Коротко

Новости

Подробно

Гаишники перекрыли дорогу водителями

В погоне за преступником

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера разразился скандал вокруг видеообращения москвича Станислава Сутягина, который рассказал, что его Mercedes вместе с другими автомобилями был использован сотрудниками ГИБДД на МКАД в качестве живого щита при погоне за преступником. Представители столичного ГУВД, хотя и признали факт инцидента, заявили, что "никакого живого щита не было". Правозащитники тем не менее настаивают, что милиция допустила грубое нарушение закона, подвергая опасности жизни граждан, а экс-руководитель ГАИ-ГИБДД МВД РФ Владимир Федоров признал, что руководство ГИБДД "узнало об этом случае, как и все, из интернета".


В своем видеообращении, размещенном вчера на сайте YouTube, 29-летний автослесарь Станислав Сутягин рассказал, что рано утром 5 марта он на своем Mercedes ехал от Щелковского шоссе к Ярославскому по МКАД. Его автомобиль и еще несколько машин, двигавшихся в том же направлении, на 100-м километре МКАД остановили инспекторы ГИБДД, причем господина Сутягина попросили поставить его автомобиль поперек дороги. Как выяснилось позже, остановленные автомобили автоинспекторы решили использовать в виде живого щита, чтобы, перекрыв дорогу, остановить Audi, на которой ехал преследуемый нарядами милиции преступник. Автомобили ДПС при этом стояли в стороне. Серебристая Audi пронеслась между остановленными автомобилями на большой скорости, протаранив Mercedes господина Сутягина и стоявшую справа от него "Волгу". Машины ДПС отправились в погоню за Audi, а владельцев поврежденных автомобилей попросил проследовать на ближайший пост автоинспектор, представившийся Алексеем Юрьевичем Борисовым из 3-го батальона 1-го спецполка ГИБДД. Он и сообщил водителям, что компенсировать повреждения их автомобилей никто не будет.

Объясняя четырехдневную паузу между происшествием и преданием его гласности, господин Сутягин сказал "Ъ", что он "первый день провалялся в шоке, потом стал думать, что делать дальше". Ночью, сидя у компьютера, Станислав Сутягин, по его словам, понял, что "бодаться с ГАИ никакого смысла нет и если есть на что-то надежда, то только на общественное мнение".

В самой ГИБДД вчера поначалу отказывались подтверждать или опровергать сам факт происшествия. И. о. командира 3-го батальона спецполка ДПС управления ГИБДД Москвы Александр Филатов от комментариев отказался, а дежурный по батальону смог подтвердить "Ъ" только то, что в батальоне действительно работает Алексей Борисов, он и дежурил на МКАД в ночь на 5 марта. Впрочем, уже вечером глава управления общественных связей ГУВД Москвы Виктор Бирюков заявил "Ъ", что "никакого живого щита не было", и добавил: "В этом районе часто работают воры-борсеточники. Сотрудникам ДПС удалось установить машину одного из них, и они стали ее преследовать. Подозреваемый на МКАД выехал на встречную полосу и стал по ней уезжать от сотрудников ДПС, создавая аварийную ситуацию". Далее, по словам представителя ГУВД, информация о погоне была передана на ближайший пост ГАИ. "Инспекторы просто остановили движение, никого поперек дороги не ставили,— отметил господин Бирюков.— Но у Audi Quattro мощный двигатель, ей удалось проскочить между стоящими машинами и скрыться. Машины получили повреждения". Также господин Бирюков отметил, что командир спецполка ДПС Александр Козлов получил от начальника ГИБДД Москвы Сергея Казанцева предупреждение о неполном служебном соответствии, но не за то, что при погоне пришлось использовать машины граждан, а за то, что "сотрудники не смогли задержать преследуемую машину, а потом не смогли побеседовать с людьми и объяснить им, что они получат компенсации". По словам господина Бирюкова, Сергей Казанцев "взял под свой личный контроль вопрос о компенсации владельцам поврежденных машин".

"Ъ" удалось разыскать и владельца второго пострадавшего автомобиля. 44-летний житель Владимира Николай Королев, работающий охранником в Химках и ехавший в то утро на работу на своей "Волге-3110", рассказал "Ъ", что машины перпендикулярно движению сотрудники ГИБДД действительно не разворачивали, но потребовали от господина Сутягина переставить свой Mercedes в крайний левый ряд, чтобы занять дорогу. "Нам никто не сказал, зачем мы стоим и чего ждем,— отметил господин Королев.— Поставили и сказали стоять. Между мной и Mercedes было полтора метра, и Audi не по встречной, а по нашей же полосе проскочила между нами. У меня помят весь левый бок и повреждено колесо, дальше пришлось ехать на эвакуаторе, а у Mercedes — правая дверь и крыло". Господин Королев, как и господин Сутягин, заявил также, что никто из ГИБДД никаких компенсаций ему не обещал: "Просто сказали: вот вам документы и езжайте". В пятницу господин Королев собирается приехать в Москву и "поговорить с гаишниками о компенсации".

Стоит отметить, что подобный случай имел место на трассе Минск--Микашевичи весной 2008 года, когда сотрудники белорусской ГАИ для задержания нарушителя заблокировали движение на въезде в Минск и просили автомобилистов перекрыть движение. Нарушитель протаранил машины, в одной из которых был трехлетний ребенок, шесть человек получили травмы. В июне 2008 года два дорожных инспектора за это были приговорены к двум годам лишения свободы условно. В мае того же года сотрудники московской ГИБДД, если верить сообщениям в "Живом журнале", использовали живой щит из частных автомобилей при погоне за нарушителем на Каширском шоссе, однако тогда никто не пострадал и не был наказан.

Лидер общественного движения автомобилистов "Свобода выбора" Вячеслав Лысаков считает, что "налицо неадекватные действия сотрудников ГИБДД". "По закону "О милиции" они обязаны защищать жизнь и здоровье граждан, а не подвергать их опасности,— напомнил "Ъ" господин Лысаков.— Это должностное преступление, требующее разбирательства". Бывший руководитель ГАИ-ГИБДД МВД РФ Владимир Федоров, ныне представляющий в Совете федерации Карелию, объяснил, что законодательство позволяет использовать транспортные средства при преследовании опасных преступников, но в роли щита закон "О милиции" допускает только милицейские автомобили или грузовики. "Если были частные машины, это грубейшее нарушение закона",— заявил "Ъ" господин Федоров. Сильнее всего, по его словам, его огорчило, что руководство ГИБДД "узнало об этом случае, как и все, из интернета": "Раньше было обязательно — плохо ли, хорошо ли — доложи. А сейчас, видимо, боятся расстраивать начальников".

Олег Кашин



Комментарии
Профиль пользователя