Коротко


Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 43

 Заговор / НАШЛИ ПРОВОКАТОРА


Сергей Кургинян: кто такой для меня Вяхирев?


---------------------------------------------------
       Если принять за аксиому, что "Итоги" — самая влиятельная политическая программа, то в российской политической элите появился новый авторитет. Бывший режиссер Сергей Кургинян. Потому что именно ему оппонировали в "итоговом" эфире не кто-нибудь, а сам Вяхирев, сам Чубайс, сам Черномырдин. Люди, у которых чаще всего интервью не берут. Если они сами его не дают. В любом случае повод должен быть адекватен уровню интервьюируемых.
       Напомним о поводе. Он действительно значим по содержанию: как-никак план свержения главы "Газпрома". Но несколько странен по форме: две с половиной страницы печатного текста, никем не подписанного и никому не адресованного. Комментарий к анонимке — несколько неожиданный жанр для первых лиц в правительстве. Если не принимать в расчет того, что с помощью злонамеренного "документа" им удалось на всю страну продемонстрировать свою солидарность друг с другом. Особенно актуальную перед отпуском премьера.
       Впрочем, и содержание анонимки все выступавшие дружно раскритиковали: дрянь бумажка — Вяхиреву ничего не угрожает. Следовательно, объяснимый повод их повышенного внимания всего один — личность автора. Которого эксперты "Итогов" с достаточной мерой уверенности вычислили. И слова которому почему-то не дали.
       Ъ исправляет эту оплошность.
--------------------------------------------------------
       
       Сергей Кургинян, 48 лет, москвич, доктор физико-математических наук. Окончил режиссерский факультет института им. Щукина. В 80-х годах стал известен как режиссер "Театра на досках". В 1990 году создал и возглавил общественный фонд "Экспериментальный творческий центр" (ЭТЦ).
       До 1993 года ЭТЦ занимался в числе прочего политическим консалтингом. До 1991 года — по заказу ЦК КПСС, МГК КПСС, аппарата президента СССР Горбачева, председателя Совмина Павлова. В 1992-1993 годах консультировал оппозиционные партии, руководство Верховного совета РФ. Среди постоянных потребителей, клиентов центра, называют Госдуму и Совет федерации, правительство и региональные администрации.
Фонд Кургиняна ведет собственную полосу "Лицо недели" в газете "Завтра".
       
