Коротко

Новости

Подробно

Театр одной актрисы

Московский дебют Анны Катерины Антоначчи

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 34

приглашает Софья Дымова

Интеллектуалы от драматического театра всегда порицали оперных певцов за их скромные актерские возможности, вменяя им в вину отсутствие техники, а часто и полное внешнее несоответствие роли. Действительно, в оперных пенатах редко когда исполнительницы роли Джульетты выглядели так, как положено шекспировской героине, и еще реже им удавалось актерски адекватно воплотить образ героини, но все же ХХ век дал миру нескольких выдающихся оперных актрис. Сначала была, как водится, Мария Каллас, в следующих поколениях яркую память о себе оставили Мария Юинг и Кэтрин Мальфитано, а сейчас первейшей представительницей редкой касты singing actresses называют Анну Катерину Антоначчи.

Эффектная итальянка с идеальной по оперным канонам фигурой, харизматичной внешностью со времени начала своей карьеры в ранних 1990-х сразу же стала любимицей крупнейших режиссеров: в ней, несомненно, есть дар сценического присутствия, и часто во имя выполнения сложных актерских задач она даже приносит в жертву вокальный блеск. Благодаря чему и заслужила мировое признание, ангажементы в крупнейших театрах (только за последние два сезона она выступила в лондонском Covent Garden, миланском La Scala, на Зальцбургском фестивале и в парижском Театре Елисейских Полей), а заодно и право петь тот репертуар, который ей вздумается, а не тот, который ей навязала традиция. Пожалуй, сейчас почти не осталось певцов, которые, как Антоначчи, могут сегодня петь барочную оперу (причем с крупнейшими специалистами ранга Джона Элиота Гардинера или Уильяма Кристи), через месяц — Верди (где-нибудь в барселонском Liceu), а еще через месяц — Кармен (это уже в Лондоне): вокальные амплуа для большинства вокалистов четко определены, и для того, чтобы преодолеть их, требуются годы. Но выход за общепринятые рамки — конек певицы, и, может быть, поэтому ее всегда и везде ждет бешеный успех у публики и благосклонность критики. Полтора года назад она вообще обратилась к глубокой старине — вокальной музыке Монтеверди (хотя ее голос никак не ассоциируется с раннебарочным вокалом) и, более того, сделала из нее one-woman-show, театр одной актрисы, и в ответ не услышала ни одного протестующего голоса из стана ревнителей аутентичной традиции.

По программе московского дебюта Антоначчи в принципе сложно понять, какой именно у нее голос. Здесь есть и ария Фьордилиджи из "Так поступают все" Моцарта, написанная для крепкого лирического сопрано, и его же Секст из "Милосердия Тита" (это уже колоратурное меццо-сопрано), а далее идут подряд Эболи из вердиевского "Дона Карлоса", Шарлотта из "Вертера" Массне и непременная "Кармен" — партии, которые одной певице петь совершенно необязательно, более того, в некоторых случаях противопоказано. Но такова уж бурная фантазия примадонны, ее задумка — разом, в рамках сольного вечера, показать диаметрально противоположные образы: мужские и женские, лирические и трагические, созданные в разных стилях и для совершенно разных голосов. Помогать ей в этом будет симфонический оркестр "Новая Россия" и греческий дирижер Георгий Петру, который не так давно работал с ней в Афинах над "Альцестой" Глюка.

Концертный зал имени Чайковского, 20 марта, 19.00

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя