Коротко

Новости

Подробно

Лавировали, лавировали...

Энергетика

"Social Report (Рейтинг топ-менеджеров)". Приложение от , стр. 31

В условиях кризиса менеджеры энергокомпаний оказались в двусмысленном положении: с одной стороны им нужно выполнять обязательства, взятые новыми собственниками их предприятий перед государством, с другой стороны — попытаться донести до властей, что объем нового строительства необходимо сократить.


Андрей Черников


Кризис застал российскую электроэнергетику на решающей стадии реформирования. Основные мероприятия по разделению конкурентного и монопольного секторов завершены, на следующем этапе, как неоднократно объяснял идеолог реформы Анатолий Чубайс, должно начаться масштабное инвестирование в отрасль. Однако кризисное снижение энергопотребления породило сомнения в целесообразности ввода новых мощностей.

Если в течение почти 10 лет энергетическая отрасль жила в состоянии непрерывной погони за строительным и промышленным секторами, которые из года в год предъявляли все больший спрос на энергомощности, то с конца прошлого года пришлось привыкать работать в условиях сокращения потребности в электроэнергии. В связи с этим начало года прошло в постоянных дискуссиях, сопровождаемых апелляциями к регуляторам, о целесообразности строительства того количества новых энергообъектов, которые пообещали построить новые владельцы энергокомпаний.

Не обошла эта волна и Петербург. Например, в декабре прошлого года руководитель департамента "Газпрома" по энергополитике (ныне глава "Газпром энергохолдинга"), член совета директоров ТГК-1 Денис Федоров заявлял, что в случае с ТГК-1 есть вопросы по дублированию мощностей: ряд запланированных блоков строится рядом с другими электростанциями, что вызывает сомнения в их необходимости. В частности, по его мнению, такая ситуация наблюдается с Первомайской и Юго-Западной ТЭЦ, а также Выборгской ТЭЦ и ТЭЦ "Парнас". На тот момент многие энергетические компании прибегали к подобным заявлениям, чтобы федеральные власти пошли им на уступки и позволили сдвинуть сроки реализации некоторых инвестпроектов.

В поиске денег


В начале 2009 года генеральный директор ТГК-1 Борис Вайнзихер заявил, что инвестпрограмма ТГК-1 на 2009 год, утвержденная советом директоров, составляет 40 млрд рублей. То есть столько, сколько и планировалось до кризиса. Однако впоследствии ему пришлось уточнить, что из этого объема ранее она была обеспечена средствами лишь на 14,5 млрд рублей. "Мы сделали все, что может предпринять компания сама, без привлечения акционерного капитала, — рассказывал в августе "Ъ" Борис Вайнзихер. — Сегодня реальным ограничителем является обслуживание долга". Поскольку кредитные ставки к середине года практически удвоились по сравнению с докризисными уровнями, компания стала искать новые пути привлечения средств. "Мы всерьез рассматриваем различные схемы лизинга, изучаем объекты, которые можно выделить под проектное финансирование. В июле удачно разместили облигационный заем на 5 млрд рублей. В общем, ходим по очень широкому кругу в поисках возможностей финансирования инвестиционной программы. Дело в том, что в последние два-три года, кроме дополнительной эмиссии и денег в кошельке, которых сейчас не так много, другие способы нахождения средств были просто не нужны, не актуальны", — отмечал господин Вайнзихер.

В итоге в октябре размер инвестиционной программы все-таки был увеличен до 18,6 млрд рублей. Это произошло за счет удешевления кредитных ресурсов и более удачного размещения облигационного займа, чем это ожидалось в начале года. На 2010 года ТГК-1 планирует инвестиционную программу в размере около 18-20 млрд рублей. То есть докризисные планы на 2009 год будут растянуты на два года. Основная идея менеджмента компаний — закончить строительство тех объектов, которые были начаты до кризиса. Что касается нового строительства, то его решено пока не запускать.

