Коротко


Подробно

 Сюжет недели / ТВ-чиновник


Правила игры в ящик


       С 1991 года и вплоть до создания ОРТ в "Останкино" ежегодно менялись председатели. Похоже, эту эстафету принимает Российское телевидение: в 1996 году был отправлен в отставку Олег Попцов, через год попросился в отставку Эдуард Сагалаев.
Николай Сванидзе только что приступил к работе, а его уже называют временной фигурой.
       
       Эдуард Сагалаев не дослужил несколько дней до годовщины своего пребывания на посту председателя ВГТРК. Отставка не стала сенсацией, потому что ее пророчили с момента его назначения. Покровительство Олега Сосковца и Александра Коржакова чуть было не стоило Сагалаеву должности сразу после выборов. Тогда обошлось.
       В феврале 1997-го он сам подал в отставку после того, как девять бывших и нынешних сотрудников компании обвинили руководство канала в финансовых злоупотреблениях.
       — Я понял, что это помойка и я хочу из нее уйти, — сказал Эдуард Сагалаев.
       — Молодец, ты поступил как мужчина, — одобрил действия Сагалаева глава Совета федерации Егор Строев.
       — Сагалаев отвел удар от ВГТРК. Это мужественный поступок, — подчеркнул новый шеф российского телевидения Николай Сванидзе.
       Все эти слова были произнесены на следующий день после скоропостижной, как ее окрестили журналисты, отставки Сагалаева. Накануне же Эдуард Сагалаев заявлял, что готов к затяжной борьбе и покинет свой пост только в том случае, если обоснованность обвинений в его адрес докажет суд. И это тоже заявление настоящего мужчины.
       Но затяжная борьба не понадобилась. Уход Сагалаева был предрешен заранее. Это подтверждается множеством как-будто бы несвязанных между собой фактов.
       3 февраля, в день, когда было опубликовано открытое письмо в "Новой газете", один из высокопоставленных государственных чиновников сказал авторам этой статьи, что правительственное заседание по вопросу ВГТРК, о котором было официально объявлено в прессе, никто проводить не собирается. Мол, зря Сагалаев на него рассчитывает. Среди рядовых сотрудников российского телевидения у Эдуарда Сагалаева защитников не нашлось. Коллектив устало молчал. В компании еще не успели забыть, с какой легкостью Эдуард Сагалаев занял место прежнего председателя Олега Попцова. Наконец, сама процедура отставки, разыгранная по классическим законам драмы. Завязка: Сагалаев в Кремле, сообщение об отставке. Развитие действия: Чубайс просит Сагалаева остаться, Черномырдин просит Сагалаева остаться, президент не теряя времени рассматривает просьбу Сагалаева об отставке. Кульминация: отставка принята. Финал: назначен Николай Сванидзе. Вся процедура была осуществлена так стремительно — в течении нескольких часов, что не оставляла сомнений в существовании сценария.
       По сообщению радиостанции "Свобода", которая ссылается на источник в Кремле, проект указа об освобождении Сагалаева был готов еще в минувшую пятницу — 7 февраля. Видимо, Эдуард Сагалаев принял решение об отставке после серии встреч с главой президентской администрации Анатолием Чубайсом. Похоже, что в тот же день с Чубайсом разговаривал и преемник Сагалаева Николай Сванидзе. Судя по всему, мужской поступок известного телеруководителя и телеведущего тоже был включен в сценарий.
       
Которые тут временные?
       Недолгая история пребывания Сагалаева в должности руководителя российского канала и ее завершение в общем-то типичны для нынешнего государственного телевидения. Причиной отставки, как правило, объявляют политику и только потом публике открывают глаза на масштабы финансовых злоупотреблений. Кстати, ни один из прежних телевизионных начальников так и не понес никакой ответственности, даже дисциплинарной. А обвинения повторяются с завидным постоянством: руководители компании имеют собственные фирмы, покупают сами у себя программы, нерационально тратят бюджетные средства, завышают стоимость продукции, совмещают несколько должностей сразу. Повторюсь, обвинения против Сагалаева — типичны. Большинство из претензий можно было бы спокойно адресовать некоторым из девяти подписантов, которые прежде руководили российским телевидением.
       Эдуард Сагалаев — один из немногих в телевизионном истеблишменте, чья телевизионная карьера не закончилась с распадом Гостелерадио. Он-то хорошо понимал правила игры. О неэффективном управлении компанией, о финансовых нарушениях во времена Попцова Сагалаев предпочитал говорить осторожно, результаты финансовой проверки КРУ не обнародовал: держал проштрафившихся что называется на коротком поводке. Многие из этих людей вынуждены были смириться со вторыми ролями, некоторые — вовсе уйти. Первыми лицами российского телевидения становились люди Сагалаева. Но происходило все это постепенно.
       Первый председатель ВГТРК Олег Попцов убежден, что люди, которые шесть лет назад с нуля создавали российское телевидение — как казалось тогда, оплот демократии и свободы, — не смогли смириться с новой содержательной концепцией.
       — Я удивляюсь, почему конфликт не произошел раньше, — недоумевает Олег Попцов. Смею предположить, что раньше он произойти и не мог. Нужно было время, чтобы собрать компромат на новых начальников. А уже потом приправить его словами о полной финансовой, творческой и кадровой деградации государственного телевидения.
       И все-таки было бы неправильно свести всю историю с отставкой Сагалаева исключительно к конфликту внутри компании. Существуют и другие версии. Насколько они состоятельны?
       
Это я, Эдуард
       Итак, версия первая — политическая. Сагалаев пришел в компанию накануне выборов по приглашению Бориса Ельцина и по протекции тогдашнего вице-премьера Олега Сосковца. Поэтому в президентской команде к фигуре нового руководителя ВГТРК отнеслись настороженно. За врага не считали, но и своим он не был. Хотя Сагалаев все это время демонстрировал лояльность по отношению к власти, в околопрезидентское окружение он не попал. Среди его ближайших друзей — офтальмолог Федоров, среди добрых знакомых — глава концерна "Газпром" Рэм Вяхирев и мэр столицы Юрий Лужков. Как говорится, другая компания. Но вряд ли это имеет решающее значение. Все эти околополитические соображения просто создавали неблагоприятный фон.
       Версия вторая — человеческая. На пресс-конференции 4 февраля Эдуард Сагалаев винил себя в том, что не сразу расстался с людьми, которые не хотели и не могли работать в его команде. А работать с ним, судя по всему, очень непросто. Сагалаев любит лесть, экспансивен, обидчив. Говорят, может унизить. Например, приказать подчиненному поднести чемоданы. Все тот же Олег Попцов полагает, что многих сослуживцев Сагалаева не устраивало положение "рабов при богатом рабовладельце".
       Сагалаев любит пышные зрелища. До него юбилеи телевизионных начальников отмечались скромно. Председатель ВГТРК нарушил традицию. В октябре 1996-го по всему центру столицы развесили транспоранты: "Сагалаеву — 50", а московский бомонд до ночи гулял в киноконцертном зале "Россия". Очевидцев шокировали загулы Сагалаева за границей, после которых до Москвы доходили самые невероятные слухи. Очевидцы рассказывали: предполагаемым партнерам из BBC в Лондоне (куда делегация ВГТРК ездила с деловым визитом) он в порыве откровения хвастался, что его состояние оценивается в 46 млн долларов, что он владелец нескольких казино, приглашал своих спутников "недурно поразвлечься". Естественно, чопорные иностранцы изумлялись. Можно было бы списать все эти разговоры на злопыхательство завистников к богатому, преуспевающему, весьма обаятельному мужчине. Но Сагалаев действительно не лишен человеческих слабостей. В любви к вину и женщинам он признался публично все на той же пресс-конференции. Правда, для руководителя в России это скорее достоинство, чем недостаток. Но если это так, то недостатком — опять же по российским правилам — считается излишняя откровенность...
       
Деньгами не пахнет
       Версия третья — экономическая. Эдуард Сагалаев — человек не бедный (36% акций Московской независимой вещательной корпорации, которая является учредителем ТВ-6, принадлежат Сагалаеву. Для сравнения, группе "ЛогоВАЗ" принадлежат 29%). Он преуспел как менеджер, создав первый частный общероссийский канал, сеть распространения которого постоянно увеличивается. Став председателем ВГТРК, Эдуард Сагалаев, безусловно, все время оглядывался на свое прежнее детище. Все это время на ТВ-6 его кабинет не был занят. Теперь он спокойно в него вернется.
       Судя по проектам, Эдуард Сагалаев намеревался избежать грубого акционирования второго канала. Тем не менее определенные финансовые круги будут поддерживать госкомпанию через вновь созданное акционерное общество "РТВ-сигнал". Среди претендентов на 70% акций этого АО — банк МЕНАТЕП и Уникомбанк, в которых традиционно сильны позиции государства и концерна "Газпром". 25,5% акций — так называемая "Золотая акция" — в новом акционерном обществе "РТВ-сигнал" принадлежат ВГТРК. Уставный капитал корпорации оценили в 80 млн долларов.
       
       "РТВ-сигнал" было создано на базе убыточного госпредприятия "РТР-телесеть", которое в сотрудничестве с братьями Максвеллами запустило проект "Метеор ТВ" (спортивный и киноканалы). По идее, проект "Метеор ТВ" должен был бы конкурировать со спутниковым проектом НТВ+. Но отсутствие финансирования, организационная неразбериха затормозили его развитие. "Метеор ТВ" будет составной частью многоканального спутниково-кабельного проекта "РТВ-сигнал".
       
       Не исключено, но маловероятно, чтобы намерения Эдуарда Сагалаева вывести на информационный рынок новые финансовые структуры могли не устроить уже работающих на нем телебизнесменов. Сагалаев ушел, а акционерное общество "РТВ-сигнал", созданное по распоряжению правительства, рано или поздно должно заработать. Правда, этому спутниковому проекту будет трудно угнаться за стремительно развивающимся НТВ+. Кстати, менеджеры НТВ не считают российское телевидение своим конкурентом на информационном рынке. Им ничего не стоит на словах всемерно поддерживать идею сильного государственного телевидения. Объективно же, слабое государственное телевидение на руку телевидению коммерческому — одним конкурентом меньше. В общем, возможная экономическая подоплека отставки Эдуарда Сагалаева ничего сама по себе не объясняет.
       Вероятно, все эти причины вместе взятые сыграли какую-то роль в уходе Эдуарда Сагалаева. Но так же вероятно, что во всех этих версиях — некоторое преувеличение. На самом деле все гораздо проще.
       Понятно главное: от отставки Сагалаева в самой российской телерадиокомпании мало что изменится. Его команда как работала, так и будет работать. И после громкого скандала российское телевидение не станет менее коррумпированным или более государственным, потому что система осталась прежней. А государственного телевидения в полном смысле слова как не было, так и нет.
       
       АННА КАЧКАЕВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 18.02.1997, стр. 8
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение