Коротко


Подробно

Милые дробятся

Загробная жизнь в новом фильме Питера Джексона

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

Сегодня в прокат выходят "Милые кости" (The Lovely Bones) Питера Джексона — экранизация одноименного бестселлера американской писательницы Элис Сиболд, которая в 2002 году написала необычный роман от лица мертвой девочки, убитой маньяком. На протяжении нескольких лет героиня с того света следит за жизнью своих родных и близких, а также пытается поспособствовать разоблачению своего убийцы. Фантастическими красотами загробного мира полюбовалась ЛИДИЯ МАСЛОВА.


После трилогии "Властелин колец" переключение с чисто визуальных задач на психологические Питеру Джексону пока не очень удается. Он так вошел в азарт, изображая вымышленное Толкиеном Средиземье, что до сих пор не может обуздать свою фантазию, подсказывающую ему упоительные картины "того света", которые в структуре его новой картины явно преобладают над повседневной реальностью пенсильванской провинции 1973 года, где происходит действие книги Элис Сиболд. В этом, наверное, и заключается принципиальная разница между первоисточником и экранизацией: книга рассказывает о жизни после смерти, фильм — о смерти после жизни. В романе вокруг костей дорогой покойницы нарастает "мясо" сложных отношений между оставшимися родными и близкими, в фильме из этих милых косточек режиссер мастерит занятную и красивую погремушку: для него загробный мир такая же завораживающая игрушка, как любимый юной героиней (Сирша Ронан) еще при жизни стеклянный шар со снежинками, кружащимися вокруг пингвинчика. "Он попал в идеальный мир",— объясняет девочке отец (Марк Уолберг), и точно такой же идеальный, игрушечный мир обнаруживает вокруг себя героиня после гибели. В нем она танцует в гламурных нарядах из своих любимых журналов типа Seventeen или катается на саночках по льду, под которым в момент наивысшего загробного восторга распускается огромная искусственная роза во весь экран — и тут же в зрительной памяти вспыхивает и начинает переливаться всеми цветами радуги вызывающий и дикий в каких-то ярмарочных представлениях о потусторонней реальности фильм с Робином Уильямсом "Куда приводят мечты" (What Dreams May Come).

В том инфантильном взгляде, который обнаруживает в "Милых костях" Питер Джексон, он где-то даже схож с маньяком-педофилом, увлекающимся изготовлением кукольных домиков, детали внутренней отделки которых выполнены с поистине маниакальной тщательностью и скрупулезностью. С не меньшей любовью и каким-то дьявольским вкусом к леденящим деталям вроде расставленных по полкам ангелочков и собачек с качающейся головой обустроена и вырытая убийцей под кукурузным полем землянка, куда он заманивает свою жертву. Сам убийца тоже наряжен и загримирован с таким старанием, как будто на конкурс эксклюзивных, авторских огородных пугал: сыгравший его Стэнли Туччи номинирован на "Оскар" за лучшую роль второго плана — но тут скорее сказалась любовь Киноакадемии к видоизменению актерами своей природной внешности. Радикально облондинившегося Стэнли Туччи действительно не узнать, хотя в таком парике, усах, бакенбардах, очках и со вставной челюстью практически любой на его месте превратился бы в форменного Чикатило.

В романе Элис Сиболд, который сценаристы подвергли нескольким значительным сюжетным перестановкам, убийца сразу расчленяет тело жертвы и избавляется от сейфа с останками, в фильме — только в конце, и кажется, авторы картины тем самым намекают, что пока кости героини не упокоились, она из своего нарядного глянцевого чистилища не может попасть на окончательный тот свет и навсегда распроститься с живыми. Однако для Элис Сиболд дело не в физическом захоронении костей: заглавие — лишь метафора того, как покойник словно бы разбирается по кусочкам, по косточкам теми, кто не может его забыть и кому предстоит мучительное занятие по заполнению образовавшейся после его ухода пустоты. Кинематографисты этот процесс, как и многое другое, упрощают, предлагая в качестве лучшего болеутоляющего справедливое возмездие — когда маньяка сшибает в овраг огромной сосулькой, падение тела, бьющегося об острые камни, прослежено с отдельным мстительным удовольствием. Гибель убийцы, упомянутую в книге коротко и сдержанно, на экране решено было представить позрелищнее якобы по просьбам кровожадных зрителей из фокус-групп, которым не хватило более наглядного в своей жестокости доказательства, что от полиции-то ускользнуть можно, а от Божьего суда не уйдешь — эта куцая мыслишка и выпадает в сухой остаток в итоге экранизации книги, богатой разными другими мыслями о том, как жить дальше, когда кто-то умер.


Комментарии