Чубайс обещал


В Петербурге и Ленинградской области основными документами, определяющими объекты инвестирования, сроки и объемы финансирования в энергетику, являются соглашения, заключенные РАО "ЕЭС России" с администрациями двух регионов. В просторечии эти документы назывались соглашения "Чубайс — Матвиенко" и "Чубайс — Сердюков". С ликвидацией РАО ответственность за его обещания легла на бывшие "дочки" концерна, в частности на ТГК-1, "Ленэнерго" и МЭС Северо-Запада ФСК. Договоры были заключены в 2006 году, и до наступления кризиса они успели пройти корректировку в сторону повышения обязательств энергетиков. Однако в последнее время о соглашениях вспоминают редко. По словам директора по экономике и финансам "Ленэнерго" Сергея Николаева, сейчас соглашение "Чубайс — Матвиенко" — не более чем гипотетический план ввода новых объектов. Из 14 подстанций, предусмотренных в соглашении до 2010 года, компании удалось ввести лишь три. То, что "Ленэнерго" не торопится строить новые энергообъекты, вполне закономерно. Компания отмечает резкое снижение спроса на новые мощности, что связано с замедлением строительного рынка. Изначально планировалось, что поступления компании за технологическое присоединение (а именно за счет этих средств ведется новое строительство) с 2006 по 2009 год включительно составят около 38 млрд рублей. Однако по факту за это время предприятию удалось собрать лишь 18 млрд рублей. В октябре совет директоров компании сократил инвестиционную программу на 2009  год с 11,2 млрд руб. до 10,6 млрд руб. "При снижении спроса на мощность начинать строительство серьезных объектов не имеет смысла", — говорил еще в начале года генеральный директор "Ленэнерго" Дмитрий Рябов. По его словам, компания начнет новое строительство лишь при условии 80%-й оплаты его стоимости. Замедление в реализации инвестиционной программы в случае с "Ленэнерго" — это скорее плюс, чем минус. У компании появилось время на то, чтобы улучшить свои отношения с клиентами, ведь в аврале строительного бума именно эта организация была главным раздражителем строителей. "Ленэнерго" постоянно обвиняли в том, что она собирает огромные деньги за присоединение к энергосетям новых объектов, а сдает мощности с огромными задержками. Сейчас у Дмитрия Рябова появилась неплохая возможность улучшить имидж компании. Кстати, он еще в самом начале кризиса, год назад, заявил, что "Ленэнерго" станет клиентоориентированной компанией. В течение года эта задача решалась. Компания стала открывать центры облуживания абонентов. За счет этого "Ленэнерго" рассчитывает сократить сроки присоединения новых объектов к электросетям, а также снизить организационные издержки.

Партия сказала "надо"


У госкомпании "Санкт-Петербургские электрические сети" (СПБЭС) оптимизма больше. Компания в основном инвестирует в те объекты, обязательства по возведению которых несет город. Например, введенные в конце октября СПБЭС подстанции "Стенд" и "Автозаводская" обеспечивают энергией особую экономическую зону "Ново-Орловская", а также расположенные в северной части города автомобильные заводы. Под подобные городские проекты и формировалась инвестпрограмма СПБЭС и поэтому вполне естественно, что менеджмент компании рапортует, что обязательства в рамках соглашения "Чубайс — Матвиенко" выполняются в полном объеме.

Аналитик ИК "Финам" Денис Круглов отмечает, что менеджменту электроэнергетических компаний пришлось решать довольно широкий перечень проблем в условиях экономического кризиса. "В числе основных проблем сектора — сокращение спроса на продукцию и, как следствие, снижение стоимости электроэнергии, что вызвало сокращение финансовых результатов участников рынка. Таким образом, перед сетевиками и генераторами возникла необходимость повышения эффективности операционной деятельности и сокращения производственных издержек", — говорит он. Еще одна проблема сектора электроэнергетики — ухудшение платежной дисциплины. Справедливости ради можно отметить, что проблема неплатежей для Петербурга не настолько актуальна, как в других регионах. Во всяком случае, представители "Петербургской сбытовой компании" на кризис неплатежей не жалуются.

По словам Дениса Круглова, удорожание кредитных ресурсов и снижение финансовых показателей компаний сектора электроэнергетики, а также снижение прогнозных объемов энергопотребления сделали неоправданной и невозможной реализацию ранее утвержденных инвестиционных программ, и согласование возможных изменений с регулятором рынка стало для менеджмента ключевой проблемой.


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя