Коротко

Новости

Подробно

Жить или выжить

Китайский фильм о японской оккупации

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 30

рассказывает Андрей Плахов

"Город жизни и смерти" Лу Чуаня стал хитом фестивального сезона, получил главный приз в Сан-Себастьяне, вышел в лидеры зрительского рейтинга в Роттердаме. 1937 год. Японские войска входят в Нанкин, временную столицу Китая: последовавший за этим геноцид мирного населения войдет в историю как "изнасилование Нанкина". В недавней документальной ленте "Японские дьяволы" бойцы, вспоминая минувшие дни, рассказывают, как они насиловали женщин, потом вставляли им в вагины пропитанные бензином факелы и поджигали. В китайском фильме нет документальных кадров, но черно-белое изображение придает сценам, в которых жестокость зашкаливает, пугающую достоверность.

"Город жизни и смерти" — широкоэкранная художественная хроника насилия и сопротивления — на первый взгляд напоминает образцы советского и китайского батального кино времен соцреализма. Но есть и новое. Во-первых, такого откровенного изображения массового террора никак нельзя было представить в гуманистическом кино середины прошлого века; здесь пригодился опыт "нового насилия", характерного для искусства нашего времени. Во-вторых, в отличие от пуританского коммунистического периода, сильный акцент сделан на сексуальном насилии, которому подверглись десятки тысяч китаянок. В-третьих, такие могучие массовые сцены с участием тысяч статистов, какие выстраивает Лу Чуань, могут себе позволить сегодня только китайцы, притом что фильм черно-белый, длинный, другими словами, не самый коммерческий.

Но главная новация в том, что на экране представлена не только китайская, но и японская точка зрения. Они чередуются, создавая стереоскопический эффект и порой даже напоминая о дилогии Клинта Иствуда про битву за Иводзиму, одна часть которой снята целиком с позиции японцев. В фильме Лу Чуаня среди варваров и зверей, составляющих основной контингент японской армии, все же затесался один приличный человек, который испытывает жалость и стыд за "подвиги" своих соотечественников. Это — решительное нарушение традиционного табу и пропагандисткой установки "враги не люди". Здесь все, кто оказался в опустошенном войной городе, независимо от национальности сталкиваются с моральными дилеммами и решают их каждый по-своему.

Одним из центральных героев исторической драмы становится Джон Рабе — глава немецкой дипломатической миссии в Нанкине. Он напрямую связан с нацистским правительством Германии (союзницы Японии), но не в состоянии пережить зрелище геноцида. В своей дипломатической зоне он спасает от неминуемой смерти тысячи жителей города — китайских беженцев. Он пытается также воздействовать на Японию через свое руководство. В итоге длительной борьбы Джон Рабе впадает в немилость: он вынужден покинуть Нанкин, обрекая на верную гибель семью своего китайского секретаря, который за годы сотрудничества стал почти немцем.

Кадр из фильма «Город жизни и смерти»

Кадр из фильма «Город жизни и смерти»

Фото: Chinaphotopress/Photas

Про этого человека, которого называют "китайским Шиндлером", сняли недавно фильм и в Германии: он так и называется — "Джон Рабе". Версия событий разнится по сравнению с китайской картиной, а роль их соотечественника представлена немцами более героической и трагической. Однако суть от этого не меняется: события в Нанкине 1937-1938 годов, которые долго были заслонены другими масштабными трагедиями Второй мировой, приобретают в современном кинематографе новую актуальность. Только что появились еще два фильма на эту тему: документальный и игровой. В "Ясукуни" (редкий образец японо-китайской копродукции) речь идет о печально знаменитом японском храме, куда приходят ветераны и их родственники, чтобы отдать почести "национальным героям". Ветераны гневно протестуют против "китайской выдумки", что оккупанты устраивали в Нанкине соревнования — кто истребит больше китайцев, и раздавали победителям призы. Но документальная хроника решительно опровергает их. А на Берлинском фестивале актриса Синобу Терадзима награждена за роль в картине "Гусеница", в которой героя, потерявшего на войне все четыре конечности, чествуют как "бога войны" и верного слугу императора, в то время как он был изувечен не в битве, а после насилия над очередной китаянкой. Чем больше проходит времени, тем более острым становится конфликт между мифологией и исторической правдой.

В прокате с 11 марта

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя