Коротко

Новости

Подробно

Буддистам в СИЗО не место

Сотрудник нижегородского следственного изолятора заявил об увольнении по религиозным убеждениям

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 8

В СИЗО-1 Нижнего Новгорода развивается конфликт вокруг религиозных убеждений одного из сотрудников. Исповедующий буддизм капитан внутренней службы Евгений Романенко утверждает, что его вынудили подписать рапорт об отставке, так как начальство испугалось работать с «сектантом». В нижегородском СИЗО подтвердили, что у офицера был рабочий конфликт с руководством, но подчеркнули, что вопрос о его увольнении пока не стоит.


Как рассказал „Ъ“ сам Евгений Романенко, в изоляторе он состоял на должности заместителя старшего смены ОКБ-6 (тюремная больница) и отношения с непосредственным руководителем, дежурным помощником начальника СИЗО Владимиром Мармуром, не сложились сразу. «Я не пью, а значит, в общих попойках не участвую. Не курю, еще и мясо перестал есть. Поэтому отношение ко мне было настороженное: почти за два года службы в СИЗО я на своей должности почти не работал. Ставили младшим на коридоре, чтобы „не тащился“. Но я по этому поводу не возмущался — зачем себе карму портить?» — рассказал Евгений Романенко. По его словам, на собрании, посвященном итогам служебной деятельности в 2009 году, с трибуны было публично объявлено, что он «сектант». Последней каплей стал инцидент на дежурстве 7 января, когда кто-то увидел, как Романенко в коридоре шепчет мантру и перебирает четки. Надзиратель молился за здоровье заключенного, который был в тяжелом состоянии. «Меня вызвали к заместителю начальника СИЗО Константину Иванову, обыскали личную сумку и вытащили оттуда буддисткую литературу, кимвалы и манзди (буддийский символ совершенства, похожий на свастику — „Ъ“). Спрашивали, что за чертовщиной я тут занимаюсь, откуда у меня „фашисткая“ атрибутика, я писал объяснительную. В итоге полковник Иванов прямо мне заявил, что коллеги боятся со мной работать», — рассказал капитан.

По его словам, ему предложили написать рапорт об увольнении по собственному желанию, в противном случае обещая уволить под предлогом внеслужебных связей с заключенными.

Евгений Романенко написал рапорт по предложенному ему образцу, так как на словах ему было обещано «притормозить увольнение» до перевода в другую колонию. Однако когда капитан в очередной раз пришел к начальнику кадровой службы, то узнал, что приказ о его увольнении уже подписан, а 25 января ему надлежит явиться для сдачи удостоверения, жетона и заполнить обходной лист. «Кадровик, сначала узнав, что со мной случилось, сказал, что это какое-то средневековье, а во второй раз глаза потупил и сказал, что как человек он меня понимает, но как сотрудник помочь ничем не может. Предметы культа мне так и не отдали, они лежат в сейфе как вещдоки», — заключил Евгений Романенко. По его словам, он также написал рапорт о служебной проверке обстоятельств его увольнения и отнес его в приемную начальника ГУФСИН по Нижегородской области. До службы в системе ФСИН он служил сапером в 46-й бригаде Внутренних войск МВД РФ, два года провел в Чечне, участвуя в разминировании. Из войск МВД уволился после того, как жена погибла в автокатастрофе, и сейчас один воспитывает 15-летнего сына.

В СИЗО вчера опровергли информацию об увольнении капитана Евгения Романенко. «Да, у него был некий конфликт с руководством, но это чисто рабочие моменты, встречающиеся в любом коллективе. В настоящее время он не уволен, и пока увольнять его никто не собирается. Нет таких оснований, как увольнение по религиозным убеждениям», — сообщил „Ъ“ руководитель пресс-службы регионального ГУФСИН Максим Стрелков, отказавшись разглашать любые подробности, касающиеся персональных данных сотрудников изолятора.

«Сотрудник может обратиться в суд за защитой своих прав и доказывать всеми предусмотренными законом способами, в том числе и с помощью свидетельских показаний, тот факт, что его понудили подписать рапорт об увольнении», — советует старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Нижегородского коммерческого института Альберт Копылов. Правозащитник Сергей Шимоволос считает, что капитану придется уйти: «Начальник СИЗО Владимир Ларин довольно жесткий человек как по отношению к своим сотрудникам, так и заключенным. По-армейски жесткая система, существующая в изоляторе, исключает инакомыслие».

Роман Кряжев



Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя