Коротко

Новости

Подробно

Дагестанский учитель нашел дочь среди смертниц

По его мнению, времени добраться в Москву на автобусе у нее не было

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В минувшую субботу в прокуратуру Унцукульского района Дагестана обратился с заявлением учитель средней школы селения Балахани Расул Магомедов, заявивший, что опознал свою дочь Марьям Шарипову по фотографиям одной из смертниц, взорвавшей себя 29 марта в метро на станции "Лубянка". Вчера вечером у господина Магомедова и его супруги была взята кровь для ДНК-анализа. Родители Марьям Шариповой по-прежнему утверждают, что за день до взрывов в московском метро она находилась в Дагестане. Это противоречит версии о том, что смертницы прибыли в Москву на рейсовом автобусе из Кизляра, однако в столичных правоохранительных органах, по данным "Ъ", этот факт считают "задокументированным".


Как рассказал вчера "Ъ" Расул Магомедов, в минувшую субботу утром он обратился с заявлением в прокуратуру Унцукульского района Дагестана. В заявлении он сообщил, что днем 28 марта его дочь Марьям Шарипова вместе с матерью ездила на рынок в Махачкалу, потом отправилась навестить подругу и больше домой не возвратилась. В телефонном разговоре в тот же день с подругой она якобы сказала, что у нее все в порядке, однако родители не получали от нее никаких известий. После взрывов в Москве односельчане и родственники господина Магомедова узнали его дочь по фотографиям, распространенным в интернете. Одну из этих фотографий отправили на мобильный телефон отцу.

Господин Магомедов сообщил "Ъ", что вчера по поводу поданного заявления с ним побеседовали начальник уголовного розыска райотдела милиции и оперативный сотрудник Унцукульского РОВД. По словам педагога, он выразил готовность помогать следствию, однако сотрудники РОВД его допрашивать не стали, сообщив, что, возможно, господина Магомедова и его супругу пригласят в ближайшее время для проведения следственных действий в Махачкалу. "Я знаю, что один из оперативных работников райотдела приходил также в школу, где работала моя дочь, и забрал ее личное дело,— сообщил "Ъ" господин Магомедов.— Им понадобилась ее фотография". Господин Магомедов сказал "Ъ", что никаких особых примет у его дочери не было, поэтому заочное опознание ее невозможно (между тем на снимке террористки при увеличении можно заметить шрам на подбородке). Однако никаких следственных действий до вчерашнего вечера с заявителем не проводилось. Впрочем, около 19.00 в воскресенье к учителю приехали сотрудники ФСБ и взяли фрагменты ногтей и кровь из вены для проведения ДНК-экспертизы у него и у его супруги. "Возможно, подействовало мое обращение к депутату народного собрания от нашего района Шамилю Магомедову",— предположил Расул Магомедов.

На вопрос "Ъ", пытался ли он навести справки в махачкалинском аэропорту, не было ли его дочери среди пассажиров московского рейса, Расул Магомедов ответил отрицательно. "Кто я такой, чтобы мне давали подобные сведения? — пояснил он.— Я потому и написал заявление в прокуратуру, чтобы органы следствия выяснили все обстоятельства". Господин Магомедов уверен, что его данные противоречат версии, что обе смертницы приехали в Москву на кизлярском автобусе. В правоохранительных же органах столицы "Ъ" вчера сказали, что факт приезда террористок на автобусе можно считать практически "задокументированным". Напомним, что и предполагаемых сообщников террористок опознали жильцы дома в Хамовниках, где они снимали квартиру (см. "Ъ" от 3 апреля). По данным "Ъ", этот дом был определен по детализации телефонных разговоров, после того как на месте одного из терактов был найден обломок мобильного телефона с уцелевшей SIM-картой.

Господин Магомедов уточнил, что его дочь преподавала информатику в той же школе, где всю жизнь проработали он сам и его жена. "Самое удивительное в этой истории то,— сказал Расул Магомедов,— что у нашей дочери не было никаких проблем. Да, она была набожной, но никаких радикальных наклонностей или высказываний у нее никогда не было. Когда в начале марта министр внутренних дел Дагестана Али Магомедов сказал депутату от нашего района, что моя дочь является женой руководителя губденской бандгруппы Магомедали Вагабова, я даже не стал особо обсуждать эту тему с Марьям. Такие слухи распространялись по селу и раньше, но я слишком хорошо знаю свою дочь, чтобы придавать им значение".

Между тем брат Марьям Шариповой Ильяс ранее задерживался по обвинению в хранении гранаты, похищении человека и причастности к незаконным вооруженным формированиям, но по всем пунктам, кроме первого, был оправдан.

Юлия Рыбина, Махачкала, Александр Жеглов



Комментарии
Профиль пользователя