Коротко

Новости

Подробно

Конфуций и газодинамика

Журнал "Огонёк" от , стр. 34

Два профессора кафедры стартовых и технических комплексов ракет и космических аппаратов питерского Военмеха попали в Лефортово. Евгения Афанасьева и Святослава Бобышева ФСБ обвиняет в передаче властям Китая секретной информации. Ученые утверждают, что секретов не раскрывали.


Владимир Тихомиров, Наталья Шергина, Санкт-Петербург


Информация об этом, попавшая в интернет, наделала много шума в городе — Военмех в Питере, да и не только, котируется высоко. За подробностями "Огонек" обратился к чекистам. Сотрудница пресс-службы ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Елена Тихонова пояснила, что слышала о задержании профессоров Военмеха, но никак его не комментирует. По ее словам, "не факт, что ученых задерживали петербургские офицеры", хотя она и не может опровергнуть информацию, опубликованную в интернете. В сухом остатке — "не комментируем, но и не отрицаем".

Так что же стряслось с профессорами престижного вуза?

Кузница секретов


В советские времена о Ленинградском механическом институте было не принято распространяться, потому что его выпускники решали задачи национальной обороны и безопасности СССР. Лишь в годы перестройки мы узнали, что там, оказывается, учили еще тех, кого берут в Звездный городок, и что всеобщий любимец Георгий Гречко и космонавт-исследователь Екатерина Иванова (дублер Светланы Савицкой) — выпускники ЛМИ. Ветер перемен дал этой кузнице "золотых технарей" новое имя - вуз стал называться Балтийским государственным техническим университетом (БГТУ-- Военмех). Сегодня это открытое учебное заведение, сюда берут по результатам ЕГЭ, здесь теперь готовят даже гуманитариев — экономистов и политологов, а на сайте приведены программы широких международных обменов студентами, аспирантами, преподавателями со странами Западной Европы, есть международная аспирантура.

У статуса открытости, как водится, есть две стороны. На весь мир нашумела история о том, как бывший ректор Юрий Савельев после бомбардировок НАТО в Югославии в 1999 году выгнал с работы четверых преподавателей из США (они, впрочем, добились своего возвращения). Кому-то этот демарш показался проявлением солидарности с сербами, хотя есть и другая версия: г-н Савельев поквитался с Америкой за 1998 год. Тогда наряду с другими российскими вузами в черный список правительства США "по подозрению в сотрудничестве с Ираном" был занесен и питерский вуз. Юрий Савельев удостоился даже персональных санкций США как допустивший, по мнению ряда экспертов, иранских студентов и аспирантов к лекциям по закрытой тематике. Справедливости ради стоит отметить, что за два года до американских санкций запрет на обучение в Военмехе иранцев ввели российские власти — Министерство образования и ФСБ. В 2010 году США вычеркнули БГТУ из черных списков, но новое руководство вуза встретило эту новость равнодушно.

"Иранский прецедент", однако, для вуза не прошел бесследно. "После мытарств со студентами из Ирана, когда власти США обвинили меня в том, что чуть ли не я лично подготовил всю иранскую ракетную программу, я ввел жесточайшую тройную систему контроля за информацией, выходящей из стен университета,— рассказал "Огоньку" экс-ректор Юрий Савельев.— На каждую программу, каждый конспект преподавателя, выезжающего за границу с лекциями, у нас дается заключение специальной комиссии".

Экспертиза лекций проходит тройную фильтрацию: сначала конспект предъявляется руководителю кафедры, затем идет в отдел по безопасности, после чего текст изучает специальная комиссия по экспортному контролю (занятно, что раньше она называлась по экспЕртному контролю). Кроме того, перед поездкой за рубеж каждый профессор проходит особый инструктаж.

— Я не верю, что наши профессора Афанасьев и Бобышев выдали Китаю какие-то государственные секреты,— категорически заявил "Огоньку" Юрий Савельев.— Хотя, мы знаем, были случаи с коллегами из других институтов, например из МГТУ им. Баумана,— ведь сверхсекретная торпеда "Шквал" оттуда несколько лет назад "утекла". Но для нас, для наших, это немыслимо!

Юрий Савельев сообщил, что в свое время именно он привлек в Военмех Афанасьева и Бобышева как бывших военных. И характеризует их как очень толковых специалистов, выросших в маститых ученых и очень ответственных людей. "Я ручаюсь, что они прекрасно знают, что такое защита секретов своей страны!" — подчеркнул г-н Савельев.

Нынешний ректор вуза Константин Иванов, избранный на этот пост ровно год назад, ручательства за своих сотрудников давать не стал, даже разговаривать на тему о причинах их помещения в Лефортово не захотел. Подарив корреспонденту "Огонька" военмеховский календарь, твердо заявил: готов ответить на любые вопросы о вузе в преддверии нового набора абитуриентов, но не об Афанасьеве и Бобышеве. "У меня официального письма из Следственного комитета нет, а если будет, тогда и решим, что предпринять",— пояснил г-н Иванов.


Харбин зовет


Юрий Савельев, бывший ректор Военмеха

Юрий Савельев, бывший ректор Военмеха

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Какие же у Военмеха связи с Китаем и с китайским правительством, которому, по версии ФСБ, два профессора "передали секретную информацию"? Ректор Иванов почему-то ответил, что никаких. И это наполовину чистая правда. Потому что, хотя в Китай регулярно ездят военмеховцы, "контактируют" они не с властями дружественной страны, а со знаменитым техническим вузом — Харбинским политехническим университетом. Читают лекции по программе обмена.

История обычная, характерная для налаживания связей между вузами: в Военмехе побывала китайская делегация из Харбинского политеха и предложила организовать обмен по учебному процессу. Ничего особенного: в этот мирового уровня вуз с удовольствием ездят преподавать как российские, так и американские и европейские ученые. "У нас с Харбинским политехническим институтом заключен официальный двусторонний договор,— рассказал "Огоньку" заведующий кафедрой стартовых и технических комплексов ракет и космических аппаратов Юрий Аристархович Круглов.— Договор это давний, в нем прописано все, как у всех: обмен студентами, стажировка аспирантов, преподавателей. И, естественно, чтение лекций. Летать в Харбин стали я и двое моих ребят — Евгений Афанасьев и Святослав Бобышев. Я их называю ребятами, потому что они мне как дети — Жене 57, а Славе 55 лет или около того. То, что они оказались в Лефортово, для нас стало неожиданностью, бомбой! Как гром среди ясного неба! С договором было все в порядке, да и брякнуть на лекции что-либо лишнее они точно не могли, я сам проводил с ними инструктаж. Ездили ребята вдвоем, всего шесть раз. Последний — где-то в мае 2009 года. Это и стало их "криминальным" случаем".

Юрию Аристарховичу Круглову 80 лет, он один из патриархов Военмеха. "У меня любопытный курс,— рассказывает он о себе,— читаю лекции по амортизации удара виброзащиты. Вопрос удивительно широкий, он применим ко многим сферам, начиная с транспорта и кончая нашими специальными вещами. А вот мои ребята, Афанасьев и Бобышев, — они талантливые газодинамики. Специалисты по струйным течениям газа, по взаимодействию струй с преградой. Эта тема отражена в их докторских работах — Афанасьев защитил закрытую, а Бобышев открытую. Газодинамика — довольно сложная тема: течение газов, неравномерность, быстродействие, турболизация. Курс лекций, который Женя и Слава читали (а ездили они на пару), существует во всех технических вузах".

Алгоритм командировок арестованных нынче военмеховцев был немудреным: из Харбина раз в год поступала заявка на цикл лекций, в которой перечислялись интересующие китайскую сторону вопросы. Заявка согласовывалась с руководством, ученые писали конспекты и прогоняли их через ту самую тройную спецкомиссию. Дальше — 10 дней в Китае.

Молву о том, как китайское государство не жалеет денег на образование и науку, русские ученые передают из уст в уста с горестным восхищением. Они 20 лет ездят в Китай ради подработки. А как было не ездить, когда в России платили в месяц 20 долларов, а Пекин предлагал за неделю 500, а то и 1000 долларов?

Правда, за эти деньги китайцы выжимают любого приглашенного. Как выразился профессор Круглов, "китайцы кишки выматывают своими вопросами. Занятия идут подряд, по шесть часов в день. Приходишь в гостиницу только поесть и отлежаться". Но он убежден: его коллеги кому угодно фору дадут в деле сохранения секретов, невзирая на любой прессинг. "Я их знаю как аккуратных, осторожных людей, к тому же они нигде не могли почерпнуть данных, которые могли бы привести к задержанию,— убежден Юрий Аристархович.— Думаю, пройдет некоторое время и выяснится, что произошло недоразумение, ведь по их тематике масса открытой литературы".

Если это и аргумент, то явно не самый сильный. Ведь страхи — и реальные, и мнимые — в отношении небезупречной китайской практики приобщения к высоким технологиям сегодня весьма высоки. Не только в России — в мире.


Китайские догонялки


Юрий Круглов, профессор Военмеха

Юрий Круглов, профессор Военмеха

Технологическая гонка с Западом, а точнее, катастрофическое отставание Китая от ведущих мировых держав всегда была болезненным сюжетом для китайцев — со времен Поднебесной империи до социалистической эпохи. Тому были особые причины. С одной стороны, как известно каждому китайцу, именно в Китае были придуманы все великие изобретения (от бумаги до пороха, компаса и ракет), которые цивилизовали современный мир. Но, с другой стороны, вовсе не китайцы научились пользоваться этими высокими технологиями как инструментами преобразования мира. Технологическая пропасть, отделявшая Китай от Запада (а Россия ведь тоже была западом для китайцев), росла веками, и веками же крепла идея догнать и перегнать ушедших в отрыв. Поэтому нет ничего удивительного, что с самого момента образования КНР в 1949 году китайский кормчий Мао обращался к "старшему брату" — СССР с просьбой по-товарищески поделиться знаниями.

"Старший брат" не возражал. Советская помощь хлынула в Китай рекой, в том числе и в чувствительных высокотехнологичных (на тот момент) сферах. Благодаря подписанному со Сталиным соглашению советские специалисты бесплатно передали в распоряжение китайских ученых экспериментальный атомный реактор и ускоритель элементарных частиц.

— Было подписано соглашение о передаче всего комплекта научно-технической документации по ядерной энергетике и об обеспечении его расщепляемыми материалами. В СССР были подготовлены более 5 тысяч китайских ученых, составивших костяк только что образованной Академии наук КНР.

Кладовая советских технологий, правда, практически закрылась для китайцев во второй половине 1960-х: научно-техническое сотрудничество с СССР было свернуто, Москва и Пекин вошли в фазу жесткого противостояния и заморозки отношений, которая растянулась на два десятка лет. Но свято место пусто не бывает: Китай форсировал технологические поиски по другим адресам, принял амбициозную программу "четырех модернизаций", а прагматики, пришедшие к власти в стране после кончины Мао и ухода "старой гвардии", решили отказаться от ставки на собственные силы. Их логика была простой: в былые времена европейцы беззастенчиво заимствовали китайские секреты, теперь китайцы имеют полное право этот опыт повторить.

Охота за передовыми технологиями быстро трансформировалась в государственную политику, которой Китай руководствуется с начала 80-х годов прошлого века. Вопросы технической модернизации Китая неизменно занимают самые верхние строчки повестки дня каждого съезда компартии КНР. В соответствии с программой КПК "План развития промышленности высоких технологий Китая в период одиннадцатой пятилетки" в 2020 году страна должна выйти в число передовых инновационных держав мира. То есть более чем на 30 процентов снизить внешнюю техническую зависимость, когда все новинки Китай заимствует в других странах.

— В настоящее время совокупные кадровые ресурсы Китая в области науки и техники составляют 40 млн человек, и по этому показателю КНР занимает первое место в мире.— Как следствие — растет активность Китая в патентной сфере. Всемирная организация интеллектуальной собственности отмечает, что в 2008 году доля Китая на рынке патентования достигла 3,7 процента и страна вышла на шестое место в мире.

Ракеты «Чанчжэн-5» стали гордостью китайского хай-тека: они могут нести как ядерные заряды, так и обычные спутники

Ракеты «Чанчжэн-5» стали гордостью китайского хай-тека: они могут нести как ядерные заряды, так и обычные спутники

Фото: AP

Китай вошел в тройку лидеров и по числу опубликованных научных трудов. По индексу SCI, отражающему результаты в фундаментальных исследованиях, КНР отстает лишь от США, Японии, Великобритании и Германии, а в некоторых областях, например в нанотехнологиях, Китай по числу публикаций вплотную приблизился к США. Среди самых передовых разработок стоит назвать проект китайских ракет "Чанчжэн-5", собственную систему спутниковой навигации и позиционирования "Бэйдоу" ("Большая Медведица"), собственный суперкомпьютер "Шугуан 5000А", способный производить до 100 трлн операций в секунду, самолет ARJ21-700, самостоятельно разработанный китайскими инженерами и уже запущенный в серию...

На таком впечатляющем фоне возникает резонный вопрос: а много ли осталось у нас в России наработок, достойных углубленного китайского внимания?

По мнению ряда экспертов, китайский интерес к нашим технологическим кладовым и научным разработкам — величина убывающая и конечная. "Практически близок тот день, когда наш научный и технический потенциал уже ничем не будет интересовать Китай. В новой модели мирового порядка нам оставят роль поставщика природных ресурсов, и все",— полагает известный китаист Виля Гельбрас, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.

С ним согласен и проректор по научной работе и международным связям Дипломатической академии Евгений Бажанов: "Мы веками традиционно отставали от Запада и практически уже смирились с этим отставанием. Но теперь мы будем отставать и от Востока, что для нас будет новым ощущением".

Но это прогноз на будущее. А оценка настоящего иная.

— Китай предельно прагматично реализует стратегию преодоления технологического отставания,— убежден Виля Гельбрас.— И Россия занимает в этой стратегии одно из ведущих мест. Например, существует целая сеть институтов, которые занимаются Россией, российскими научно-исследовательскими институтами и вузами. Они очень хорошо изучили наши возможности и сейчас действуют предельно эффективно. Приезжают в гости с жестко составленным расписанием: какие темы интересуют, с какими людьми планируют встречаться, какова цена определенной документации... Конечно, для видимости составляется какой-то договор о совместной работе, но основную массу информации китайцы предпочитают получать по неофициальным каналам. Если им нужна какая-то помощь, они тут же всеми доступными методами переманивают и самих сотрудников. Причем китайцы переманивают не столько молодых, перспективных специалистов, сколько пожилых профессоров старой школы, пенсионеров, которые в нашей стране никому не нужны...

Если это и в самом деле устоявшаяся практика, то она, по логике, не может не отразиться на двусторонних отношениях. Ведь скандалы на почве утечки в Китай российских технологических секретов или подозрений в такой утечке возникают с завидной регулярностью. Вот теперь и сюжет с профессорами Военмеха возник. Что же будет?

— А ничего не будет,— убежден Евгений Бажанов.— Нынешние отношения между нашими странами можно назвать лучшими за всю историю российско-китайских взаимоотношений. Нам удалось снять многие противоречия и избавиться от высокомерного отношения к нашему соседу, которое в свое время вызывало немало раздражения у китайских товарищей. У нас близкие геополитические интересы, близкие позиции по целому ряду вопросов международной политики. В конце концов, Китай тоже заинтересован, чтобы на его границах располагалось дружественное, сильное и стабильное государство.

Забавно, но в перечисленные экспертом характеристики не попали такие определения, как "передовая" и "технически развитая" страна. Случайно?

А самое печальное, что за всеми этими проблемами большой политики в опасной тени оказались судьбы людей. По сути, профессора Военмеха Афанасьев и Бобышев оказались в ситуации, полной неопределенности. После обысков они, по утверждению родственников, просто пропали: их правовой статус коллегам и родне неизвестен (задержаны или арестованы), мотивы претензий к ним неясны (подозрения в преступных деяниях или предъявленное обвинение в их совершении), о судебных решениях, санкционирующих ограничение свободы этих людей, никто не извещен.

Это, правда, к китайцам отношения уже не имеет. Это ноу-хау наше внутреннее, российское...

Секретные материалы

Судебная хроника

Истинные масштабы незаконного получения Китаем военных технологий и технологий двойного назначения неизвестны. По данным американского фонда Judicial Watch, с 2000 года только в США было проведено более 540 расследований нелегального экспорта технологий в Китай.


Согласно исследованиям, в одном лишь 2008 году количество обвиняемых по таким делам превысило 4,1 тысячи человек. Мишель Ван Клив, в середине 2000-х годов руководившая американской контрразведкой, заявляла, что информацию о ядерном арсенале США, включая чертежи носителей, Китай получил еще в 1990-х годах. В то же время Китай проявляет интерес не только к американским технологиям

В феврале 2003 года в результате расследования деятельности ряда американских компаний, которые нелегально продавали за рубеж различные военные изделия, были арестованы супруги Чжуан Цзинхуа и Сювэнь "Дженнифер" Лян. Сотрудники иммиграционной и таможенной полиции США смогли доказать, что супруги пытались продать в Китай детали самолета F-14 и компоненты для производства ракет HAWK, TOW и AIM-9 Sidewinder. К апрелю 2005 года каждый из них получил срок в 2,5 года.

1 апреля 2004 года сотрудники иммиграционной и таможенной полиции США арестовали гражданина Южной Кореи Пак Гвон Хвана при попытке вылететь в Китай. В его багаже были обнаружены армейские приборы ночного видения. Ведомство следило за его деятельностью с 2002 года, когда принадлежащая ему малазийская компания купила и нелегально вывезла из США в Китай два двигателя от вертолета Black Hawk. 30 августа 2005 года его приговорили к 2,8 года тюрьмы.

26 октября 2005 года Лефортовский межрайонный суд санкционировал арест гендиректора ЗАО "ЦНИИМАШ-Экспорт", академика Академии космонавтики Игоря Решетина и нескольких его заместителей. Следственное управление ФСБ обвинило ученых в передаче в 1998-2003 годах Всекитайской импортно-экспортной технико-экспертной компании точного машиностроения 13 технических отчетов с расчетами аэродинамики космических кораблей, а также в контрабанде и растрате. 3 декабря 2007 года Игорь Решетин получил 11 с половиной лет заключения, остальные фигуранты дела — от 5 до 11 лет.

В конце 2005 года арестован инженер-электрик Чи Мак, эмигрировавший из Китая в Калифорнию в начале 1980-х годов. Более 20 лет он проработал в компании Power Paragon, разрабатывающей высокотехнологичные двигатели для судов ВМС США. В 2003 году агенты ФБР обнаружили, что Чи Мак записывал обширный архив разнообразной технической документации на компакт-диски, которые собирался отправить в Китай вместе со своим братом. В апреле 2008 года 66-летнего Чи Мака приговорили к 24 с половиной годам тюрьмы. Судья объяснил, что столь суровый приговор — это сигнал Китаю, "чтобы он перестал присылать сюда агентов, которые крадут военные секреты".

17 мая 2006 года власти США предъявили обвинение в шпионаже, подкупе, сговоре и попытке незаконного экспорта консультанту по международным продажам корпорации Lockheed Martin и ряда других оборонных предприятий Му Го Сыну. Его обвинили в попытке купить и вывезти в Китай двигатели для самолета F-16 и вертолета Black Hawk, ракеты "воздух-земля" AGM-129 и нескольких ракет "воздух-воздух". Как продавец выступал агент Министерства национальной безопасности США. 25 июля суд Южного федерального округа во Флориде приговорил Му Го Сына к 6,5 года тюрьмы и штрафу в 1 млн долларов.

В феврале 2006 года спецслужбы США арестовали инженера Дунфань Чуна, который работал в американской авиапромышленности с 1973 года — сначала в компании Rockwell, затем в корпорации Boeing. Его заподозрили в шпионаже в пользу Китая при расследовании дела Чи Мака. При обыске дома Чуна агенты обнаружили более 225 тысяч страниц с детальным описанием различных космических разработок Boeing. По версии следствия, начиная с 1979 года инженер передал Китаю ряд технологических и коммерческих секретов. В феврале 2010 года тот же судья, который осудил Чи Мака, приговорил 74-летнего Чуна почти к 16 годам тюрьмы и почти с той же формулировкой: "КНР помешана на краже конфиденциальной информации в США и останавливаться, кажется, не собирается. Только длительные сроки заключения способны отбить у других охоту красть эти технологии".

12 марта 2004 года агенты таможенной службы США арестовали во Флориде бывшего сотрудника корпорации Lockheed Martin, президента компании Azure Systems Сюя Тинъи и сотрудника Azure Systems гражданина Китая Ни Хай Линя. Они попытались вывезти 25 усилителей с низким уровнем помех, которые используются в ракетах Hellfire, задекларировав их как обычные транзисторы. 6 октября 2004 года по обвинению в заговоре, даче ложных показаний и нарушении закона об экспорте каждый из них был приговорен к 3 годам условно.

Евгений Белов


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя