Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
 Операция / Особенности "Национального кредита"

Наследники поделились по-банкротски


       Банк "Национальный кредит" прекращает существование. Но "дело" его продолжает жить. А жертвы этих "дел" — нести убытки. В их число попал и Сбербанк России: его векселя на сумму $126 млн с легкой руки Олега Бойко полулегально утекли за границу. Самое неожиданное, что появился шанс вернуть их назад.
       
       Как правило, память о лопнувших банках живет недолго. Особенно в России, где такие банки исчисляются десятками, если не сотнями (лишь за прошлый год ЦБ отозвал более трехсот банковских лицензий). Только не о "Национальном кредите". Мы уже рассказывали о том, как в течение полутора лет разные структуры пытались спасти этот некогда могущественный банк, а основатель банка Олег Бойко разрабатывал планы создания банковской "скорой помощи". И вот она понадобилась Сбербанку, структуре, чья репутация до сих пор была почти безупречной.
       
Как в сберкассе, но в "Нацкредите"
       Банку "Национальный кредит" удалось получить векселя Сбербанка на $126 млн и переправить их за границу. В результате они оказались в руках малоизвестного британского адвоката Хадкинсона, нью-йоркской фирмы ICB и таиландского банка BBC. Что же, крупнейшему российскому банку придется выложить круглую сумму каким-то сомнительным иностранным держателям векселей? Или надо будет отказываться от этих векселей, идя на открытый скандал? Эти вопросы задают себе ответственные сотрудники банка все чаще по мере приближения июля — срока погашения векселей. Как стало известно Ъ, поиском ответов на эти вопросы в настоящее время занимаются. Притом весьма активно. И что интересно, не такие влиятельные акционеры Сбербанка, как Банк России, Минфин или Внешторгбанк, а коллега "Нацкредита" по несчастью — Национальный фонд спорта.
       Поначалу эта вексельная история выглядела совсем не так страшно, как получилось на самом деле. Дело было весной 1995 года. Сбербанку России нужны были валютные средства, а он, работая прежде всего с населением, специализировался на рублевых операциях. Тогда глава "Национального кредита" и член совета Сбербанка Олег Бойко предложил председателю Сбербанка России Олегу Яшину на первый взгляд весьма выгодную и бесхитростную сделку. Он рассказал, что знает некий таиландский банк BBC, который мог бы помочь Сбербанку. Для решения проблем Сбербанка следовало выпустить валютные векселя и разместить их на фондовой бирже Бангкока, которая являлась одним из учредителей BBC.
       Надо сказать, Яшину эта идея понравилась. Он хорошо знал Бойко и не имел оснований не верить такому опытному финансисту. К тому же, по словам Олега Яшина, "Нацкред" имел 10% акций Сбербанка и вообще "был в целом влиятельнее, чем Сбербанк". Однако основания для скепсиса нашли эксперты Сбербанка. Им таиландский банк был неизвестен, а бангкокская биржа как торговая площадка не внушала доверия.
       "А мой банк внушает вам доверие?" — поинтересовался Олег Бойко и получил утвердительный ответ. Тогда и появился вариант с обменом векселями на $100 млн по номиналу. Разница заключалась в процентах годовых: векселя Сбербанка имели 13%, а "Нацкреда" — 16,5%. Что же до риска, связанного с неизвестностью таиландского рынка и самого банка BBC, его брал на себя "Национальный кредит". В июле 1995 года сделка состоялась.
       Это потом станет ясно, что риск заключался не в "неизвестности таиландского банка", а в том, что векселя ушли к "Нацкредиту", уже в момент совершения сделки испытывавшему серьезные проблемы с ликвидностью. Но Яшин тогда об этом ничего не знал. Знал Бойко, но молчал. Неизвестно, просчитывал он такой вариант или нет. Скорее всего, просчитывал. Ведь очень скоро векселя остались на балансе "Национального кредита" лишь номинально. Фактически они перешли к тому самому банку BBC, а взамен "Нацкредит" получил из Таиланда деньги. Правда, не $126 млн, а только $44 млн. И не в качестве платежа по сделке, а на депозитный счет BBC в "Национальном кредите". И на сегодняшний день этот депозит таиландским банком закрыт.
       
НФС: за банкрота ответим
       Сбербанк почувствовал неладное в сентябре 1995 года, когда о проблемах "Нацкредита" говорили уже повсюду, а сам Бойко вел переговоры с крупнейшим кредитором — Национальным фондом спорта — о передаче ему управления банком. Яшин попытался совершить обратный обмен векселей. Бойко на это не пошел. Ведь векселя уже были в Таиланде. В Бангкок ездили сотрудники Сбербанка, пытались вернуть векселя оттуда. Безрезультатно: ни денег, ни векселей.
       Предполагалась ли продажа векселей за границу? "Нет и еще раз нет, — заявил в интервью Ъ в декабре прошлого года Олег Яшин. — Мы просто менялись векселями с 'Национальным кредитом', чтобы тот под залог наших векселей мог привлечь доллары и выполнить свои обязательства перед нами. Риск банкротства 'Национального кредита' в то время серьезно никто не воспринимал. Я в том числе".
       Сегодня ни "Национальный кредит", ни Олег Бойко в судьбе векселей по вполне понятным причинам не участвуют. Оставив в декабре 1995 года пост председателя правления "Нацкреда", Бойко передал все дела новому председателю совета банка Борису Федорову.
       Борис Федоров не раз заверял журналистов, что у него с Бойко "идеальные отношения". Бойко оставался его консультантом, помогавшим разбираться в запутанных банковских платежах. Так продолжалось вплоть до ареста Федорова в мае прошлого года.
       Арест Федорова, покушение на него и последовавший затем отъезд из страны поставили крест на планах санации "Национального кредита" силами НФС. В результате у фонда в банке "зависло" $126 млн. Забавная деталь: размер долга утонувшего банка НФС равняется сумме вексельного кредита. Однако, как заверили Ъ в НФС, это всего лишь совпадение. Так или иначе, в банке остались только принадлежащие фонду векселя "Национального кредита", которыми банк расплачивался с ним вместо живых денег. Этот долг можно считать безнадежным: векселя "Нацкреда" уже не представляют никакой ценности. Однако у НФС все-таки остался шанс залатать дыру в $126 млн. Сделать это в фонде рассчитывают через векселя Сбербанка.
       Вопросы, связанные с векселями, продолжали решаться даже тогда, когда Федоров находился на лечении в Швейцарии. Почти сразу после возвращения в октябре прошлого года в Москву он заявил, что знает, "где векселя, как они лежат, зачем лежат и как их в страну вернуть". Похоже, что три месяца спустя план Федорова действительно заработал.
       Борис Федоров уверял Ъ, что о схеме, по которой векселя покинули страну, знают двое — он и Олег Бойко. Бойко из игры вышел. Выходит, никто, кроме НФС, вернуть векселя не может. Поэтому известие о том, что фонд и Сбербанк садятся за стол переговоров, чтобы обсудить условия возвращения векселей, выглядит вполне логичным.
       
Возвращение блудного векселя
       История с путешествием векселей Сбербанка из Москвы в Бангкок вызывает много вопросов. Доподлинно известно то, что векселя были заложены, под них были получены деньги. "Там сложная многоходовая схема", — пояснял Федоров в интервью Ъ еще в октябре прошлого года. Знание этой многоходовой схемы дает ему, Федорову, основание говорить, что он сможет вернуть векселя в Россию.
       Известно, например, что векселя Сбербанка у BBC предполагается выменять на акции этого таиландского банка, оказавшиеся у НФС. При этом не исключено, что средством давления на ВВС может стать иск, подготовленный от имени "Нацкредита" еще до ареста главы НФС. По версии Федорова, дело было так: запутанность документов позволила таиландскому банку перевернуть ситуацию с ног на голову. Якобы не он должен "Национальному кредиту" $82 млн, а наоборот. Проверка прохождения средств по счетам завершилась в середине мая, а накануне ареста был подготовлен арбитражный иск к BBC. С арестом Федорова это дело было забыто, однако сейчас этот иск может быть предъявлен.
       Что может предложить фонд Хадкинсону и ICB? Скорее всего, такое же полюбовное решение вопроса без шума и скандалов. А скандалы и здесь весьма возможны. В НФС об этом говорят неохотно, но Ъ известно, что еще в 1995 году бывший сотрудник "Нацкредита" сумел забрать часть векселей у BBC и перепродал их Хадкинсону и ICB. Расследованием этой сделки в настоящее время занимается ФСБ. Во избежание скандала НФС может предложить вариант — частичный выкуп векселей как средство возвращения "практически безнадежного долга". Ведь если дождаться июля и представить векселя к полному погашению, Сбербанк может потребовать проверки того, каким путем эти бумаги оказались у того или иного лица, или сослаться на то обстоятельство, что летом 1995 года векселя были вывезены из страны с нарушением действующего законодательства (то есть без лицензии Банка России). Следовательно, лучше довольствоваться малым и не поднимать шума.
       Возможность избежать полной и единовременной расплаты по ценным бумагам с малоизвестным британским адвокатом Хадкинсоном, нью-йоркской компанией ICB и банком BBC — нынешними держателями векселей крупнейшего коммерческого банка России — не может не привлекать Сбербанк. Тем более что обсуждавшийся в течение прошлого года вариант признания этих векселей недействительными сейчас явно не проходит: Сбербанк готовится к выпуску еврооблигаций, а для этого репутация банка не должна вызывать сомнений. Отказ платить по векселям мог бы испортить все дело.
       Если же НФС удастся собрать векселя, Сбербанк наверняка сможет договориться с фондом о сроках и порядке их погашения. Наиболее вероятным представляется такой вариант — погашение их в рассрочку в счет предоставляемых фонду кредитов. Очевидно, что сейчас переговоры идут, скорее всего, по вопросу покрытия расходов, понесенных НФС в процессе сбора векселей за счет средств Сбербанка России. Когда фонд получит от Сбербанка гарантию хотя бы частичной компенсации, ему будет проще договариваться с векселедержателями об условиях возврата векселей.
       Итак, ни Сбербанк, ни НФС, ни векселедержатели не заинтересованы в возникновении скандалов. Так что переговоры обещают быть плодотворными.
       
       ЯРОСЛАВ СКВОРЦОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя