Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 20
 Беспорядки / Нечерные полковники

Навстречу военному перевороту в Турции


       В Турции готовится военный переворот — его последнее время уверенно предвещают обозреватели, сохраняя при этом удивительную безмятежность. Они правы. Переворот, скорее всего, действительно состоится, а беспокоиться действительно не о чем: военный переворот для Турции — событие из разряда практической политики. За последние 30 лет турецкие генералы неоднократно вмешивались в политику, и, как правило, это вмешательство шло стране на пользу.
       
Точная дата переворота неизвестна. Зато известен сценарий.
       
--------------------------------------------------------
       В 4.00 анкарского времени в квартире одного из высокопоставленных функционеров правящей в Турции исламистской Партии благоденствия раздается телефонный звонок. Звонят из Генштаба, чтобы сообщить, что сейчас за ним придет машина. И действительно минут через пятнадцать подъезжает армейский джип, на котором функционера отвозят в Генштаб, где несколько генералов и адмиралов предлагают ему передать лидеру партии и главе правительства письмо — ультиматум военных. С письмом и в сопровождении генерала он отправляется в резиденцию премьера.
       Тот пил чай в окружении соратников и домочадцев. Увидев функционера, премьер понимающе кивает: "Все в руках Божьих", берет пакет и вскрывает его. Едва ли содержание письма удивит его слишком сильно.
--------------------------------------------------------
       
       Турецкая армия всегда была самостоятельной политической силой, в равной степени враждебной к коммунистам, исламистам и национал-экстремистам. Военные считают себя проводниками прозападного и светского курса, взятого в 1920-е годы первым президентом Турции Кемалем Ататюрком. Пока угрозы этому курсу нет, армия весьма миролюбива. В противном случае она действует как лесник из старого анекдота про немцев и партизан — "а потом пришел лесник и всех разогнал".
       То, что военные недовольны приходом к власти клерикалов, было понятно с самого начала. Военные и не старались этого скрывать. Их раздражали антизападнические выступления исламистов, требования выйти из НАТО, громкие призывы к возрождению Османской империи, халифата — словом, все то, что и составляет собственно исламистскую риторику. А уж вояжи премьера в сомнительные страны вроде Ирана или Ливии, братание клерикалов с одиозными суданскими шейхами и иранскими муллами вызывали открытое недовольство генералов.
       
--------------------------------------------------------
       Текст послания, сухой и краткий, извещает премьера о том, что "движимая долгом и ответственностью за судьбы родины, следуя заветам основателя новой Турции первого ее президента Ататюрка etc", армия берет на себя всю полноту власти. Приостанавливается действие отдельных статей Конституции и политических партий, запрещаются митинги, демонстрации, шествия. Дочитав письмо, премьер заключает: "Значит, снова остров". Домочадцы уже упаковывают вещи. В ссылку на остров в Мраморном море лидеров клерикалов уже отправляли во время предыдущего военного переворота.
--------------------------------------------------------
       
       Исламисты не должны были получить власть. На последних парламентских выборах в декабре 1995 года они набрали чуть более 20 процентов голосов и вряд ли могли бы рассчитывать на министерские портфели, а уж тем более на кресло премьера. Им помогли амбиции и несговорчивость демократов. Две светские и прозападные партии в совокупности получили около 40 процентов голосов избирателей. Но их лидеры не смогли поделить портфели. В результате одна из демократических партий, возглавляемая бывшим премьером страны Тансу Чиллер, вошла в коалицию с исламистами. Причем в качестве младшего партнера. Исламисты медленно завоевывали предместья турецких городов, вербуя волонтеров из числа вчерашних крестьян. Демократы же, не уставая пререкаться друг с другом, плавно перетекали из одного скандала в другой: раскрытие тайных счетов, обвинения в коррупции и связях с мафией. Знакомая в целом картина.
       
-------------------------------------------------------
       Кортеж берет курс на военный аэродром. Въезжают на взлетную полосу. Самолет уже ждет. Около самолета дежурит съемочная группа ТВ: "Вы хотите что-то сказать?" "Нет, господа, нет". Премьер молча следует к трапу. В салоне его ждет несколько товарищей по партии. Прошел слух, что к ссыльным может присоединиться и президент, от которого генералы безуспешно добиваются публичного одобрения своих действий.
-------------------------------------------------------
       
       Между тем страна начала сталкиваться с серьезными проблемами и во внешней политике. Занятое внутренними распрями правительство Турции прозевало сделку о поставке российских ракет на Кипр. Запоздалые протесты Анкары едва не привели к кризису в отношениях с Россией.
       Москва в последнее время стала одним из главных экономических партнеров Анкары. По итогам прошлого года товарооборот между Турцией и Россией достиг почти $10 млрд (из них около $5 млрд приходится на долю "челноков"). Россия стала вторым после Германии торговым партнером Турции. В начале прошлого лета турецкие бизнесмены, ведущие дела с Россией, с волнением следили за ходом выборов российского президента. 16 июня и 3 июля турецкие туристические фирмы даже организовали за свой счет поездки отдыхающих на курортах россиян в Анкару, в российское посольство, чтобы они смогли принять участие в выборах. Свои действия они объясняли просто: победа коммунистов в России может помешать бизнесу, а отдыхающие на средиземноморском побережье россияне явно не относятся к сторонникам Зюганова. А вот симпатии турецких исламистов были на стороне блока Народно-патриотических сил России. Что, впрочем, тоже объяснимо: враг-то общий — Запад.
       
--------------------------------------------------------
       Утром военные выступают с телеобращением к стане, в котором объясняют свои действия реальной угрозой демократическому и светскому курсу страны. В Стамбуле, Анкаре и нескольких других крупных городах Турции исламисты пытаются организовать митинги около мечетей. Попытки жестко пресекаются, некоторое количество людей задержано. Впрочем, большинство активистов клерикальной партии арестованы еще ночью. В целом же население страны живет нормальной жизнью, не испытывая ни затруднений в своих действиях, ни волнений за свою судьбу. Ближе к полудню передается сводка армейского командования, в которой сообщается, что обнаружено несколько тайных складов оружия и баз для подготовки исламских боевиков. Среди задержанных — граждане одной из соседних фундаменталистских стран. К сообщению относятся с пониманием — регламент. Во второй половине дня транспорт, магазины и рынки уже работают в обычном режиме. Восстановлено и сообщение с внешним миром. Но на пограничных постах введена усиленная проверка.
--------------------------------------------------------
       
       Почувствовав силу, исламисты перешли в наступление. Их действия стали агрессивней, митинги многочисленней. В результате серьезно осложнились отношения Турции с Западом. Перспектива вступления страны в Евросоюз после прихода к власти исламистов стала весьма туманной. Что тоже играло на руку клерикалам, которые шли на выборы с лозунгами выйти из НАТО, блокировать соглашение с ЕС и ликвидировать в обществе прозападные настроения. Лидеры демократов — вначале министр иностранных дел Тансу Чиллер, а затем и президент Сулейман Демирель — выступили с неожиданно резкими антинатовскими заявлениями, решив, видимо, перехватить инициативу у исламистов. Прибывшего в Анкару генерального секретаря НАТО Хавьера Солана встретили подчеркнуто холодно: среди встречавших его в аэропорту не оказалось ни одного официального лица. Чашу терпения военных переполнил митинг исламистов в Синджане, городе близ Анкары, на котором не только присутствовал, но и выступил с речью посол Ирана, позволивший себе призвать турок жить "по нормам шариата". Тем же вечером посол Ирана был вызван в МИД Турции, где ему была вручена нота протеста. Но генералам это показалось недостаточным. На следующий день они демонстративно провели по улицам Синджана танки, назвав это дефиле "учениями".
       
-------------------------------------------------------
       К вечеру становится известна и реакция мира на турецкие события — преимущественно сдержанная. Госдепартамент США выразил дежурную "озабоченность", но вместе с тем и надежду, что новые власти Анкары сохранят приверженность идеалам демократии и атлантического сотрудничества — от всего вместе впечатление одобрения. Примерно такова же реакция крупнейших европейских держав. Наиболее резким осуждением, граничащим с угрозой, разражается Люксембург и международные правозащитные организации, призывающие ввести экономические санкции против Турции.
       На следующий день объявляется состав нового правительства, сформированного военными. Генералы возглавляют в основном силовые министерства, на остальные же посты приглашены специалисты. Премьером назначается молодой экономист, уже возглавлявший одно из экономических министерств.
-------------------------------------------------------
       
       Военные не впервые вмешиваются в политику в Турции. Больше всего от военных пострадал нынешний президент Сулейман Демирель: его генералы свергали неоднократно. Последний раз военные вмешивались в политику в 1980 году, когда страну захлестнула волна терроризма. Стычки левых и правых экстремистов, начавшиеся в университетах, быстро перекинулись на улицы городов. Свергнув правительство Демиреля, военные навели порядок и сформировали новый кабинет, который должен был провести экономические реформы. Премьером был назначен Тургут Озал — молодой министр финансов в правительстве Демиреля. Под прикрытием военных Озал начал перестройку. Шокотерапия и последовавший затем комплекс реформ создали основу для мощного экономического рывка. Страна вышла из кризиса. Военные уступили власть политикам. Благодарные турки избрали Тургута Озала президентом. Но Озал рано умер, и следующим президентом страны стал неоднократно свергавшийся Демирель. В армейской среде не скрывали печали по поводу смены лидера.
       
--------------------------------------------------------
       Курс лиры, упавший по отношению к доллару в день переворота, уже на следующее утро снова поднимается. Рейсы из Москвы с российскими челноками прибывают с четырехчасовым опозданием. На турецких курортах начинается подготовка к очередному сезону. Количество объявлений и вывесок на русском языке увеличивается почти вдвое.
       Примерно так (за исключением современных российско-турецких экономических реалий) прошел военный переворот 1980 года. Так пройдет он и на этот раз.
       --------------------------------------------------------
       
       АЗЕР МУРСАЛИЕВ
       
Комментарии
Профиль пользователя