Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 22
 Сенсация / Дело Симпсона

Bruno Magli: ботинок правосудия


       Дело Симпсона наконец можно считать законченным. В октябре 1995 года уголовный суд признал Симпсона невиновным в убийстве, на прошлой неделе гражданский суд признал его виновным в незаконном лишении жизни. Справедливость и американское правосудие восторжествовали. А вместе с ними и обувная фирма Bruno Magli, чей ботинок оказался главной уликой.
       
       12 мая 1994 года в Лос-Анджелесе были убиты актриса Николь Браун Симпсон и пришедший к ней приятель — официант Рональд Голдман. Главным подозреваемым почти немедленно становится бывший муж Николь — известный актер Ориентал Джеймс Симпсон.
       
       Уголовный процесс над Симпсоном начался 24 января 1995 года. Окружная прокуратура представила, как ей казалось, неопровержимые свидетельства вины Симпсона: кровь Голдмана обнаружена в машине Симпсона, а кровь Симпсона обнаружена на месте преступления. Неподалеку от места преступления обнаружен также кровавый отпечаток подошвы ботинка, который, по утверждению следствия, принадлежал Симпсону. Тем не менее жюри присяжных соглашается с версией защиты: расисты-полицейские сфабриковали улики, чтобы представить афро-американца Симпсона убийцей. 3 октября 1995 года О. Дж. Симпсон признан невиновным в убийстве.
       
Кровавый след 12 размера
       Американцы довольно неохотно учатся правильно произносить иностранные слова. Но как читается слово Magli (Мальи) они, кажется, запомнили навсегда. Bruno Magli за последние два года стали если не самыми популярными, то, во всяком случае, самыми известными ботинками в США. И это вовсе не потому, что они, как утверждают их создатели, действительно хороши и стоят свои $200-$300.
       Торговая марка оказалась в центре внимания американского общества два года назад, в разгар суда над О. Дж. Симпсоном. Рядом с трупами зарезанных Николь Браун и Рональда Голдмана, в убийстве которых обвиняли Симпсона, полиция как раз и обнаружила кровавый отпечаток подошвы ботинка. Не составило особого труда выяснить, что человек, оставивший след, был обут в ботинки от Bruno Magli: модель "Лоренцо" 12 размера.
       Обувь Bruno Magli не ширпотреб, а потому и продавцов ее не так уж и много — не больше сотни магазинов на всю страну. В эти магазины и повалил народ. "К нам заходили, просили показать 'ботинки Симпсона', смотрели и уходили", — рассказал Ъ продавец одного из калифорнийских магазинов. Правда, добавил он, не все уходили с пустыми руками. Все запасы "Лоренцо" были быстро раскуплены, и Bruno Magli пришлось увеличить производство этой модели.
       По мере того как процесс над Симпсоном все более становился мыльной оперой, популярность обуви "ботинки убийцы" росла и росла, объемы продаж увеличивались. В течение года информация из зала суда неизменно входила в top news каждого выпуска новостей, трансляции процесса собирали многомиллионную аудиторию, адвокаты Симпсона стремительно богатели, доходы телекомпаний и газет росли, а рядовые американцы выбирали ботинки Bruno Magli.
       
Улика в черном свете
       Но тут вышла осечка. Кровавый след ставшего популярным ботинка — ключевая улика обвинения — внезапно был признан недействительным. Адвокаты с самого начала говорили, что у Симпсона таких ботинок никогда не было, но это звучало не слишком убедительно. Но потом защите повезло — ей удалось доказать, что тот самый полицейский, который обнаружил трупы и кровавый отпечаток на месте преступления, несколько раз в жизни употребил, как это называется в Америке, "N-word" (т. е. "негр", извините за выражение). После такого разоблачения улика потеряла какое бы то ни было правдоподобие. Всем, и в первую очередь присяжным, стало ясно, что человек, пользующийся такими нехорошими словами, сфабрикует улику как нечего делать. Да и вообще, известие о том, что полицейский — расист, вмиг обелило чернокожего обвиняемого.
       Весь остальной мир тоже следил за симпсоновской историей. Но внимание мира было сфокусировано не на том, кто кого убил, а на том, как глупо все делается в Америке. Об этом говорили и писали много и с удовольствием. Над тем, что нация настолько полюбила дело Симпсона, что носит его ботинки, не издевался только ленивый. Европейские обозреватели за много месяцев до приговора указывали, что американское общество в таком состоянии, что признать человека с небелым цветом кожи виновным ему затруднительно.
       Впрочем, 3 октября 1995 года, когда жюри присяжных вынесло оправдательный вердикт, были шокированы и сами американцы. Президенту Клинтону даже пришлось выступить с обращением, в котором он призвал нацию помнить о том, что суд присяжных осуждать нельзя — он есть один из столпов демократического общества: "Жюри выслушало показания и вынесло вердикт. Наша система правосудия требует уважения их решения. В этот момент все наши помыслы, все наши молитвы должны быть обращены к семьям жертв этого ужасного преступления".
       Если выступление президента и успокоило американцев, то никак не международную общественность. Особенно отличились российские политологи, которые уверенно предвещали гибель американской демократии как закономерное следствие любви к сериалам и культа политкорректности. Как выяснилось впоследствии, похороны были несколько преждевременными: американцы оказались способны назвать виновного виновным.
       Что же касается ботинок Bruno Magli, то спрос на них после окончания процесса начал спадать, в то время как их главная роль была еще впереди.
       
Главное, чтобы ботинок сидел
       После оправдательного приговора формально свободный Симпсон очутился в весьма стесненных обстоятельствах. В глазах большинства американцев он оказался преступником, ушедшим от ответственности. Его перестали приглашать сниматься, рекламные агентства одно за другим разрывали с ним контракты. Его книга "Хочу вам рассказать" и видеофильм, снятый по его заказу и на его средства, раскупались плохо в отличие от воспоминаний членов жюри и служащих прокуратуры. И наконец, семьи жертв — Николь Браун и Рона Голдмана — начали против Симпсона гражданский процесс.
       
       По законам США семьи жертв тяжких преступлений могут требовать от преступника компенсации за нанесенный ущерб независимо от того, признан он виновным уголовным судом или нет. Родители Рональда Голдмана обвиняли Симпсона в незаконном лишении жизни их сына, требуя компенсировать потерю "любви, дружбы, утешения, привязанности, общества, радости и моральной поддержки". Всего этого, утверждают Голдманы, они лишились в результате смерти своего сына.
       В иске семьи Николь Браун даже не упомянуто то, что она была убита. Семья требовала материальной компенсации за то, что в результате действий Симпсона Николь Браун стала нетрудоспособна и лишилась возможности содержать своих детей.
       
       Даже для американской прессы (не говоря уж о прессе иностранной) в гражданском деле о компенсации за "незаконное лишение жизни", в котором Симпсон был уже не обвиняемым, а ответчиком, не было ничего сенсационного. Симпсону не грозила ни смертная казнь, ни даже тюрьма. Кроме того, по решению судьи ТВ не было допущено в зал заседаний, а это делало событие еще менее интересным.
       И представители истцов (семей Браунов и Голдманов), и представители О. Дж. Симпсона оперировали тем же уликами и аргументами, что и на процессе уголовном. Но гражданский процесс отличается от уголовного тем, что ответчик на нем обязан давать показания не через адвокатов, а лично и под присягой.
       И в тот самый момент, когда присягнувший говорить только правду, всю правду и ничего кроме правды О. Дж. Симпсон заявил, что "в жизни никогда не носил такого дерьма" (это он о ботинках от Bruno Magli), адвокат истцов буквально вывалил на стол несколько десятков снимков улыбающегося Симпсона, обутого именно в ботинки "Лоренцо". "Улыбается, значит не жмут. Значит, тот самый размерчик. Что и требовалось доказать", — победно заявили истцы.
       Аргумент "единожды солгав, кто тебе поверит" был основным оружием адвокатов Симпсона на уголовном процессе. Тогда это оружие было применено против полицейского, который сначала заявил суду, что ничего не имеет против афро-американцев, а когда раскрылась вся правда про "N-word", он оказался клятвопреступником, а все его показания — лжесвидетельством. На гражданском суде тот же ход был использован врагами Симпсона: раз он соврал про ботинки, значит, врет и про все остальное.
       Первым делом присяжные, отправившиеся в совещательную комнату, потребовали увеличительное стекло, чтобы получше рассмотреть "обувные" фотографии Симпсона. Через увеличительное стекло на присяжных смотрели те самые, знакомые теперь всей Америке ботинки "Лоренцо".
       Совещание членов жюри вообще оказалось самой сенсационной частью гражданского процесса. Жюри присяжных во время уголовного суда хватило четырех часов, чтобы признать Симпсона невиновным. Гражданское жюри, чтобы вынести решение, просовещалось неделю.
       В отличие от уголовного суда, где обвиняемый признается виновным только в том случае, если присяжные не могут найти иных разумных объяснений предъявленным уликам и доказательствам, задача жюри присяжных на гражданском процессе куда проще. Чтобы принять решение, им необходимо лишь выяснить, чьи объяснения — истца или ответчика — кажутся им убедительней.
       
--------------------------------------------------------
       Иски семей Николь Браун и Рона Голдмана к Симпсону были составлены так, что для принятия решения присяжным нужно было ответить на семь вопросов.
       1. Нашли ли вы в соответствии с принципом преобладания свидетельств, что ответчик Симпсон умышленно и незаконно лишил жизни Рональда Голдмана?
       2. Нашли ли вы в соответствии с принципом преобладания свидетельств, что ответчик Симпсон нанес оскорбление действием Рональду Голдману?
       3. Нашли ли вы ясными и убедительными свидетельства того, что ответчик использовал насилие в тех своих действиях, которые вы сочли оскорблением действием Рональда Голдмана, требующим компенсации?
       4. Нашли ли вы ясными и убедительными свидетельства того, что ответчиком двигала злоба в тех его действиях, которые вы сочли оскорблением действием Рональда Голдмана, требующим компенсации?
       5. Нашли ли вы в соответствии с принципом преобладания свидетельств, что ответчик Симпсон нанес оскорбление действием Николь Браун Симпсон?
       6. Нашли ли вы ясными и убедительными свидетельства того, что ответчик использовал насилие в тех своих действиях, которые вы сочли оскорблением действием Николь Браун Симпсон, требующим компенсации?
       7. Нашли ли вы ясными и убедительными свидетельства того, что ответчиком двигала злоба в тех его действиях, которые вы сочли оскорблением действием Николь Браун Симпсон, требующим компенсации?
       Легко заметить, что вопросы составлены так, чтобы у присяжных была возможность если не прямого, то косвенного признания Симпсона убийцей — достаточно было ответить положительно лишь на один из вопросов — любой.
--------------------------------------------------------
       
Виновен. И разут
       Семейная итальянская компания Bruno Magli может гордиться тем, что ее продукция помогла изобличить убийцу. Так, во всяком случае, думают американцы, снова бросившиеся в обувные магазины. Теперь, правда, покупают уже не "ботинки убийцы", а вообще любую продукцию Bruno Magli.
       Да и интерес прессы к гражданскому процессу против Симпсона снова вырос. Недельное обсуждение вердикта приковало внимание американцев к городку Санта-Моника. О чем уже успела пожалеть пресс-служба Белого дома и телевизионщики. Время вынесения вердикта совпало с выступлением президента в конгрессе (см. с. 2), и, казалось, предстоял нелегкий выбор: прервать трансляцию из Капитолия, чтобы сообщить о решении присяжных, или оставить нацию в неведении еще на час-другой. Впрочем, все обошлось: Клинтону дали договорить и тут же начали трансляцию из Санта-Моники. Так что оглашение вердикта зрители видели уже в прямом эфире.
       На все заданные им вопросы присяжные дали утвердительные ответы.
       И в качестве компенсации за ущерб, нанесенный смертью Рона, семье Голдмана присуждена сумма в $8,5 млн. Сумму, которую Симпсон заплатит семье Браунов, присяжным еще предстоит определить, но есть все основания предполагать, что этот штраф окажется еще внушительнее.
       В 1994 году у Симпсона было $11 млн. После уголовного и гражданского процессов у него осталось $3 млн. Если ему и удастся подзаработать каких-нибудь денег, все они будут перечислены наследникам убитых им Николь Браун и Рональда Голдмана. Жить ему предстоит на пенсию от Спортивной лиги. Он назван убийцей, всеми оставлен и разорен.
       Чего нельзя сказать о фирме Bruno Magli. Она в большом порядке и ждет не дождется, чтобы о Симпсоне все забыли. "Нам вся эта скандальность ни к чему, — сказал Ъ сотрудник по связям с общественностью Bruno Magli. — Мы на приличных людей шьем".
       
       НИКОЛАЙ ЗУБОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя