Коротко

Новости

Подробно

Верховный суд России признал Платона Лебедева потерпевшим

от России

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера президиум Верховного суда России, ориентируясь на постановление Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), признал незаконными и отменил два ареста совладельца НК ЮКОС Платона Лебедева, избранных ему в 2003-2004 годах на стадии расследования его первого уголовного дела. Выявленные нарушения позволяют обжаловать и сам приговор суда, по которому господин Лебедев получил восемь лет заключения, отсидев уже шесть с половиной лет. Однако в случае отмены приговора и назначения нового процесса по делу осужденный Лебедев снова станет подсудимым, и ЕСПЧ может отказаться от рассмотрения его следующей жалобы — на незаконность приговора по первому делу. При этом на свободу он все равно не выйдет.


Состоявшемуся вчера заседанию президиума Верховного суда России были обеспечены серьезные меры безопасности: снаружи здание суда на Поварской улице в Москве взяли под дополнительную охрану милицейские автопатрули, а сам процесс проходил на так называемом минус четвертом этаже здания — в зале-бомбоубежище, оборудованном стальными дверьми сейфового типа. Их массивные створки с огромными круговыми задвижками, правда, оставались открытыми на протяжении всего процесса.

Участвовали в обсуждении решения ЕСПЧ по жалобе Платона Лебедева, пожалуй, самые опытные и известные в стране юристы — девять членов президиума Верховного суда под председательством Петра Серкова и заместитель генпрокурора России Виктор Гринь. Внес же решение ЕСПЧ на обсуждение президиума сам председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев (подробно об этом "Ъ" рассказывал 18 декабря).

Однако все охранные мероприятия в суде, как объяснили его сотрудники, были организованы вовсе не ради собравшихся там авторитетных юристов. Через несколько минут после того, как члены президиума заняли свои места, пятеро дюжих милиционеров ввели в зал и тут же проводили в металлическую клетку самого подателя жалобы в Страсбург, что стало своего рода сюрпризом для зрителей.

Дело в том, что накануне вчерашнего суда Платон Лебедев заявлял, что не будет в нем участвовать. При этом он ссылался на необходимость своего присутствия в другом процессе, по так называемому второму уголовному делу ЮКОСа, проходящему сейчас в Хамовническом райсуде Москвы, и нехватку времени на подготовку. Однако, как рассказала адвокат господина Лебедева Елена Липцер, Верховный суд настоял на участии ее клиента в процессе и у него просто не осталось выбора.

Заседание прошло довольно быстро. Судья-докладчик, расположившийся на отдельной трибуне, зачитал членам президиума решение ЕСПЧ, вынесенное 25 октября 2007 года (см. "Ъ" от 26 октября того же года), в котором констатировались нарушения прав российского гражданина Лебедева при избрании ему меры пресечения во время предварительного следствия по так называемому первому уголовному делу ЮКОСа. При этом незаконным ЕСПЧ признал не сам факт ареста обвиняемого на досудебной стадии, а постановления двух районных судов Москвы, Басманного и Мещанского, избиравших ему меру пресечения 3 июля 2003 года и 31 марта 2004 года соответственно.

Июльское судебное заседание, во время которого господин Лебедев был арестован на срок чуть менее двух месяцев, как установил ЕСПЧ, было проведено без участия его защитников. В следующем же году Мещанский суд продлил на одну неделю арест фактически свободному, хотя и содержащемуся в СИЗО человеку. Дело в том, что срок предыдущего ареста господина Лебедева истек не 31 марта, а накануне, однако следствие по каким-то причинам не смогло своевременно обратиться в суд за новой санкцией.

Как следовало из комментариев участников процесса, обсуждать постановление ЕСПЧ они не собирались, поскольку для России, признавшей Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, оно должно быть автоматически исполнено. Вопрос ставился лишь о том, как реализовать решение ЕСПЧ в российской правовой системе.

Первым высказал свое мнение заместитель генпрокурора России Виктор Гринь, предложивший признать выявленные нарушения и вынести частное определение для всех российских следственных и судебных органов, чтобы предотвратить подобные "нарушения процессуального характера" в будущем.

Адвокаты господина Лебедева согласились с заместителем генпрокурора лишь частично. "Частного определения в этой ситуации будет недостаточно,— отметила адвокат Елена Липцер.— Решения судов, о которых идет речь, должны быть признаны незаконными и отменены".

Поддержал коллегу и второй защитник Владимир Краснов. "Мы надеемся, что в дальнейшем ЕСПЧ признает обоснованность не только этой, но и двух других жалоб нашего клиента, одна их которых, о незаконности первого приговора, уже коммуницирована, а вторая, о нарушении прав Платона Леонидовича в Хамовническом суде Москвы, находится в очереди на рассмотрение,— отметил он.— Поэтому мы рассчитываем на новые встречи с вами здесь".

Однако ярче всех стала, пожалуй, обличительная речь самого осужденного, назвавшего свое незаконное содержание под стражей "позорным фактом" и "произволом". "€10 тыс., которые Россия должна выплатить мне в качестве компенсации, согласно решению ЕСПЧ, ни в коем случае нельзя перекладывать на плечи налогоплательщиков,— отметил господин Лебедев.— Эти деньги должны быть взысканы с надзирающего прокурора, судьи и начальника СИЗО, которые должны были освободить меня, но не сделали этого".

Выслушав мнения всех сторон, президиум Верховного суда удалился на короткое совещание, а минут через двадцать председательствующий Серков огласил его решение. Президиум постановил возобновить производство по уголовному делу Платона Лебедева ввиду новых обстоятельств (в соответствии с 413-й статьей УПК такими обстоятельствами являются установленное Страсбургским судом нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод), отменить решения двух райсудов, арестовывавших господина Лебедева, а также кассационные определения Мосгорсуда, подтвердившие решения о незаконных арестах. Предложение Генпрокуратуры о вынесении частного определения по следственной и судебной системам президиум по какой-то причине проигнорировал.

"На мой взгляд, в постановлении ЕСПЧ изначально было заложено некое противоречие,— сказал "Ъ" заместитель генпрокурора Виктор Гринь.— Ведь очевидно, что отменить арест пятилетней давности невозможно, поэтому мы и предлагали ограничиться частным определением". При этом комментировать решение Верховного суда господин Гринь отказался. "Я отстаиваю здесь интересы государства,— отметил он,— и не имею права высказывать свое мнение, предположения и прогнозы. Цена моей ошибки будет слишком высока".

Довольно осторожными оказались в своих оценках и адвокаты. Госпожа Липцер назвала итоги заседания победой, однако рассказать о том, каким образом защита воспользуется своими юридическими достижениями, не захотела. "Нам понадобится время для того, чтобы все обсудить, осмыслить и принять консолидированное решение",— отметила адвокат.

На вопрос о том, может ли признанная на самом высоком уровне незаконность досудебных арестов господина Лебедева послужить основанием для пересмотра назначенного ему наказания в виде восьми лет лишения свободы, защитник Владимир Краснов ответил, что "теоретически такая возможность существует". "Будучи под незаконным арестом, мой клиент не мог подготовиться к судебному процессу по существу дела,— отметил адвокат.— То есть был фактически лишен права на защиту".

Однако развить свою мысль защитнику не дал сам господин Лебедев, услышавший разговор, проходивший в непосредственной близости от клетки.

— Владимир Николаевич, давайте пока воздержимся от комментариев на эту тему,— приказал он защитнику Краснову.

— Платон Леонидович, не ограничивайте свободу прессы,— обратился к осужденному корреспондент "Ъ".

— Да как же я могу,— отшутился господин Лебедев, показывая руками на толстые металлические прутья.— Сам не на свободе.

Между тем опасения господина Лебедева по поводу разглашения стратегии защиты, как пояснили "Ъ" участники процесса, были вполне оправданны. Дело в том, что своим решением Верховный суд поставил адвокатов господина Лебедева и его самого в непростую ситуацию.

Постановления высших судебных органов Европы и России, признавших нарушения прав господина Лебедева во время его уголовного преследования, можно использовать для того, чтобы инициировать пересмотр приговора Мещанского райсуда, назначившего ему девять лет заключения по "первому делу ЮКОСа" (Мосгорсуд скостил осужденному один год). Однако если данное дело будет направлено на новое рассмотрение, то господин Лебедев тут же перейдет из категории осужденных, к которым он относится сейчас, в категорию подсудимых. А это обстоятельство может дать повод ЕСПЧ приостановить рассмотрение второй, уже коммуницированной жалобы Платона Лебедева к Российской Федерации. Согласно правилам ЕСПЧ, "заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, прежде всего судебные средства такой защиты". Для России это прохождение заявителем судов первой и кассационной инстанций.

Впрочем, сами адвокаты господина Лебедева убеждены, что, даже если приговор по первому делу будет отменен, это обстоятельство на прохождение жалоб в ЕСПЧ не повлияет. "Все документы будут рассматриваться в установленном порядке",— считают защитники.

Сергей Машкин




Комментарии
Профиль пользователя