Коротко


Подробно

Подрался незаметно

"Пипец" режиссера Мэттью Вона

Премьера кино

Кинокомикс "Пипец" (Kick-Ass) про супергероя без суперспособностей войдет в историю как фильм с самым запоминающимся русским переводом оригинального названия. На первый взгляд, трудно назвать кинопроизведение более идиотским образом, однако, посмотрев картину, ЛИДИЯ МАСЛОВА обнаружила, что на личность заглавного героя именно это сомнительное словечко из лексикона не обремененной лишней умственной деятельностью молодежи ложится как влитое.


"Пипец" — слово даже не столько молодежное, сколько совсем детское, и своей инфантильности фильм режиссера Мэттью Вона нисколько не стесняется, а наоборот, старается извлечь из нее ряд поблажек. Например, избавиться от связного сюжета, который складывается скорее из обрывков каких-то подростковых фантазий — в том числе и эротических, одна из которых показана в самом начале, когда герой (Аарон Джонсон) завороженно созерцает богатое декольте училки английского, в воображении юного онаниста предлагающей: "Трогай меня везде". Пылкое, красочное воображение — вообще самое главное в этом фильме, как и во всякой успешной, эффективной, завершающейся сокрушительным оргазмом мастурбации. Если продолжать это физиологическое сравнение, то "Пипец" дарит зрителю несколько оргазмических моментов, от которых сотрясаются стены, хотя сам процесс, который к этому приводит, ничего особенно изощренного и замысловатого собой не представляет.

"Пипец" как начинается, так и заканчивается на крыше, где обычно обожают величественно позировать супергерои, над которыми авторы откровенно издеваются. С их циничной точки зрения, в мифологии сверхчеловеков, наделенных паранормальными способностями,— все выдумка и натяжка с самого начала, включая предысторию с детской травмой, типичную для многих супергероев, которые непременно теряют кого-то из ближайших родственников. Сначала воображение, конечно, уносит будущего Пипца на свежую могилу матери, где он клянется отомстить погубившим ее злодеям, но вернувшись к реальности, герой вынужден честно признать, что мстить ему некому и не за что. "Мою маму убила аневризма на кухне",— на этих словах безутешного сына мама с максимальной наглядностью внезапно падает замертво лицом на стол. В дальнейшем "Пипец" будет обходиться с взрослыми, которые по тем или иным причинам больше не нужны в сюжете, с той же невинной детской жестокостью (одного из проходных персонажей, например, попросту запекают в крупногабаритной микроволновке, где он взрывается, как яйцо).

Несмотря на то что убедительные личные причины и объективные предпосылки для того, чтобы сделаться сверхчеловеком, у героя Аарона Джонсона отсутствуют, он не перестает задаваться грудничковым в своей наивности вопросом: почему никто не пытается стать супергероем, хотя это, в сущности, довольно просто? "Почему тысячи людей хотят стать Пэрис Хилтон и ни один — Человеком-Пауком?" — недоумевает закадровый голос героя, простодушно уверенного, что для того чтобы стать супергероем, достаточно идеального сочетания оптимизма и наивности. Именно оно вдохновляет подростка, соскучившегося за монотонными манипуляциями с собственными гениталиями, на то, чтобы выписать по интернету довольно позорный гидрокостюм, за который недоброжелатели будут дразнить его "зеленым гондоном", и выйти в нем на злые улицы Нью-Йорка для борьбы с мелкой гопотой, с первой же попытки защитить правопорядок отправляющей защитника в больницу с ножевым ранением в живот. Поскольку шифрующийся герой пытается скрыть тот факт, что ходил в супергеройском зеленом костюме, и уверяет, что его нашли голым, папа начинает подозревать, что сына не только ограбили и ранили, но также изнасиловали, после чего как-то незаметно распространяется слух, что он гей,— и признаться любимой девушке в обратном герою будет даже труднее, чем в том, что это он и есть легендарный Пипец, о котором пишут в газетах и говорят по телевизору.

Все это невзрачное и где-то даже жалкое "супергеройское" существование на середине фильма, когда уже назревает вопрос, позволят ли авторы совершить своему неуклюжему мальчику для битья хоть что-то отдаленно похожее на подвиг, сильно оживляет появление самого эффектного персонажа — девочки в фиолетовом парике по кличке Убивашка (Хлоя Моретц), которую она мгновенно оправдывает, разгоняя врагов кроткого и безответного Пипца. Кроме парика и ножа-бабочки, у девочки-убийцы имеется правильно воспитавший ее папа (Николас Кейдж) — в свободное от искоренения зла время он рисует комикс про супергероя с элементами 3D, с которым постепенно как бы сливаются все оставшиеся в живых несовершеннолетние герои, словно оправдывая избыток насилия на экране тем, что все это хоть и жестковатая, но все же безобидная книжка с картинками для развития детского воображения.


Газета "Коммерсантъ" от 16.04.2010, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение