Коротко


Подробно

Школьные гады

"Маленький друг" Донны Тартт

Премьера книга

Издательство "Иностранка" выпустило книгу американской писательницы Донны Тартт, перу которой принадлежит знаменитый бестселлер "Тайная история",— роман "Маленький друг". АННЕ НАРИНСКОЙ это представляется особо уместным в свете общего интереса к жизни подростков, подогреваемого демонстрацией телесериала "Школа".


Дайджест основных претензий/восторгов по поводу "Школы", если не считать сугубо эстетической критики, сводится к тому, что создатели сериала впервые пристально и с максимально близкого расстояния посмотрели на жизнь современных подростков и предъявили ее нам во всей ее нереально-реальной чернушности.

Так вот, про роман Донны Тартт в принципе можно сказать то же самое. Только к современности этот текст отношения не имеет (в США он вышел в 2002 году, а действие там развивается в начале семидесятых), да и речь там идет не о внешней, а о внутренней жизни человека в период гормонально-эмоционального слома.

"Маленький друг" — о переходном возрасте, точнее, о возрасте перехода. О тягучем ощущении одиночества, о невозможности смириться с неотменимостью "положения вещей", тем более стать его частью. О полном отчуждении от взрослого мира, безусловно, враждебного, об ощущении этого мира как заговора.

Кроме прочего, и даже в первую очередь это значит, конечно, что "Маленький друг" относится к той выделенной части литературы, которая называется "американский роман" и для которой подросток, живущий до странности собственной жизнью в небольшом провинциальном городке (лучше южном), стал, выражаясь школьным языком, типическим героем в типических обстоятельствах. Персонажем, достойным самого пристального взгляда.

Героиня "Маленького друга", 12-летняя Харриетт Дюфрен, проживает в начале семидесятых в штате Миссисипи, откуда родом сама писательница, а также Том Сойер с Гекльберри Финном, к чьим приключениям она настойчиво читателя отсылает, и где располагается фолкнеровский округ Йокнапатофа, узнаваемые потомки жителей которого населяют книгу Тартт.

Но в Харриетт куда больше подростковой боли, чем в героях Твена или Харпер Ли, уровень ее несогласия с жизнью "как она есть", нежелание принять ее вкус, запах и цвет сравнимы разве что с тотальным недоверием протагониста перетекающих друг в друга "романов взросления" Томаса Вулфа.

Тут стоит притормозить с литературоведческим апломбом и сообщить, что "Маленький друг" — чтение не трудное, захватывающее и вообще это триллер. И в прямом, открытом смысле: совершено преступление, главная героиня считает, что знает виновного, и преследует его. И в том смысле, в котором триллером оказывается жизнь любого тинейджера — когда отношения с родителями и учителями видятся цепью непоправимых событий, а дежурные ситуации чреваты катастрофами. Когда маниакальное — в глазах взрослых — преследование цели оказывается единственным более или менее надежным якорем.

В этом ландшафте подростковой жизни Донна Тартт разыгрывает историю о преступлении без наказания. Эта тема — преступлений, оставшихся без возмездия,— была главной и в "Тайной истории", но тогда 28-летняя писательница не смогла не вывести свой вполне выдающийся сюжет на общедоступную тропу неизбежности возмездия нравственного в отсутствие возмездия человеческого. В написанном десять лет спустя "Маленьком друге" все куда точнее и страшнее: преступник-убийца не просто не разоблачен, он, можно сказать, не существует, он растворен в воздухе, он может быть кем угодно. Преступление и наказание разведены окончательно и бесповоротно. Оставшаяся висеть в воздухе вина неизвестного убийцы оказывается вечным наказанием для всех остальных — невиновных или, вернее, виновных, но не именно в этом, ужасающем и оттого слишком наглядном преступлении.

Взрослые — и в романе Тартт, и в жизни — готовы смириться с жизнью в присутствии чужой и своей вины, тинейджер, который вечно сам виноват и перед которым все виноваты,— никогда.

Донна Тартт. Маленький друг. М.: Иностранка, 2010


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение