Коротко

Новости

Подробно

Василий Бархатов: цирк очень требователен к режиссеру

блицинтервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Режиссер спектакля "Аврора. Спящая красавица" ВАСИЛИЙ БАРХАТОВ ответил на вопросы АЛЛЫ ШЕНДЕРОВОЙ.


— Почему вы решили превратить балет в цирковое шоу?

— Идею дал Олег Чесноков. Зная удачный опыт "Кракатука", я решил попробовать. Ведь, скажем, Cirque du Soleil — это очень круто, но любое их шоу — яркое, но бессвязное действо. Мне же хотелось с помощью циркового шоу рассказать какую-то внятную историю. В драме и опере я обычно ругаю себя за слишком эффектные символы, а здесь они очень кстати. Цирк может очень многое, он очень требователен к режиссеру. Здесь нужно не просто придумать каждый номер, а обыграть какой-то символ — и таким образом объяснить, почему этот номер исполняется именно сейчас. За время репетиций мне пришлось познать цирк технологически — понять, как все это работает. Тут ведь даже привычные слова и те с другим ударением. Например, я всегда думал, что надо говорить "турнИк", а акробаты говорят "тУрник". Это как "кОмпас" и "компАс" во флоте.

— Непривычно работать с цирковыми артистами?

— Поначалу очень. Я даже замечал, что они скучают. Когда говоришь им: "А теперь мы все взлетаем под купол цирка!", они тут же просыпаются. А когда талдычишь что-то про актерское переживание — они зевают. К счастью, в них оказался колоссальный спортивный интерес освоить то, чего они не умеют. Скажем, гимнаст Слава Королев полгода назад вообще не знал, что у него есть слух и голос, а теперь он поет арию из оперы Моцарта.

— А кто этот странный дирижер, который то и дело появляется в "Авроре"?

— Это аллегория: зрители думают, что все происходит по взмаху волшебной палочки феи Карабосс, а на самом деле — по взмаху дирижера.

— Вы попробовали себя в опере, в цирке, в драме — остался балет.

— Я бы с удовольствием поработал с каким-то интересным хореографом, выступив в роли драматурга и режиссера, но пока таких планов нет. Хочется еще раз поработать в драме: "Разбойники" — моя первая попытка и довольно неловкая. Но прежде всего, конечно, опера. Сейчас вернусь в Москву и начну делать в Большом театре "Летучую мышь". Кто-то уже успел написать, что Большой театр скатился до оперетты, но это глупость: "Летучая мышь" идет на всех серьезных оперных площадках Европы. А у нас она ставилась в каждом провинциальном театре музкомедии, сложнейшие партии пели безголосые люди! Я давно хотел исправить эту несправедливость. Не буду загадывать, но, по крайней мере, дирижер в нашем спектакле будет роскошный — Кристоф Матиас Мюллер.

— Дальнейшая судьба "Авроры"?

— В конце января мы поедем в Киров — я туда тоже заскочу из Большого театра. Этот спектакль требует режиссерского присмотра и обкатки, в нем многое зависит от того, когда ребята перестанут волноваться — сделают все трюки, потом займутся актерской игрой. Впрочем, самый главный, смертельный трюк этого спектакля мы уже сделали — показали его во Франции. В стране, где ни один драматический и музыкальный спектакль давно уже не обходится без цирковых трюков.


Комментарии
Профиль пользователя