письмо настолько тщательно выдержано в угрожающей тональности, что даже Пасха — день радости о сокрушении смерти и воскресении Христа — названа днем оплакивания смерти Спасителя. Но без этой подмены аргументы не были бы весомыми.
       Ссылка на "действующее законодательство" — на 282 статью УК "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды" — немногим более оправданна. Эта статья довольно расплывчата, и есть много адвокатов, которые с радостью взялись бы доказать, что религиозную вражду разжигает не "Последнее искушение", а, скажем, пикет в Новосибирске.
       Но митрополит писал не для верующих и не для адвокатов, а для НТВ. Это письмо нуждалось в сочетании оскорбленных чувств с демонстрацией неонацистов и нарушением УК, поскольку было первой за многие десятилетия серьезной попыткой осуществить религиозную цензуру.
       Есть сведения, что после получения письма между руководством канала и патриархией состоялись какие-то переговоры, поскольку частная телекомпания не может себе позволить, чтобы в ее эфирную политику вмешивался кто бы то ни было без серьезных на то оснований. Вероятно, стороны пришли к согласию, тем более, что ссориться с русской православной церковью не может себе позволить ни одна российская телекомпания — не престижно.
       
       Официально церковь не занимается цензурой и заниматься не может, поскольку она законодательно отделена от государства. Нет в РПЦ и органа, который такую цензуру мог бы осуществлять. В отделе внешних церковных сношений патриархии отрицают наличие не то что какой-то группы, но даже одного человека, который следил бы за телепрограммой на предмет антицерковных фильмов и передач.
       Цензуры нет, но потребность цензурировать есть.
       Уже на февральском архиерейском соборе обсуждался вопрос о средствах массовой информации, которые слишком широко понимают свободу слова. На майском Всемирном русском соборе председатель отдела внешних церковных сношений московского патриархата митрополит Кирилл вновь поднимает проблему несдержанности средств массовой информации. Как объяснил Ъ референт патриарха Николай Николаевич Державин, церковь оказалась не подготовлена к нынешней информационной и культурной ситуации в стране. Раньше голос ее не мог звучать, а теперь она не в состоянии охватить весь массив вещания телевидения или все информационное газетное поле. На вопрос, почему при патриархии не создан отдел по взаимодействию со средствами массовой информации, Николай Державин ответил, что вопрос этот пока не поднимался. Для создания синодального отдела по взаимодействию, например, с телевидением, нужно решение синода. Зато есть уже пример создания синодального отдела по взаимодействию с армией — его не было еще два года назад, а теперь он очень эффективно работает. Решение вопроса об отделе о взаимодействии со СМИ тоже, судя по всему, не собираются откладывать надолго. Николай Державин заметил, что вопрос о необходимости благотворного влияния церкви на нравственность, безусловно, стоит в повестке дня.
       История же с "Последним искушением Христа" на НТВ обозначила этот новый этап отношений патриархии и mass media.
       Следующий раз канал собирался показать фильм в ночь с пятницы 30-го на субботу 31 мая. А в четверг 29-го патриарх Алексий выступил в программе МТК "Русский дом" с очередными предостережениями в адрес НТВ и очередными разоблачениями порочности фильма.
       На следующий день, в пятницу, 30 мая, Игорь Малашенко сделал заявление для "Интерфакса". Вот выдержки из этой статьи агентства:
       "'Главным аргументом для принятия решения снять фильм с эфира, — отметил президент НТВ, — стало то, что патриарх выступил именно в передаче, известной своей националистической направленностью, чей ведущий Александр Крутов давно выступает не как журналист, а как рупор национал-коммунистических сил...' 'Патриарх в вопросе о показе фильма занял позицию, к которой его усиленно подталкивали, — считает И. Малашенко. — То, что происходит сегодня вокруг показа этого фильма — плод циничного расчета коммунистов, национал-патриотов и антисемитов использовать РПЦ в качестве оружия, направленного против телевидения и против вполне определенных политических процессов, которые происходят в нашем государстве. Мы не хотим показом этого фильма толкать руководство РПЦ в объятия этих сил. Именно поэтому мы приняли решение не показывать сегодня фильм'. 'Надеюсь, что нам удастся разрешить ситуацию цивилизованным путем, — сказал И. Малашенко. — В будущем, я думаю, мы этот фильм покажем'".
       Все это несколько сбивчиво. Кто чье оружие и что кого куда толкает, понять трудно. Заявление получилось спонтанное, очень эмоциональное, что для Малашенко нетипично. Объясняться это может только одним: президент НТВ совсем не ожидал выступления патриарха в программе "Русский дом". Очень похоже, что Малашенко был спокоен за вторую попытку показа "Последнего искушения". Видимо, так понимали на канале условия договора с патриархией: НТВ снимает фильм с пасхальной ночи и тихо показывает потом. Как выяснилось, понимали неправильно.
       