— Какой была первая реакция на сюжет в "Итогах"?
       — Замечательная реакция была у моих друзей, которые начали звонить со словами: "Ну, понятно, проблемы НАТО уже нет, проблемы Украины тоже, остался Кургинян..."
       — А Кургиняну-то почему должно было достаться?
       — Я заметил, что непропорциональный визг в мой адрес поднимается тогда, когда возникает предположение: а вдруг окажется, что он включен в некую систему принятия решений высшего уровня и начинает рулить? Как правило, это совпадает с кризисными ситуациями.
       — Когда это было в последний раз?
       — На таком уровне — только в 1991 году. Тогда была серия компромата против меня в печати. Это было связано и с моей статьей "Литовский синдром", написанной в соавторстве с Владимиром Овчинским, которого также помянули "Итоги" как правую руку Куликова. В статье мы показывали, что ведомства сами играли на развал страны. В том же году наш экспериментальный творческий центр постепенно приобретал статус концептуальной группы высшего ранга, готовой повлиять на развитие ситуации в стране. В том же году мы предлагали альтернативную программу компартии, готовились к выдвижению альтернативного генсека. О нас стали говорить, что у коммунистов появились мозги, а если появятся и политические механизмы, то они впрямь начнут на что-то влиять. И был включен закон директивной компрометации, как и сейчас.
       — Сейчас аналитики и ведущий НТВ предположили, что вы являетесь автором анонимной записки, представляющей собой программу борьбы с шефом "Газпрома" Ремом Вяхиревым. Оцените как эксперт собственную ситуацию.
       — Абсурд. Совершенно ясно, что это писал не я. Это ясно, как мне кажется, даже тем, кто приписывает мне авторство документа. Печатать материалы без подписи мне не приходилось никогда. Мы публикуем в газете "Завтра" одну полосу, под которой стоит клише "Экспериментальный творческий центр". Каждый материал на полосе подписан. И все. Если "Мост", имея тысячу человек в своей спецслужбе, не знает, кто пишет за подписью "Служба безопасности 'День'", то это означает, что они плохие профессионалы. Мы-то знаем, но никому не будем говорить по тем же причинам, по которым я никогда не обсуждал, я или нет писал "Слово к народу".
       — Так вы или не вы?
       — Нет, у этого документа есть автор. Я не мог отнекиваться от этого в 1991 году, чтобы это не выглядело как донос. Там абсолютно не мой стиль, другие слова, другие обороты. Я не буду называть автора. Пусть он вам скажет сам. Это один из патриотических литераторов.
       — Перечисляя ваши заслуги перед отечеством, почему-то не упомянули ваше участие в подготовке "письма 13-ти" в предвыборный период.
       — Я этого никогда не афишировал, поскольку это, с моей точки зрения, нарушает интеллектуальный суверенитет подписавшихся под ним банкиров,
       — Но вы не будете открещиваться...
       — Не буду. Киселев не упомянул письмо, поскольку это взрывало стройную конструкцию: с Кургиняном общаться неприлично. С одной стороны, неприлично, а с другой — его хозяева общались.
       — Это было в период вашего сотрудничества с финансовой элитой?
       — Сотрудничество началось с блокирования попытки путча 18 марта (силовая попытка перенесения сроков выборов на два года, настойчиво предлагавшаяся Ельцину группой Сосковца--Коржакова--Басукова. — Ъ). Мы встретились с Березовским в марте, и тогда уже было ясно, что готовится акция против коммунистов. Я объяснял, что это приведет к дальнейшему развалу страны, что это опасно и для власти, и для коммунистов.
       — Тогда, насколько мне известно, против силового варианта решительно выступил в том числе и министр ВД Анатолий Куликов. Сюжет НТВ также обозначил цепочку: Кургинян — помощник Куликова Владимир Овчинский — вице-премьер и министр ВД Анатолий Куликов. Вы поделились тогда, в марте, своими опасениями и с Куликовым?
       — Я не имею никакого отношения к Куликову, не являюсь его советником, не работаю у него в штате. Но помощник Куликова Володя Овчинский — мой старый друг. Он доктор юридический наук, генерал-майор, всегда занимался оргпреступностью, был соратником знаменитого Гурова, молодой обаятельный парень и соавтор моих книг и статей. Володя мне сказал: "Начинается ЧП". Этого было нельзя допустить. Я сказал об этом Березовскому. Он попросил меня изложить мои соображения. Я переслал их ему по факсу. Очень быстро. Говорят, что эти соображения были донесены до Бориса Николаевича и сыграли существенную роль. "Письмо 13-ти" появилось как следствие той угрожающей ситуации. Оно было нужно, чтобы обозначить поле компромисса и свести к минимуму риск поиска выхода из ситуации силовыми методами.
        — Какую, собственно, опасность можете представлять вы?
       — Для того, кто сегодня руководит страной, никакой. Кто я такой? Я представляю опасность для играющих центров сил, поскольку появляется еще один персонаж, оперирующий достаточным пластом информации, в том числе и закрытой. Причем персонаж отвязанный, потому что говорит: я не буду провинцией никаких структур, я буду лояльной, но самостоятельной структурой. Теперь давайте представим, что у этой структуры есть некая возможность выхода по вертикали наверх. И есть возможность вести разговоры на международном уровне, что также ущемляет чьи-то интересы. Тогда ситуация меняется, кто-то может потерять позиции. А если к этому добавить еще кое-какие связи, а если представить, что на моих лекциях бок о бок сидят комитетчик и грушник, весьма не жалующие друг друга, но которые здесь уже готовы договариваться и вместе пить чай...
       — Хорошо ли срежессирован, с точки зрения профессионального режиссера Кургиняна, альянс политики и капитала?
       — Ужасно. Они же распались. Если бы я хотел их уничтожить, то не смог бы сделать этого лучше, чем они сами. Они все грызутся. Какие 13? Это террариум. Я не считаю, что они уже все проиграли, но они очень многое потеряли. Сегодня это могла бы быть партия власти. Они подрывают логику устройства элиты, которая держится на балансе между такими либералами, как они, и такими центристскими, скажем, силовиками, как Куликов. Если этот баланс нарушается, то приходят фашисты. В результате эти молодые ребята рискуют оказаться у разбитого корыта. Потому что хотят хапнуть все, внося ситуационный лоббизм в политическую культуру. Что это значит? Это значит: взял, держи и бери больше. А что такое политическая культура? Взял — тут же отдай 50%.
       — Не странно ли, что вас, армянина, называют носителем русской национальной идеи?
       — И даже национальным символом, от чего я дико краснею. Я не являюсь носителем русской национальной идеи. Я очень высоко ее ценю, понимаю, что без нее не существует империи. Я носитель империума, я — за империю в смысле национального равноправия народов, объединенных в сильное государство.
       — Кто пользуется вашей аналитикой или вашей информацией? В какой среде вы востребованы?
       — У нас есть системы абонементов. Они довольно дорогие. Попытаюсь объяснить. Если частный, даже, возможно, шкурный интерес совпадает с государственным, как мы его понимаем, то я помогу. Ну, например, какой-то группе надо отбить какие-то объекты, ставшие предметом агрессии, наносящей ущерб интересам государства, то я помогу такой группе. И люди это знают и знают, куда обращаться. К тому же на мои лекции в клубе собирается полный зал. Это люди из различных структур, в том числе и из спецслужб, разного возраста. Они государственники и интеллигенты. Молодые генералы, полковники. Это элита. Случайных людей здесь не бывает. Я достаточно востребован и научно-технической интеллигенцией, связанной с военной тематикой, которая оказалась сегодня не у дел.
       — Вы оказались востребованным и в период предвыборной кампании, в которой также активно участвовало в и НТВ. Такое ощущение, что продолжается перегруппировка сил, временно заключивших союз в критический предвыборный период.
       — Подчеркиваю: я не обеспечивал предвыборную кампанию. Я обеспечивал крупные идеологические акции, которые, с моей точки зрения, отвечали достижению компромисса в элите и интересам страны. Я считаю, что Борис Николаевич — наименьшее зло для страны, хотя это и ужасно. Я бы назвал ситуацию с анонимной запиской хохмой. Но уровень хохмы высоковат. Вы же тоже обратили внимание: какое-то подметное письмо комментируют первые лица правительства. Ему уделено несообразно большое время в программе "Итоги". Это директивный заказ, выполненный НТВ. Кто автор записки? Не исключаю, что записка могла быть создана и в недрах самой группы "Мост". Уверяю вас, это выяснится в течение ближайших 10-12 дней. Аналитическое сообщество очень небольшое и прозрачное. Никогда не стал бы отнекиваться от аналитического документа, вышедшего из моей фирмы, потому что знаю, что потерял бы уважение в глазах пяти-десяти ценителей искусства. Написал бы, так бы и сказал. Но причем тут я и Вяхирев? Я что Вяхиревым занимался? Кто такой для меня Вяхирев?

Комментарии
Профиль пользователя