Коротко

Новости

Подробно

Эксперимент как традиция

Музейная экспозиция Boucheron в Москве

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 60

приглашает Екатерина Истомина

Второй этаж величественного магазина Boucheron на Кузнецком Мосту до 27 марта намерен работать в качестве музейной площадки, что-то вроде ювелирного отсека Лувра. Любой гость бутика в обязательном порядке будет приглашен на увлекательную экскурсию: в маленьком зале, сделанном в полном соответствии с фирменным стилем всех магазинов французского ювелирного дома, представлен 41 предмет работы Boucheron. Драгоценные экспонаты ведут происхождение из известной в узких кругах музейной коллекции Boucheron, которую в доме начали собирать в далеком 1921 году.

Переговоры о проведении данной исторической московской эпопеи велись целых пять лет, и результат должен превзойти ожидания. Дело даже не в том, что в Москву привезли редчайшие ранние украшения великого дома, основанного Фредериком Бушроном в Париже в 1858-м (например, хрупкую корсажную брошь на сентиментально дрожащей, или же tremblant, закрепке 1860 года; бриллиантовые цветы дрожат благодаря секретным пружинкам). Интрига выставки — в довольно странном на первый взгляд выборе экспонатов, а выбор этот доказывает, что в Boucheron делали не только украшения и часы, но и массу хитроумных, эффектных вещиц, примечательных, а иногда и вовсе удивительных предметов интерьера. Собственно, задача устроителей экспозиции как раз и заключалась в том, чтобы расширить круг понимания искусства французской марки. Boucheron — не только искусство драгоценностей, но и цельная и выстроенная система luxury-координат.

Boucheron оказался последним из легендарных французских ювелирных домов, кто до самой крайней черты сохранял свою семейную творческую и финансовую независимость. Лишь в 2002 году наследник Фредерика Бушрона господин Алан Бушрон согласился на присоединение семейной компании к большой финансовой группе — Gucci Group, которой в тот момент руководил опытный гламурный функционер Доменико де Соле, ожививший, к примеру, марку Gucci харизмой и талантом Тома Форда. На реновацию Boucheron пригласили очень талантливую черноокую красавицу Соланж Азагури-Патридж. Госпожа Азагури-Патридж поймала сущность драгоценного искусства — и создавала страстные, роковые, экзотические украшения, чьи формы, сюжеты и палитры балансируют между помпезным археологическим стилем времен Второй империи и ядовитым стилем эпохи модерна. Азагури-Патридж, имеющая собственную прекрасную марку, недолго проработала в Boucheron, но ее короткая эра оставила заметный след в истории марки — экспозиция в московском бутике завершается драгоценностями именно ее работы (коллекция Not Bourgeous).

Итак, Boucheron — это сложившаяся система координат. За классические головные украшения, хрестоматийные для французского ювелирного искусства, на выставке отвечает кружевная диадема-трансформер в виде листьев и цветов незабудки (1912). Диадема путем нехитрых манипуляций может превращаться в колье: материал здесь посеребренное золото и, конечно, белые бриллианты. А вот колье в регентском стиле 1900 года сделано не из привычных серебра, золота или платины, а из синеной стали. Колье, созданное для Всемирной парижской выставки, имеет форму галстука, сталь совершенно неожиданно дополнена бриллиантами. Судя по всему, эта смелая новаторская вещь, придуманная явно под влиянием ар-нуво, так и не была приобретена каким-либо клиентом, слишком революционной оказалась комбинация стали и драгоценных камней. Однако это колье дает представление о многочисленных экспериментах Boucheron. К ним обязательно нужно отнести и сложные гравировки по белым бриллиантам: на выставке показаны два почти восточных, экзотических кольца — "Герб" и Турецкое кольцо (оба — 1900 года выпуска). На поверхности почти прозрачных бриллиантов можно увидеть тончайшие гравировки, сделанные с явным риском повредить камень.

Среди предметов интерьера стоит выделить парные вазы в китайском стиле (1880). Созданные с сохранением традиционных форм эпохи династии Мин XVI века вазы имеют различный декор. На фарфоровый корпус надет резной каркас из посеребренного золота и цветной эмали. Каркас состоит из переплетенных между собой фигурок — хамелеона, лягушки, черепахи, змеи и других будущих участников драгоценного бестиария Boucheron. Оригинален и скокер, счетчик очков для настольных игр (1884) — серебряная коробка с персидским рисунком, выполненным из перегородчатой эмали. Историю драгоценных коробочек продолжает дамский несессер, сделанный в 1949 году из резного гравированного желтого золота с орнаментом в виде пчелок на зеркальном фоне, украшенный бриллиантами в платине. Внутри бесценной коробочки — пудреница, футляры для помады и духов, черепаховая расческа. С начала 1920-х подобные драгоценные сумочки сменили прежние пудреницы.

Часы на выставке только ювелирные, причем и мужские, и женские. Есть крохотный шатлен с использованием декоративного агата (1885), есть тонкий женский бриллиантовый браслет со вставленным в него механизмом Duoplan Jaeger-LeCoultre (1929), есть дорожные мужские плоские часы из платины и бриллиантовых багетов (1930), есть того же года карманные квадратные часы из платины, ляпис-лазури, матового горного хрусталя и круглых белых бриллиантов.

И в заключение нужно сказать о трех любовных булавках работы Boucheron. Их появлению способствовала любовная история, длившаяся около 25 лет. Женатый мужчина влюбился, и девушка ответила ему взаимностью, однако по неизвестным сегодня причинам они не могли соединить свои судьбы. Но каждый год девушка преподносила своему возлюбленному ювелирную булавку — то в виде фигурки клоуна, то в форме рыцарского шлема. Всего таких булавок Бушроном было сделано 25 штук, потом заказы прекратились. Подобных историй было немало в летописи Boucheron, самого страстного французского ювелирного дома.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя