Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 24
 Дипломатия / Чеченский выбор

ДК "Химик": дом политической терпимости


       Инаугурация Масхадова была событием, с политической точки зрения странным: вступал в должность президент государства, суверенность которого не признана ни Россией, ни остальным миром. Однако некоторые детали этого мероприятия продемонстрировали, что в Чечне уже понимают, что для того чтобы стать субъектом практической политики, надо принять существующие в ней правила.
       
       Устроители инаугурации чеченского президента, до последнего момента скрывая подробности программы торжеств, неизменно отмечали, что церемония вступления в должность Аслана Масхадова будет отличаться "подчеркнутой скромностью и сдержанностью".
       12 февраля грозненский Дом культуры "Химик" на две трети был заполнен полевыми командирами, простыми солдатами и местными жителями, которым удалось прорваться сквозь давку у входа и усиленные кордоны. Все они вели себя прилично, но обилие стрелкового оружия и переизбыток народного ликования в стенах ДК, а затем стрельба на улице из всех стволов во славу нового президента, плохо вязались с запланированной подчеркнутой сдержанностью.
       А вот скромность церемонии можно было и не подчеркивать. Найденный, вероятно, в подвалах ДК занавес пытались отстирать и заштопать, но привести его в надлежащий вид так и не удалось. Впрочем, на такие мелочи никто не обращал внимания.
       До последних минут охрана Масхадова не давала занимать первые три ряда, предназначенные для почетных гостей и делегаций. Однако почти все эти места так и остались свободными. А ведь первоначально планировалось, что все 400 мест зала будут заняты гостями чеченского президента.
       
Ни званых, ни избранных
       На церемонию инаугурации Аслана Масхадова приглашали кого только можно. Большинство глав европейских государств предпочли не комментировать полученные приглашения. В Риме и Лондоне ограничились констатацией того, что МИДы этих стран рассматривают Чечню, как республику в составе России. Официально отказался от участия в церемонии инаугурации президент Чехии Вацлав Гавел.
       В недавнем прошлом активный сторонник Дудаева председатель литовского сейма Витаутас Ландсбергис сослался на занятость в связи с подготовкой к торжествам по случаю дня независимости своей страны. Занят оказался и президент Эстонии Леннарт Мери.
       Руководители стран ближнего к Чечне зарубежья — Грузии, Азербайджана, Армении — на приглашения Грозного не ответили. Президент Абхазии Владислав Ардзинба обещал приехать, но в последний момент заявил, что ему было отказано в российской визе.
       Итак, никаких официальных представителей иностранных держав на инаугурации быть и не могло. Несколько иначе дело обстояло с главами российских регионов.
       Ъ удалось выяснить, что сразу после выборов представители Масхадова (по некоторым данным, люди из чеченской диаспоры в Москве) звонили руководителям российских регионов, которые когда-либо проявляли интерес к событиям в Чечне, и приглашали на инаугурацию. Причем спрашивали, посылать ли официальное приглашение или лучше не надо — чтобы не осложнять их отношений с Москвой.
       В Грозный обещали приехать президент Татарстана Минтимир Шаймиев, губернатор Нижегородской области Борис Немцов, президент Кабардино-Балкарии Валерий Коков, губернатор Ставропольского края Александр Черногоров, а также президенты Башкирии и Северной Осетии Муртаза Рахимов и Асхарбек Галазов. Не приехал никто.
       
Приглашение остается в силе
       С президентом Татарстана Минтимиром Шаймиевым по просьбе Масхадова говорил президент Ингушетии Руслан Аушев и настоятельно просил приехать в Грозный. Шаймиев очень серьезно засобирался в дорогу. Даже написал речь, в которой говорилось о необходимости корректировки внешней политики Москвы, что, мол, нужно дать большую волю регионам. Хотел предложить ряд поправок к российской Конституции. Но в последний момент не поехал, вспомнив, что надо быть в Москве на заседании Совета федерации.
       Немцов получил официальное приглашение 3 февраля, когда был в Давосе. И дав тогда же принципиальное согласие присутствовать на инаугурации, на пресс-конференции в Нижнем Новгороде 6 февраля заявил, что поскольку он обещал Строеву не пропускать заседания Совета федерации, в Чечню поехать не сможет. И отправил Масхадову поздравление с пожеланиями "сил, энергии и мужества для решения проблем Ичкерии".
       Совпадение дат заседания Совета федерации и инаугурации чеченского президента действительно оказалось примечательным.
       Принятие СФ бюджета-97 сначала было намечено на 10 февраля — как и чеченская инаугурация. Затем СФ перенес заседание с понедельника на среду, 12 февраля, — для законодателей вещь вполне заурядная.
       И вот именно после этого и именно на 12 февраля была перенесена инаугурация Масхадова. Хотя легко можно было назначить ее на любой другой свободный от заседаний в СФ день. Теоретически это увеличило бы шансы на приезд почетных гостей из регионов. А практически лишило бы этих ожидаемых гостей достойной отговорки. И в Грозном, и в регионах, и в Москве понимали, что посещение статусного чеченского события статусными российскими лицами будет выглядеть демонстрацией их солидарности с сепаратистскими установками Чечни. Легко представить, какой шум подняла бы Госдума, да и в российском правительстве это понравилось бы немногим. В целом сильно осложнилось бы положение как губернаторов, так и тех в Москве, кто сейчас выстраивает отношения с Чечней.
       Похоже, что Чечня впервые проявила способность не только создавать проблемы, но и снимать их. Видимо, у новых чеченских лидеров появилось понимание того, что обострение ситуации в России вредно и для их республики. И, согласившись на то, что самыми почетными гостями на инаугурации будут официальные представители президента и правительства, Масхадов специально перенес церемонию, с тем чтобы она вновь совпала с голосованием в СФ по бюджету.
       
Папаха внутреннего употребления
       А церемония инаугурации началась с демонстрации прямо противоположной позиции — бескомпромиссной и недоговороспособной. Зелимхан Яндарбиев, заявив, что передает в руки Масхадова "свободную, независимую, суверенную страну", показательно удалился.
       Впрочем, к показательным действиям Яндарбиев приступил, не дожидаясь инаугурации. Он создал политическое движение "Путь Джохара" и в первых же заявлениях подтвердил свою решимость возглавить чеченскую оппозицию в случае, если Масхадов слишком далеко зайдет в переговорном процессе с Москвой. Одновременно он подчеркнул необходимость добиваться международного признания независимости Чечни, а также производства собственных чеченских дензнаков и паспортов.
       Все последние действия Яндарбиева на посту президента были явно направлены на то, чтобы осложнить начало самостоятельных отношений Масхадова как с Москвой, так и с заграницей. По этому разряду проходят и высылка Гульдимана, и награждение Радуева именным оружием с правом ношения. Радуев получил "стечкина" из рук президента Ичкерии примерно в тот же день, когда сообщил, что намерен организовать крупные теракты сразу в четырех российских городах, а начать с Белорусского вокзала.
       А вот главный конкурент Масхадова на выборах Шамиль Басаев преподнес новому президенту неожиданный приятный сюрприз. За две недели до выборов Басаев заявлял Ъ, что он "не будет работать с Масхадовым, пока у него такое пророссийское окружение". А в день инаугурации снова в интервью Ъ Басаев сказал, что созданная им партия "Маршо" (свобода — по-чеченски) будет поддерживать Масхадова: "У нас одинаковые общечеловеческие ценности. Просто у каждого свои пути в достижении единой цели".
       Не менее разительные перемены произошли и в облике Басаева. Он возник в ДК "Химик" щегольски-штатским, сохранив от прежней формы лишь папаху. Но это был тот же самый Басаев, не спутаешь.
       
Официальные лица внешнего пользования
       В первом ряду, прямо перед столиком, на котором лежал Коран и возле которого президент произносил присягу на верность чеченскому народу, сидели два самых представительных гостя, приехавшие в Грозный на торжественную церемонию, — Иван Рыбкин и глава миссии ОБСЕ в Чечне Гульдиман. А между Рыбкиным и Гульдиманом сидел Удугов и оживленно беседовал с секретарем СБ.
       К моменту инаугурации должность, которую будет занимать Удугов в правительстве Масхадова, еще не была названа, но круг его будущих полномочий был проявлен совершенно отчетливо.
       Когда церемония закончилась и гости пошли на улицу наблюдать, как Масхадову будут клясться в верности элитные части чеченской армии, Удугов взял Рыбкина под руку и, не обращая внимания на журналистов, лично провел его из здания ДК на улицу. На последовавшем затем торжественном обеде они тоже сидели вместе. Планировалось, что секретарь СБ улетит в Москву в два часа дня, однако пилотам пришлось ждать до 16.00. Рыбкин задержался для личной встречи с Масхадовым и Удуговым.
       Еще 7 февраля после встречи с Масхадовым Удугов сообщил журналистам, что в числе других обсуждал с президентом Чечни проблемы, связанные со стабилизацией обстановки в республике и взаимоотношениями с близлежащими регионами и Россией. Что совсем не случайно. Еще до выборов в интервью Ъ Удугов заявлял: "Единственным надежным партнером России будет Чечня. Потому что у нас есть в России национальные интересы, мы заинтересованы в стабильности России. Если бы Россия и Чечня объединились в какую-то конфедерацию, я мог бы заняться политикой на российском уровне, чтобы помочь этому государству".
       Чечня может поддержать выгодную ей стабильность в России только одним способом — не идти на конфронтацию. В ближайшее время Масхадов сформирует свой кабинет, в котором Удугову уже предложен пост первого вице-премьера с самыми широкими полномочиями. Вполне возможно, что так и будет называться должность главного переговорщика с Москвой. И если Масхадов вынужден будет ради сохранения популярности внутри республики оставаться олицетворением Чечни гордой и независимой, то Удугов ради инвестиций извне станет олицетворением Чечни цивилизованной и договороспособной.
       Он будет играть роль буфера между Грозным и Москвой. А главное — между Грозным и российскими регионами.
       
Отложенный статус и живые деньги
       Каким бы тяжелым ни было сейчас внутриполитическое положение Масхадова, главные его проблемы в экономике. Их решение связано отнюдь не только с Москвой.
       "В восстановлении нефтепровода заинтересованы не мы, а Москва, — заявил в интервью Ъ президент нефтяной компании "ЮНКО" Хож-Ахмед Яриханов. — Доходы от транзита нефти для нас будут ничтожны".
       Сегодня мало кто в Грозном надеется на вливание денег из федерального бюджета. В то же время чеченская экономика очень жестко увязана с близлежащими регионами. Именно поэтому команда Масхадова так активно стремится к установлению контактов с региональными руководителями.
       Это подтверждает Яриханов: "Экономика Ставропольского края, Краснодарского края, Дагестана, Ингушетии, Карачаево-Черкессии была сориентирована на получение горюче-смазочных материалов из нашей республики. Поэтому к нам сегодня обращаются очень много бизнесменов и даже руководителей соседних регионов".
       Оттуда же, по словам Яриханова, в Чечню пойдут инвестиции. В ближайшее время будут оглашены несколько крупных контрактов и проектов между Чечней и южными российскими субъектами федерации.
       В то же время именно установление плотных экономических связей Чечни с российскими регионами, т. е. с Россией, видели целью своих миссий оба уполномоченных Совета безопасности по Чечне. Москва готова продолжать переговоры об отложенном статусе, не прекращая усилий по внедрению Чечни в российское экономическое пространство.
       
ДМИТРИЙ СОЛОПОВ, ВЛАДИСЛАВ ДОРОФЕЕВ
       
--------------------------------------------------------
       Комментарий замсекретаря Совета безопасности при президенте РФ БОРИСА БЕРЕЗОВСКОГО:
       — Уинстон Черчилль прокомментировал исход Сталинградской битвы так:"Это не начало конца (войны. — Ъ), а конец начала". То же самое могу сказать по поводу инаугурации Масхадова. Это конец попыткам разрешения политической проблемы военно-силовым путем. Конец имперского начала, имперского мышления в отношении Чечни. И, я думаю, в большем — в отношении России в целом: и внутри, и снаружи. В этом смысле сама трагедия чеченской войны была знаменательна для России (если, конечно, такое слово подходит). Поэтому ее окончание не могло произойти без понимания федеральной властью новых реалий. Без того, чтобы Россия в конечном счете нашла в себе силы осознать эту реальность и сделать последовательно шаги, обозначающие понимание этой реальности.
       Произошедшее 12 февраля знаменательно и для самих чеченцев. У законно избранной власти нет альтернативы удержать позицию, кроме как доказать, что она есть власть, причем доказать это уже внутри республики. А власть — это всегда сила. Я не хочу говорить какая — физическая, военная или сила убеждения, но это сила. Чеченские лидеры стоят перед реальной необходимостью продемонстрировать силу теперь не по отношению, как они считали, к внешнему врагу, а по отношению к своим гражданам. И самый принципиальный момент, осознает ли это чеченская политическая элита, получившая власть, или нет. У меня впечатление, что осознает. И после того как мы вывели свои войска, после того как мы ясно продемонстрировали желание мирного разрешения конфликта, сегодня вся ответственность за мирные и правильные отношения между Чечней и Россией уже в основном лежит на чеченской стороне. И мне кажется, что чеченские лидеры это понимают.
       
Комментарии
Профиль пользователя