Коротко


Подробно

Художница хочет расти в комнате

Анна Желудь в галерее "Айдан"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Выставка современное искусство

В галерее "Айдан" показывают инсталляцию Анны Желудь "Комнатное растение. Полная версия". В прошлом году петербургская художница попала в основной проект 53-й Венецианской биеннале — несмотря на то что западные кураторы обычно выбирают те имена, которые уже на слуху. На волне такого успеха галерея "Айдан" готовит большую выставку Анны Желудь в ММСИ, а пока демонстрирует ее амбициозную инсталляцию в своих стенах. Рассказывает ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


Анна Желудь озабочена вопросом домашнего уюта. Ее объекты из железа чаще всего представляют собой контуры какой-нибудь мебели или предметов обстановки, от пианино до компьютерного стола. Воспроизведение такого рода штук в духе неброского минимализма могло бы стать ее пожизненной профессией и привести в конце концов к занятиям чистым дизайном. Желудь, кстати, часто обвиняли в том, что она занимается декоративно-прикладным искусством для интерьеров. Но на прошлогодней выставке в галерее Laboratoria под названием "Установка должна быть красивой" она раскрылась с неожиданной стороны. Сотрудничество с учеными-химиками вызвало желание найти красоту в их формулах и стремление привести свои представления об искусстве в соответствие с теориями "большой" науки. Анна Желудь была вынуждена изображать процессы, а не предметы, и этот опыт ее внутренне освободил. Контуры, которые были когда-то замкнуты, превратились в текучие провода. Мебель распалась на атомы. Те объекты уже нельзя было обвинить в "мещанстве".

На выставке в "Айдан" Анна Желудь возвращается к домашней теме. Зрителей встречает конструкция амбарного типа, внутри которой располагаются объекты, как новые, так и хорошо знакомые по другим выставкам художницы. Под потолком амбара висят ржавые железные пруты, углы заставлены железными же растениями в бетонных горшках, а на втором этаже стопками складирована живопись, которую Желудь тоже изредка показывает. Возникает ощущение, что художник строил себе временное пристанище, а зритель оказался в нем случайно. И это недалеко от истины: на вернисаже Анна Желудь выгуливала на просторах "Винзавода" свою собаку — свидетельство того, что художница действительно готова жить внутри своей инсталляции.

Сотрудники галереи намекали на то, что квартирный вопрос в жизни художницы стоит сейчас очень остро. И в свете этой информации дом в галерее начинает выглядеть совершенно по-новому. Это не игрушка, как может показаться на первый взгляд, это, если вспомнить психологический жаргон, гиперкомпенсация. То есть вместо реальных жилых метров, которых не хватает, Желудь строит идеальные и, несмотря на обилие железа, вполне эфемерные.

Философ Борис Гройс когда-то придумал термин "романтический концептуализм", чтобы описать то, чем занимались художники поколения Ильи Кабакова. Гройс рассуждал так: поскольку в советском искусстве благодаря идеологическим межам не было единой профессиональной среды, то занятия искусством для нонконформистов всегда включали в себя элемент борьбы с обществом, конфликта с общепринятыми представлениями о художнике. Анна Желудь принадлежит к совершенно другому поколению, профессиональный цех худо-бедно сложился, кое-как работают теоретики, критики и музейщики. А вот "романтизм", синоним одиночества, никуда не делся. По форме то, что делает Желудь, минимализм. По сути — снова та же многовековая история о "маленьком человеке" в грустных обстоятельствах.


Комментарии