"Денег в казне пока достаточно — $50 млн"

Как будет сводить концы с концами новая киргизская власть

О финансовых проблемах революционной Киргизии и будущем банковской империи Максима Бакиева корреспонденту "Ъ" АЛЕКСАНДРУ ГАБУЕВУ рассказал замглавы временного правительства ТЕМИР САРИЕВ, курирующий финансовый блок.

— В каком состоянии вам достались государственные финансы?

— Президент Бакиев полностью нарушил финансовую систему управления. Он создал очень много неконституционных органов, подчиняющихся напрямую президенту: финансовая служба, финразведка, центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ), фонд развития и ряд других структур. Они создали двойное правительство. Первое — реальное, которое возглавлял Максим Бакиев (сын президента.— "Ъ"). Все активы были под его контролем, в том числе фонд развития, где лежали $300 млн кредита, выделенного РФ. А второе правительство — номинальное, во главе с Данияром Усеновым, которому надо было отдуваться. В госуправлении нет понятия "бизнес". Или ты должен быть государственником и работать в интересах страны, или ты должен быть бизнесменом — тогда не работай в госструктурах. А молодой человек явно хотел совместить две несовместимые вещи. Результат мы видим.

— Сколько сейчас денег в казне?

— Денег в казне пока достаточно, чтобы закрывать защищенные статьи бюджета.

— И все же, сколько сейчас денег на счетах казначейства?

— Порядка $50 млн. Но эта цифра ничего не дает. Деньги поступают ежедневно: налоговые платежи, пошлины, трансферты.

— Какова динамика поступлений после революции?

— После 7 апреля там ужасная ситуация, платежи упали. Но это только второй день после революции, сейчас были выходные. Эта неделя все покажет.

— Где сейчас деньги, которые находились под управлением фонда развития?

— Деньги депонированы до особого распоряжения. Сейчас мы готовим нормативные документы для передачи фонда развития государству.

— Сколько там осталось средств?

— Там было около $280 млн, из них $100 млн было профинансировано в проект ГЭС "Камбарата-2", а остальные были распределены между коммерческими банками и прокручивались. Их использовали как свободные средства, зарабатывали маржу. Мы должны еще прояснить этот вопрос. В рамках расследования уголовного дела против семьи Бакиевых будет создана межведомственная комиссия, которая будет отдельно изучать все финансовые операции.

— А что с $1,7 млрд, которые Москва обещала выделить на строительство Камбаратинской ГЭС-1?

— Мы их еще не получали. Лишь часть денег пришла в виде техники и оборудования.

— Временное правительство будет обращаться за новыми кредитами?

— РФ устами премьера Владимира Путина первой заявила о готовности оказать любую помощь. Я надеюсь, что мы найдем в Москве понимание. Мы также готовим несколько писем к странам-донорам, наши посольства ведут активную работу, и многие страны уже выразили готовность помочь. В частности, КНР уже направила соответствующую телефонограмму. Кроме того, я встречался с делегацией ОБСЕ и обратился за помощью к странам--членам этой организации.

— Сколько вам нужно занять на внешнем рынке?

— В этом году выплаты по внешнему долгу составляют $67 млн, то есть каждый месяц где-то $5-7 млн. Это тоже нагрузка. Так что нам нужно провести переговоры по обслуживанию внешнего долга, что даст возможность сэкономить. Еще потребуются деньги на покрытие бюджетного дефицита, составляющего около 13 млрд сомов ($285,3 млн). При том что весь бюджет — 65 млрд сомов ($1,4 млрд).

— Предусмотрены ли в бюджете компенсации жертвам событий 7 апреля?

— Было принято соответствующее постановление. Семьям погибших — по 1 млн сомов ($21,9 тыс.), получившим особо тяжкое ранение — по 100 тыс. (около $2 тыс.), менее тяжкое — по 50 тыс. (около $1 тыс.). Во-вторых, сейчас будет разрабатываться закон о социальной защите семей погибших, о выплате компенсаций и пособий. Мы изыскали 137 млн сомов ($3 млн), эти деньги выделены, и родственники пострадавших их уже получают.

— Что вы намерены делать с банками, принадлежащими Максиму Бакиеву?

— 8 апреля Национальный банк ввел внешнее управление в отношении пяти банков, аффилированных с Максимом Бакиевым: АзияУниверсал банк (АУБ), КыргызКредит банк, Манас банк, Аманбанк и Иссык-Куль банк, а с 10 апреля — еще и ДосКредо банк. Это делается, чтобы не дать возможность вывести капитал, находившийся в этих банках. Но это достаточно сложно. Например, сервер АУБ находится за пределами Кыргызстана. И пока внешние управляющие взломали коды, вошли в систему — прошло какое-то время. Но сейчас все под контролем. Утекли деньги или нет — еще надо изучать.

— И все же, какая судьба ждет эти банки в дальнейшем?

— Пока сложно сказать. Деятельность АУБ на данном этапе будет приостановлена — средства казначейства и социального фонда мы сейчас переводим в РСК банк. Остальные клиенты сами решат. Но все эти банки наверняка будут работать уже не так, как при Максиме Бакиеве.

Полный текст интервью см. на сайте www.kommersant.ru.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...