Коротко

Новости

Подробно

Прокурорское оправдание

"Разумное сомнение" Питера Хайэмса

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 28

рассказывает Татьяна Алешичева

В название фильма вынесен юридический термин "beyond a reasonable doubt", который означает, что преступление доказано в случае, если отсутствуют обоснованные сомнения. То есть перед нами почтенный жанр судебной драмы. Правда, сейчас он кажется старомодным: кинозритель за последние десятилетия изрядно помолодел и плохо переносит разговорные фильмы со сложносочиненным сюжетом. Но в данном случае удивительно другое — плохой прием у критики. Ругают фильм скорее по поверхностным причинам: это ремейк нуара 1956 года, который снял Фриц Ланг (последний голливудский фильм Ланга, на котором он окончательно рассорился с продюсерами, после чего отбыл обратно в Европу и больше в Америке не снимал). Состязаться с Лангом считается задачей провальной по определению, при том что режиссер Питер Хайэмс вряд ли перед собой ее ставил. Вопрос, зачем переснимать безупречный фильм, тоже некорректен — тут скорее не "зачем", а "почему": студии (в данном случае RKO) часто переснимают собственные старые фильмы, на которые им не нужно покупать права.

Другое дело, что в сравнении с оригиналом в фильме Хайэмса смещены акценты: Ланга заботила в первую очередь правомерность смертной казни внутри несовершенной судебной системы. Владелец крупной газеты конфликтовал у него с прокурором-карьеристом, который мог красноречиво обличить кого угодно на основании всего лишь косвенных улик. А присяжных, как это неоднократно было повторено в кино, убеждают не факты, а риторика, то есть в суде побеждает тот, кто сумеет их талантливо уболтать. Поэтому редактор идет на риск: договаривается с лояльным журналистом, чтобы тот добровольно подставился. Они вместе сфабрикуют против журналиста косвенные улики, прокурор его потопит, а они потом все расскажут суду. Станет понятно, что на смерть осудили невинного, и смертную казнь в штате, может быть, отменят, как это уже сделали в шести других.

У Хайэмса другая мишень, не глобальная, а локальная. Смертная казнь как таковая его не тревожит, для него общественное устройство и судебная система вполне хороши, просто иногда должности в них занимают плохие парни. Его прокурор-карьерист (Майкл Дуглас) тоже метит в губернаторы, но кроме хорошо подвешенного языка у него есть и другие методы: чтобы выигрывать процессы, за недостаточностью косвенных он подделывает прямые улики. Как правило, неоспоримые, вроде крови жертвы на одежде обвиняемого. А помогает ему приспешник из полиции. Рьяный журналист (Джесси Меткалф) рвется разоблачить шайку, снять об этом репортаж и получить Пулитцеровскую премию. Ради Пулитцера, а вовсе не за идею, как у Ланга, он и подставляется, рискуя попасть под статью (в силу прогресса теперь это не жестокий электрический стул, а добрая смертельная инъекция). И это только зачин: и у Ланга, и в ремейке несколько сюжетных твистов, которые ставят ситуацию с ног на голову и обратно. Но там, где сюжет Ланга изменен, совсем незаметны швы. Хотя у Ланга был пессимистичный нуар о судьбе: мир лежит во зле, виновны все. А у Хайэмса вышел скорее рапорт об отдельных перегибах.

Кстати, это сейчас фильм Ланга считается классикой, а в 1956 году критика не то чтобы сильно ему обрадовалась — Жак Риветт был чуть ли не единственным, кто похвалил его в журнале Cahiers du Cinema.

В прокате с 18 февраля

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя