Коротко

Новости

Подробно

Доходы ЮКОСа не сошлись с хищениями

Михаил Ходорковский просит объяснить, как может быть прибыльной компания, у которой все украли

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Экс-глава НК ЮКОС Михаил Ходорковский, обвиняемый вместе с бывшим руководителем МФО МЕНАТЕП Платоном Лебедевым в хищении 350 млн тонн нефти и присвоении выручки от ее реализации, завершил вчера опровержение позиции обвинения. Подсудимый заверил суд, что в его нефтяной компании не мог пропасть даже 1% выручки, а наличие самой выручки свидетельствовало о том, что не было хищений нефти.


На вчерашнем заседании Михаил Ходорковский завершил опровержение пунктов обвинения по его уголовному делу о хищении нефти и легализации преступных доходов. Подсудимый, в частности, заверил суд, что никак не мог присвоить выручку от продажи нефти. По словам экс-главы ЮКОСа, "казначейство компании ЮКОС (куда поступали все доходы от продажи нефти) еженедельно и ежемесячно составляло для совета директоров и правления компании отчеты о поступлении и расходовании средств". Более того, сообщил господин Ходорковский, "ежегодные отчеты по движению денежных средств представлялись также всем акционерам". А с 2002 года, добавил подсудимый, подобные отчеты стали составляться ежеквартально. При этом, пояснил Михаил Ходорковский, допускалось, что 1% выручки может пропасть неизвестно куда, или, как говорили в компании, "попасть в необъяснимое". "Но за время моего руководства компанией не то что 1%, но даже и меньшие суммы не пропадали",— резюмировал бывший руководитель ЮКОСа.

Обвинение в хищении и отмывании выручки от продажи нефти, по мнению господина Ходорковского, легко опровергается сопоставлением "удельной выручки, полученной от реализации тонны нефти", по разным компаниям. Так, по данным господина Ходорковского, в ЮКОСе она выросла с 1999 по 2003 год с $93 до $204. За этот же период, по информации подсудимого, в "Роснефти" эта выручка выросла со $126 до $185, а в "Сибнефти" — со $107 до $213. Причем, заметил обвиняемый, величина выручки зависела не столько от эффективности управления, сколько от величины квоты на экспорт нефти. "Чем больше квота, тем больше была и выручка,— заявил Михаил Ходорковский.— Но главное — ее размер в ЮКОСе был сопоставим с выручкой других компаний. И если нефть украли бы, то выручка лежала бы на нуле!"

Получаемая ЮКОСом прибыль в то время, по словам обвиняемого, также была сопоставима с прибылью других компаний, что свидетельствует, как считает господин Ходорковский, об "абсурдности обвинения". "Интересно получается,— воскликнул подсудимый,— доходы в ЮКОСе есть, прибыль есть, а нефть, как считает следствие, похищена! Вспомнишь тут о зеленых человечках!"

После этого Михаил Ходорковский перешел к обвинению его в хищении акций Восточно-нефтяной компании (ВНК) — оно было выдвинуто прокурорами уже в ходе заседаний. "Надуманно и это обвинение,— заявил экс-глава ЮКОСа.— Была временная передача акций ВНК компании ЮКОС для защиты их от ареста по иску компании "Беркенхольц", руководство которой пыталось осуществить рейдерский захват ВНК". Но как только арбитражный суд иск отклонил, добавил господин Ходорковский, в 2001 году акции ВНК были возвращены обратно. "Эти действия я согласовывал с министром экономики Германом Грефом, советом директоров и акционерами,— заверил суд экс-глава ЮКОСа.— О каком хищении тут рассуждает следствие?"

В конце заседания господин Ходорковский сообщил, что завершил "с объективной стороной обвинения". "Теперь для разъяснения своей позиции хотел бы ответить на вопросы, которые сформулировал сам,— предложил подсудимый.— А затем выступит Платон Леонидович (другой обвиняемый по делу экс-глава МФО МЕНАТЕП Платон Лебедев.— "Ъ")". Судья согласился. Следующее заседание назначено на сегодня.

Алексей Соковнин



Комментарии
Профиль пользователя