       Вполне вероятно, что по поводу фильма будет достигнута и новая договоренность. Во всяком случае, на НТВ стараются эту тему не муссировать. Разошлись и пикетчики в Новосибирске, возможно даже поверив в то, что воротилы телебизнеса действительно покаялись. Вместо "Последнего искушения" показали совсем другой фильм, тоже не шибко приличный, но с религией не связанный. Не в кино дело. Не могут серьезные люди ограничивать свои интересы одним кино, когда вокруг жизнь — налоговые льготы, строительные подряды, финансирование избирательной кампании...
       РПЦ опробовала механизм воздействия на средства массовой информации. Первый опыт оказался успешным. Он показал, что есть много сил, которые рады выступить в союзе с РПЦ, и много тех, кто этого союза боится и не готов ему противостоять. Если приобретенный опыт грамотно развить и умело им пользоваться, можно получить почти универсальный инструмент для манипуляции общественным мнением. И тогда совсем не обязательно ограничиваться произведениями искусства и религиозной тематикой.
       
АНДРЕЙ ДОБРОВ
       
------------------------------------------------------
       Мировой опыт религиозной цензуры
       Цензура по религиозным соображениям — весьма распространенная практика в мире. Формы ее различны, но одинаково эффективны. Поскольку во всех странах мира есть законы, так или иначе ограничивающие распространение кино- и видеопродукции, считающейся аморальной.
       В странах, где одна из церквей официально (или неофициально) признается государственной, религиозная цензура осуществляется практически открыто. Таково, например, положение в Великобритании. Англиканская церковь и церковь Шотландии формально считаются государственными, а потому их представители имеют возможность непосредственно влиять на принятие законов, касающихся деятельности кинопрокатных и телевизионных компаний. По британскому законодательству любой фильм, разрешенный к показу в кинотеатре, по телевидению или к продаже на видеокассете, должен получить сертификат Британского управления по сертифицированию фильмов. В случае отказа в выдаче такого сертификата фильм считается запрещенным к показу на всей территории Великобритании, а его показ или продажа — уголовным преступлением. Церковь имеет возможность непосредственно влиять на деятельность управления благодаря сохраняющемуся в Великобритании закону, согласно которому богохульство считается преступлением. В случае возникновения споров управление обращается к признанным экспертам из числа представителей церкви, от оценки которых и зависит судьба фильма.
       В ряде православных и католических стран Европы и Латинской Америки, например Греции, Кипре, Португалии, Австрии, Испании, Чили, представители церкви имеют возможность влиять на принятие решений благодаря особому месту, которое занимает в этих странах главенствующая церковь. Обычно обращения высокопоставленного церковного иерарха достаточно для того, чтобы соответствующий правительственный орган (как правило, это министерство юстиции или внутренних дел) приняли решение о запрете фильма по моральным или этическим соображениям или из-за того, что он оскорбляет чувства верующих.
       
       В тех странах, где цензура формально запрещена, она распространена в скрытой форме. Так, например, происходит в США, где с 1952 года существует официальный запрет на религиозную цензуру, а богохульство, святотатство и впадение в ересь официально не считаются преступлениями.
       Для давления на власти различные церкви и религиозные организации в США используют общественное мнение и общественные структуры, формально не являющиеся религиозными, такие как "Американская семейная ассоциация", "Операция спасения" и другие. Они организуют сбор подписей с требованием к местным властям запретить фильм, аргументируя его в соответствии с особенностями местного законодательства. Обыкновенно это пропаганда насилия или оскорбление морали. Широко распространены и непосредственные обращения широких масс верующих к кинокомпаниям, телестанциям или розничным магазинам по продаже видеокассет. Чаще всего в случаях особенно громких и массовых протестов и призывов к бойкоту компаний, телекомпании, магазины и кинотеатры просто отказываются от вызвавшего протесты фильма.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №21 от 10.06.1997, стр. 46
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение