Коротко


Подробно

Их борьба

В Москве в подъезде собственного дома расстрелян судья Эдуард Чувашов, известный суровыми приговорами скинхедам. Правое подполье переходит от разборок с мигрантами и убийств антифашистов к террору против государства. Похоже, это начало их похода за властью


Антон Сикорский


Эдуард Чувашов не был идейным антифашистом. Он вообще не был идейным в политическом смысле этого слова: амбициозный, принципиальный, не боящийся громких дел, но далекий от политики — таким запомнили его сослуживцы.

Последние громкие дела, попавшие в руки судьи Чувашова, касались двух банд скинхедов: Рыно-Скачевского (20 убийств) и "Белых волков" (11 убийств). (О том, как начиналось дело Рыно, см. "Огонек" N 22 за 2007 год.) Это были самые шумные процессы над нацистами в истории современной России, и дело не только в беспрецедентном числе жертв, но и в неожиданно суровых приговорах, которые получили обвиняемые. Так, участники банды Рыно отправились в колонии на сроки от 10 до 22 лет, "Белых волков" судья Чувашов упрятал на сроки от 6,5 до 23 лет, в основном в колониях строгого режима.

Похоже, именно эти процессы и стали роковыми для судьи.

Человек с пистолетом


Вскоре после процесса "Белых волков" в интернете появился ролик под названием "Судья Чувашов призывает убивать русских" с записью выступлений судьи на процессе "Белых волков", его фотографией и именем. Судья также попал в разнообразные списки русофобов и отчеты националистов, на форумах появлялись призывы к его убийству.

Официальное следствие заявляет: основная версия убийства — профессиональная деятельность судьи. О причастности националистов официально пока не говорят, но в частных разговорах заявляют: это дело рук правых радикалов.

В пользу "правого следа" говорит и почерк убийц: они действовали демонстративно, не прятались от камер и свидетелей, стреляли из самодельного огнестрельного оружия. Именно так были убиты известные антифашисты, например лидер столичного антифа Иван Хуторской.

"В судью стреляли в подъезде собственного дома, и такое подъездное убийство не первое за последний год среди антифашистов. Ивана Хуторского и еще одного молодого антифашиста также застрелили в подъездах",— вспоминает Катя Р., активистка антифа.

Сами правые, естественно, причастность к убийству судьи опровергают.

"Некоторые люди успели обвинить в убийстве националистов. Наиболее сильно в этом отличились неолиберальные правозащитники с русофобской позицией... Я, в свою очередь, исключаю такую возможность,— заявил "Огоньку" Евгений Валяев, пресс-секретарь одного из крупнейших легальных движений националистов "Русский образ".— После смерти можно проследить за большим количеством мнений людей, которые рады этому убийству. Но также многие патриоты радовались смерти президента Польши, который также, по их мнению, является русофобом. Это же не означает, что президента Польши убили русские патриоты из интернета. К тому же уже появился фоторобот подозреваемого, и в информации к нему говорится, что убийца — мужчина кавказского типа. На этом националистический след в преступлении можно считать исчерпанным".

Но националистов выдают их же соратники: сразу после убийства "патриотические" форумы буквально взорвались от вала радостных откликов. Нацисты приветствуют убийство судьи и требуют новой крови.

Враги государства


Речь идет о целенаправленном терроре правых радикалов против видных общественных деятелей, считают эксперты. Если причастность националистов к убийству судьи подтвердится, это значит — от террора против общества они перешли к террору против государства.

"Участников уголовных процессов неонацисты убивали и раньше, но разница между предыдущими и этим убийством очевидна — до этого вызов неонацисты объявляли обществу, сейчас вызов направлен в отношении государства,— говорит Павел Чиков, глава ассоциации АГОРА.— Это и эксперт-лингвист Николай Гиренко, который давал показания против нацистов и был застрелен в 2004 году, и адвокат Станислав Маркелов, выступавший на процессах против правых радикалов и убитый в 2009 году. Был еще и ряд убийств лидеров антифашистского движения. Очевидно, что цель такого рода акций не только убийство конкретного человека, но в первую очередь устрашение остальных. Это терроризм".

Переломный момент в поведении правых пришелся на конец 2008 года: тогда на своих сходках националисты решили от разборок с "инородцами" перейти к прицельным убийствам общественных и государственных деятелей.

"Это отмечаем и мы, и другие правозащитники, и представители правоохранительных органов,— говорит Павел Чиков.— Например, по делу об убийстве Маркелова рассматривался вопрос о наличии в действиях обвиняемых признаков терроризма".

"Вполне логично, что нацистское подполье дошло до этого уровня — они всегда стремились к террористическим акциям",— говорит Николай, один из активистов антифашистского движения "красных скинхедов" R.A.S.H. Именно к этому движению принадлежал Иван Хуторской (Костолом), застреленный осенью прошлого года.

"В Москве нацистские группировки развиваются с 92-93-го годов, они прошли путь от шпаны с арматурой, которая забивает прохожих, до организованного движения,— говорит Николай.— Они всегда были за то, чтобы заниматься такими громкими акциями, на их сайтах постоянно появлялись восторженные статьи о правых террористах Италии и Германии".

Террор будет продолжаться, уверены правозащитники. Причем чем дальше, тем более вызывающими будут акции.

"Националисты хотят показать — они не деморализованы, не подавлены и могут не только действовать, как раньше, но и идти на новые, более радикальные шаги",— говорит Павел Чиков. Он также напоминает, что именно в день убийства судьи Чувашова подозреваемые в другом убийстве — адвоката Станислава Маркелова — Никита Тихонов и Евгения Хасис объявили о помолвке. С учетом этого убийство Чувашова предстает в совершенно новом свете: как кровавый "свадебный подарок" от товарищей по движению.

Кто следующий в расстрельном списке?

"Прогнозы делать бесполезно, это может быть любой человек, который с их точки зрения создает проблемы,— говорит Катя Р.— Раньше их действия были предсказуемы: они ждали людей около антифашистских концертов и маленькими группками нападали на них. Но какое-то время назад они стали отстреливать тех, кого считают лидерами движения. Убийство судьи, возможно, обозначает какой-то новый поворот сюжета. Все-таки расследованием смерти антифашиста никто не будет заниматься так интенсивно, как убийством судьи,— это новый уровень риска. Очевидно, что они добиваются резонанса и чувствуют свою безнаказанность".

Так называемые расстрельные списки крайне правые стали составлять еще лет 10 назад, сегодня в Сети их циркулирует великое множество. В них засветились в основном эксперты-лингвисты, правозащитники, судьи, следователи, журналисты. Но понять, есть ли среди списков тот самый, которому следуют убийцы, невозможно.

При этом сами националисты считают, что никакого террора в стране нет — есть лишь отдельные эксцессы.

"Подобные заявления (о терроре) делают те люди, которым выгодно нагнетать обстановку в стране, отвлекать органы правопорядка от реальных угроз, переключая их на борьбу с русской молодежью",— говорит Евгений Валяев.

Превосходство БОРН


Морозным утром 11 декабря 2008 года сотрудники управы Можайского района Москвы нашли на ступенях управы странный сверток. Вскрыли его и обмерли от ужаса: в свертке лежала отрезанная голова. Хозяином головы оказался 20-летний приезжий из Таджикистана Салохитдин Азизов: на него напали в Подмосковье несколькими днями ранее по дороге с работы. Его оглушили и обезглавили прямо на обочине оживленной дороги, вся операция заняла несколько минут.

Чуть позже на адрес электронной почты правозащитной организации Human rights watch пришло письмо, в котором ответственность за акцию брала на себя некая Боевая организация русских националистов, сокращенно БОРН. К письму прилагалось фото отрезанной головы Азизова.

В 2009 году БОРН взяла на себя ответственность за несколько громких убийств антифашистов, в том числе расстрел Ивана Хуторского.

"Акции возмездия будут продолжены,— говорилось в обращении БОРН, выпущенном после расстрела Хуторского.— Уличные антифа-хулиганы, мигранты-беспредельщики, журналисты-русофобы, каратели в погонах и мантиях — всех врагов русского движения и русской нации постигнет кара, которую они заслужили".

Усматривают след мистической организации и в убийстве судьи Чувашова.

"По почерку оно очень похоже на последние убийства наших друзей и Стаса Маркелова, после всех этих преступлений появлялись заявления БОРН,— говорит Николай из R.A.S.H.— Есть два варианта. Первый: возможно, что БОРН не существует, это некий миф, собирательный образ, а разные группировки националистов просто подписываются так под своими заявлениями. Второй вариант — это реальная группа. Вполне возможно, что Тихонов и Хасис, которых подозревают в убийстве Маркелова, состояли в БОРН".

По словам Николая, нацистская среда в Москве состоит из нескольких частей: "Есть правые футбольные фанаты, их тысяч пять. Потом идут субкультурные нацисты, которых меньше — где-то тысяча. Люди из этой среды вступают сначала в организацию, начинают читать литературу, подковываться, и вот из этих "подкованных" и получаются те, кто начинает убивать.

Единого подполья в масштабах страны нет. Профессиональные убийства с применением огнестрельного оружия происходили только в Москве и Питере, подтягиваются к столичному уровню нижегородские нацисты. Националистические группировки есть и в других регионах, например в Сибири или на Урале. Но максимум, на что они способны: собраться впятером и забить арматурой мигранта или напасть на антифашиста около подъезда. Да и то через пару дней их найдет местный центр по борьбе с экстремизмом".

"Сегодня мы судим о нацистском подполье по обрывочным сведениям, какая-то часть этих сведений — сознательная дезинформация,— уверена Катя Р.— Та же самая группировка БОРН — кто они? Это реально существующая организация или только несколько человек, которые в интернете берут на себя ответственность за нападения?"

"В России не существует никаких боевых радикальных националистических группировок. Это все выдумки либералов и правозащитников, которые получают за борьбу с этими мифами гранты из западных, а иногда даже и российских фондов,— говорит в ответ Евгений Валяев.— Те единичные преступления, которые совершаются по мотивам национальной и религиозной ненависти, совершают обычные молодые люди, которые не проходили никакой специальной подготовки".

В поисках террористов Валяев советует спецслужбам посмотреть на Северный Кавказ. Но спецслужбы Валяева не слушают и все внимательнее присматриваются к националистам в Москве, Петербурге и других крупных городах, и то, что они видят, восторга не вызывает.

"Оперативники с удивлением обнаружили, что в Москве, под носом у всех силовых структур, действует неонацистское вооруженное подполье, в которое входит от нескольких десятков до сотни человек,— говорит Павел Чиков.— Они вооружены и очень опасны. У них не просто есть арсеналы с оружием: эти люди прошли специальную физическую и психологическую подготовку. У них за плечами уже есть опыт убийств, а это с точки зрения психологии очень важно — такие люди готовы убивать снова и снова".

В ожидании путча


Но убийства для нацистов больше не самоцель: они стремятся к захвату власти в стране.

"Знакомые оперативники говорят, что начиная с 2008 года неонацисты стали на своих сходках всерьез обсуждать именно политические вопросы,— говорит Павел Чиков.— Речь идет о захвате власти, именно в таких формулировках.

Что важно и опасно — эти ребята подкованы, почти все с высшим образованием. Речь фактически о части интеллектуальной молодежной элиты, а не о бритоголовых маргиналах. Такие люди не каются, и их сложно вычислить".

Бывший милиционер, судья Чувашов отлично владел огнестрельным оружием, у него был табельный пистолет. Но в роковое утро 12 апреля под рукой у судьи был лишь портфель с бумагами — им он и пытался прикрыться от пуль

Бывший милиционер, судья Чувашов отлично владел огнестрельным оружием, у него был табельный пистолет. Но в роковое утро 12 апреля под рукой у судьи был лишь портфель с бумагами — им он и пытался прикрыться от пуль

"Я думаю, что эти люди, безусловно, стремятся к власти,— говорит Катя Р.— На данном этапе их тактика — запугивание с помощью убийств, но это им прийти к власти не поможет. Она отталкивает от них легальных националистов и разворачивает против них правоохранительные органы. Но при ухудшении социально-экономической ситуации вполне возможно, что националистическая карта в политике сыграет. Посмотрите на Венгрию: только что на выборах 17 процентов получила националистическая партия, которая выступает против цыган и евреев. Кто скажет, что в нашей стране такой разворот невозможен?"

В начале 2010 года центр Сова представил очередной мониторинг активности националистов. Правозащитники отметили — число убийств людей неславянской внешности в 2009 году сократилось впервые за много лет, при этом правые совершили как никогда много актов против органов власти. Поджоги квартир сотрудников милиции и военкоматов, угрозы судьям и чиновникам — всего эксперты Совы насчитали более 20 таких случаев. Цель наци: "неонацистская революция и установление "белой власти"", говорится в докладе.

О появлении агрессивных нацистов, готовых на насильственный захват власти, говорят и националисты легальные.

"На смену крупным организациям националистов приходит новое поколение, разрозненных групп автономной молодежи нацеленной на совершение тяжких и особо тяжких преступлений",— пишет Дмитрий Демушкин, лидер националистической организации "Славянский союз". Свое заявление Демушкин опубликовал сразу после убийства судьи Чувашова.

"Новое поколение автономов не видит смысла в политической деятельности, строительстве партий и организаций, не верит в демократию и легальную работу. Они верят в эффективные методы чеченских сепаратистов, которые заставляют власть считаться с собой",— подчеркивает националист.

Ирония ситуации в том, что люди, стреляющие сейчас по судьям и адвокатам, воспитаны при действенной поддержке самих властей.

"С нацистами в России вышло как с талибами в Афганистане: никто не думал, что эти ребята выйдут из-под контроля,— говорит Катя Р.— Долгое время власти закрывали глаза на преступления националистов: дела крайне правых спускали на тормозах, убийцы получали крайне мягкие сроки, а то и вовсе уходили от ответственности. Власти считали, что при определенных обстоятельствах они смогут использовать националистов. Известно, что прокремлевское движение "Россия молодая" сотрудничало с националистическим "Русским образом". Но пока власти играли в эти игры, сформировалось подполье, его участники подготовились, натренировались, начали стрелять в адвокатов и судей, и вот на это власти совсем не рассчитывали".

"Государство осознало угрозу со стороны правых после убийства Маркелова,— говорит Павел Чиков.— В Следственном комитете при прокуратуре создали отдельную следственную группу, которая занимается только такими уголовными делами. Оперативное сопровождение этих дел стала осуществлять ФСБ, а это значит — национализм трактуют как угрозу национальной безопасности".

Сами власти публично об угрозе правого террора не говорят, но на убийство судьи среагировали жестко: президент Дмитрий Медведев в тот же день направил главе Мосгорсуда Ольге Егоровой телеграмму, где заявил: исполнители "циничного" преступления будут найдены.

"Судья — это олицетворение закона, поэтому неудивительно, что на это среагировал даже президент,— пояснил "Огоньку" председатель комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев.— Это дело взято на контроль, и оно будет раскрыто. Я думаю, что те, кто его совершили, бросили очень серьезный вызов".

Коллеги Васильева по парламенту уже предложили ввести специальные меры по защите судей. Так, депутат Госдумы и бывший министр юстиции Павел Крашенинников считает: судьям по экстремистским делам нужна специальная охрана, а первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин предложил разрешить гражданам ношение огнестрельного оружия в целях самообороны.

Владимир Васильев считает, что специальных мер не требуется: сегодня судья по желанию и так может получить охрану, присоединиться к программе по защите свидетелей. От Чувашова таких заявлений не поступало.

"Данное преступление, скорее всего, связано с профессиональной деятельностью Эдуарда. У него были самые сложные дела,— говорит один из судей Мосгорсуда, пожелавший остаться неизвестным.— Мы все ему завидовали: как профессионально и грамотно он работал. У него, конечно, как и у каждого судьи, были свои недоброжелатели. Но сам он серьезно к этому никогда не относился. Никогда не просил охрану, которая положена ему по закону. Храбрым был человеком. Очень жаль, что теперь его с нами нет".

"Если бы он обратился, защита была бы установлена,— говорит Владимир Васильев.— Я знаю, я недавно сам обращался к министру внутренних дел по одному бывшему сотруднику... Быстро был включен механизм защиты свидетеля. Он отработан, он построен на передовой практике других государств, выделены средства правительством. И пока они, насколько я знаю, достаточны".

***


На прощание с Эдуардом Чувашовым собрались сотни судей, общественных деятелей и просто граждан: очередь тянулась через несколько пролетов главной лестницы Мосгорсуда и выходила на улицу. Проститься приехали высшие судебные сановники, в том числе глава Верховного суда Вячеслав Лебедев.

"Пуля, которая убила Эдуарда Владимировича, ранила нас всех, — заявила на прощании глава Мосгорсуда Ольга Егорова.— Но судей Москвы не запугать".

Тут, правда, Ольга Егорова лукавит: столичные судьи, похоже, решили больше не рисковать — только за первые сутки после убийства Чувашова за защитой обратилось более десятка судей и следователей, которые ведут опасные дела.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 19.04.2010, стр. 16
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение