Коротко

Новости

Подробно

Суд пресек меру пресечения

Следствию отказано в залоге за свободу банкира Гительсона

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Басманный райсуд Москвы вчера отклонил ходатайство Главного следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ (ГСУ СКП) об избрании в качестве меры пресечения залога для бывшего владельца банка ВЕФК Александра Гительсона, обвиняемого в растрате 890 млн руб. В своем решении суд указал, что в связи с изменениями, внесенными в Уголовно-процессуальный кодекс, ходатайствовать о залоге теперь должно не следствие, а обвиняемая сторона. К тому же выяснилось, что комплекс зданий и земельные участки, которые следствие хотело получить в залог, принадлежали не господину Гительсону, а Рускобанку, к которому он формально отношения не имеет.


Александр Гительсон, которому инкриминируется организация выдачи невозвратных кредитов подставным компаниям "Радиус" и "Вектор" на 890 млн руб. и который обвиняется по ст. 160 и ст. 174 прим ("Растрата и легализация средств, полученных преступным путем") УК России, был освобожден самим следствием 13 апреля этого года. Основанием для этого стали изменения, внесенные в Уголовный кодекс, в соответствии с которыми ст. 174 перестала считаться особо тяжкой и содержание под стражей по ней не может превышать год. Банкир же находился в СИЗО с марта 2009 года.

Впрочем, уже на следующий день следователь Сергей Чернышев, ведущий дело банкира, обратился в Басманный суд, потребовав избрать для господина Гительсона новую меру пресечения — на этот раз залог. Причем, пожалуй, впервые следствие оценило свободу обвиняемого ни в рублях, а в объектах недвижимости.

Как следовало из ходатайства, направленного в Басманный суд, господин Гительсон может скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей, а также продолжить свою преступную деятельность. Однако если будет наложен арест на 12 зданий и земельных участков в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, принадлежащих Рускобанку, одним из совладельцев которого, по версии следствия, является господин Гительсон, то он указанных действий предпринять не сможет.

Разбирательство проходило в закрытом для СМИ режиме. Об этом ходатайствовало само следствие, указывая, что в противном случае может быть разглашена гостайна, якобы присутствовавшая в материалах дела. Защита банкира никакой тайны в разбирательстве не видела, но суд решил, что слушания лучше проводить без журналистов.

Как стало известно "Ъ", единственным доказательством, связывающим господина Гительсона с недвижимостью Рускобанка, была справка о том, что в числе учредителей этого банка значится ОАО "Восточно-Европейская финансовая корпорация", учредившая и банк ВЕФК. Однако самому господину Гительсону данная недвижимость не принадлежала. Об этом "Ъ" сказали и в Рускобанке, воздержавшись, впрочем, от дальнейших комментариев.

Через несколько часов судья Басманного суда Наталья Мушникова огласила постановление. Из него следовало, что ГСУ СКП не смогло представить доказательств того, что залоговая недвижимость принадлежит господину Гительсону, а не Рускобанку, поэтому суд не сможет обеспечить исполнения меры пресечения в виде залога. К тому же, как решил суд, следствие вообще было не вправе обращаться с ходатайством об избрании залоговой меры пресечения, поскольку внесенные недавно в Уголовно-процессуальный кодекс изменения лишают следствие такого права.

Согласно изменениям, внесенным 7 апреля этого года в ст. 106 ("Залог") Уголовно-процессуального кодекса, "ходатайствовать о применении залога перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо. Ходатайство о применении залога подается в суд по месту производства предварительного расследования и обязательно для рассмотрения судом наряду с ходатайством следователя, дознавателя об избрании в отношении того же подозреваемого либо обвиняемого иной меры пресечения, если последнее поступит". В данном случае суд, видимо, решил (решение стороны на руки еще не получили), что следователь не может выступать в качестве "другого физического лица".

Такого же мнения придерживается и защита господина Гительсона. Его адвокат Эллина Фадеева вчера даже поблагодарила президента, партию и правительство за либерализацию законодательства. "Дело не в сумме залога, а в том, что это имущество третьего лица — банка, акционером которого я не являюсь",— заявил, в свою очередь, сам господин Гительсон. Обвинения в свой адрес он так и не признал, назвав следователя по делу "писателем-фантастом". По его словам, двух других фигурантов громкого дела — экс-председателя правления ВЕФКа Виталия Рябова и его заместителя Ивана Бибинова (обоих следствие успело освободить под залог в 3 млн и 15 млн руб. соответственно) задержали только для того, чтобы они дали показания против него. "Большинство показаний, которые даны против меня, даны под давлением",— подчеркнул господин Гительсон, у которого вчера был двойной праздник — ему исполнилось 60 лет.

Владислав Трифонов



Комментарии
Профиль пользователя