Коротко

Новости

Подробно

"Я президент и не могу говорить неверно"

Курманбек Бакиев дал интервью "Ъ"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Свою версию революционных событий в Киргизии корреспонденту "Ъ" АЛЕКСАНДРУ ГАБУЕВУ изложил президент Киргизии КУРМАНБЕК БАКИЕВ.


— Что же произошло в Киргизии на прошлой неделе?

— Большая трагедия. Ведь никто, прежде всего я как президент, не предполагал, что готовится вооруженный захват власти. Это самый настоящий бандитский захват с применением оружия, насилия, жестокости. Такого в истории Кыргызстана не было.

— Но первыми силу применили части МВД...

— Первыми силу применили нападающие. Не в Бишкеке, а в Таласе. Это было 6 апреля, когда они пришли к губернатору и тот им разрешил проводить митинг. А они что сделали? Захватили губернатора, обложили областную администрацию горючими бутылками. Милицию, которая пришла туда наводить порядок, избили. Более 70 милиционеров получили тяжелые увечья. Когда туда приехали врачи оказать помощь сотрудникам милиции, их не пускали полтора часа. Они что, ждали, пока милиционеры умрут? Ведь даже во время войны, если человек ранен, его не добивают. А медиков зачем избивать? В чем их вина? Поэтому вы неправы, когда говорите, что первыми силу применила милиция. Первыми были нападающие. Я их называю бандитами. Даже слово "оппозиция" им не подходит. А когда пошла попытка захвата здания УВД в Таласе, глава МВД выехал туда, а его чуть до смерти не забили.

— Но в Таласе никого не убили. А в Бишкеке?

— Митинг начался с чего? Дали разрешение собраться у офиса Алмаза Атамбаева. Мы думали: митинг как митинг. Туда направили курсантов, чтобы оцепили, чтобы не мешали транспорту и столица работала. А что они сделали? Курсантов моментально разогнали, отобрали оружие у милиции и спецназа, избили. Захватив оружие, они пошли к Белому дому. По дороге разграбили оружейный магазин. Это что, власть сделала? И в Таласе они начали, и в Бишкеке они начали. Разве вооруженные люди ходят на митинг? Аксакалы ходят, женщины ходят, с плакатами. Вот, мол, наши требования, лозунги. Ни одного лозунга не было около Белого дома!

— А как же "Бакиева в отставку"?

— Это потом появилось.

— А лозунг "Свободу Атамбаеву"? Ведь лидеров оппозиции арестовали.

— Одну минутку. Когда они пришли к Белому дому и начали кричать, то это были крики не совсем внятных людей. У меня создалось впечатление, что этих ребят чем-то накачали. Возможно, какими-то психотропными веществами, это надо делать еще экспертизу. У меня есть твердые факты, что первый выстрел произошел с их стороны. И они убили именно тех, кто стоял около Белого дома. Стреляли их снайперы.

— То есть вы хотите сказать, что оппозиционеры стреляли по своим?

— Сами, они сами это сделали. Потому что другого выхода для захвата Белого дома у них не было. Снайперы первые выстрелы сделали по своим же, кто там на митинге был. Люди, которые обороняли Белый дом, до последнего использовали слезоточивый газ, резиновые пули. Когда они пошли уже агрессивно, милиционеры начали стрелять в воздух. Но когда прицельные выстрелы снайперов пошли в мой кабинет, тогда наши ответили огнем. И я ничего не придумываю. В отличие от этих бандитов, я президент и не могу говорить неправильные или неверные вещи, что-то придумывать. Они всю кровь повесили на меня.

— Это вы отдали приказ стрелять?

— Ни в коем случае. Приказ на стрельбу я бы никогда не отдал. В Кыргызстане действует закон, который позволяет правоохранительным органам применить оружие без всякого приказа в случае нападения на президента, премьера, спикера или особо охраняемые объекты государственной важности. Поэтому искать, кто же дал команду стрелять, от желания на кого-то свалить.

— Почему же в 2005 году никто стрелять в народ не стал?

— Да, некоторые сравнивают мартовскую революцию 2005 года и эти события...

— Путин сравнивал.

— Это глубочайшее заблуждение! Революция 2005 года назревала несколько лет. В 2004 году на президентских выборах власть душила всех вменяемых кандидатов, в том числе и меня. Вот это вызвало народное возмущение. Тогда на митингах были видны простые люди. Там было тысяч двадцать-тридцать. А тут пришло человек сто пятьдесят-двести, но каких! Разъяренных, доведенных до невменяемого состояния, вооруженных.

— А чем вы тогда объясните, что правоохранительные органы перешли на сторону временного правительства, а народ не требует вас вернуть?

— Если поменяли руководителей, это еще не означает, что правоохранительные органы перешли на их сторону. Смена министра, губернатора, акима района не значит, что власть перешла к временному правительству. Я хорошо знаю менталитет своего народа. Я дал команду никому не сопротивляться, чтоб не пошла буча: меняют губернатора, пусть меняют. Но главная сила — это народ. Большое количество сотрудников милиции не поддерживает их, в армии то же самое. Армия никогда не будет выполнять приказы, которые противоречат законам.

— Вам не кажется, что основные игроки вроде России и США уже начали признавать временное правительство?

— Звонки по телефону еще не означают, что Путин или Клинтон поддерживают Отумбаеву. Вы же не знаете содержание разговора. Когда была мартовская революция, Владимир Владимирович Путин мне тоже звонил.

— Но сейчас-то они вам не звонят.

— Мне они не звонят, потому что не могут сюда позвонить.


Комментарии
Профиль пользователя