Коротко

Новости

Подробно

Всесоюзный стилистический субботник

РОСИЗО провело "инвентаризацию архива"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Выставка живопись

В Московском музее современного искусства (ММСИ) на Гоголевском бульваре открылись сразу три выставки, посвященные 10-летию ММСИ и 50-летию РОСИЗО. Из фондов государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО достали разнообразные художественные сувениры советской эпохи. Хорошо, что она закончилась, подумала АННА ТОЛСТОВА.


Созданная в 1959 году при Министерстве культуры РСФСР Дирекция художественных фондов (она же "Росизопропаганда", она же нынешнее РОСИЗО) полвека занимается крупными выставками отечественного искусства, блюдет государственный музейный фонд, контролирует госзакупки в музеи и хранит нераспределенную между ними коллекцию Минкульта. Коллекция эта состоит из трех больших частей: сталинский соцреализм, брежневский соц- и антиреализм и так называемое народное искусство. То есть советские сувенирные промыслы вроде палеха, гжели и ростовской финифти, которыми занимались выпускники прикладных отделений разнообразных худвузов, исхитрявшиеся приспосабливать народные традиции к идеологической линии партии и правительства.

Социалистическую гжель в ММСИ, слава богу, не выставили, вместо этого показывают скрипки работы русских мастеров из Государственной коллекции уникальных музыкальных инструментов — она тоже в ведении РОСИЗО. Искусство 1970-1980-х годов представили выставкой "Праздники и будни", демонстрирующей известную широту взглядов минкультовской закупочной комиссии, которая приобретала и вполне официальных "леваков", и откровенный андерграунд. Рядом с натюрмортами амазонки "левого МОСХа" Татьяны Насиповой красуется ассамбляж Евгения Рухина, а из угла ухмыляется "Картина для музея" в виде уорхоловской Мэрилин, переписанной Авдеем Тер-Оганьяном. Однако главное событие юбилейной программы — выставка "Соцреализм: инвентаризация архива", которую курировала заместитель директора Музеев Кремля Зельфира Трегулова.

Не сказать чтобы все эти картины и плакаты впервые вынули из закромов родины. РОСИЗО активно возит шедевры "сталинского стиля" по заграницам, где они неизменно пользуются успехом — не как искусство, а как этакие "куриозитеты" советской эпохи. Судя по тому, что на вернисаж пришли, кажется, все живущие в Москве иностранцы, разнообразные вожди и пионеры в роли русских народных сувениров идут куда лучше, чем палех. Там в самом конце экспозиции висит полотно Ивана Владимирова 1937 года "Интуристы в Ленинграде": высунувшиеся из ландо буржуины фотографируют пионерский отряд, гордо марширующий мимо Ростральных колонн. Похоже, в отношении Запада к советской экзотике мало что изменилось с 1937-го. А вот в России однозначно определить отношение к сталинскому наследию в искусстве все еще не удается.

Живопись сталинского времени из фондов РОСИЗО в Москве уже показывали: Екатерина Деготь в проекте "Борьба за знамя" попыталась представить самые радикальные ее образцы как "троцкистский" авангард, Зельфира Трегулова с Иосифом Бакштейном в проекте "Красноармейская студия" восстанавливали историю выставок 1920-1930-х к годовщинам РККА. Но сейчас речь идет не о концептуальном взгляде и не об исторической реконструкции: нам предлагают посмотреть на живопись сталинских мифотворцев глазом искусствоведа-формалиста с точки зрения "стилистического разнообразия".

Разнообразие и правда налицо. Достаточно зайти в зал исторических картин-блокбастеров, куда, кстати, не попали самые большие полотна Александра Герасимова и Дмитрия Налбандяна, опубликованные в каталоге,— они просто не пролезли в двери музея. Здесь тебе и барокко — в портрете работы Василия Яковлева: маршал Жуков на вздыбленном коне, который попирает копытами фашистские знамена на фоне горящего Берлина, и ампир — в правительственном тосте "За великий русский народ!" Михаила Хмелько, и даже экспрессионизм — во взбудораженном "Штабе Октября" с Троцким и Сталиным на первом плане Василия Сварога. Особенно умиляет передвижнический "Рассказ о боевом подвиге" Аркадия Интезарова: отец народов, на фронт, как известно, носа не казавший, заседает с бойцами в уютной чистенькой землянке. Сочинить такое можно было только в 1954-м — в 1942-м кисть бы не поднялась.

Интересно, что в разделах выставки, посвященных подвигам вождей, всенародным праздникам и всеобщему изобилию, больше всего стилистического разнообразия. Словно бы художники, которым поручили иллюстрировать совсем уж фантастические мифы, с абсолютным цинизмом выбирали себе маску: барокко, ампир, передвижнический реализм — все сгодится для триумфа. Зато там, где речь идет об авиации, спорте, армии и индустриализации — о том, чем действительно жила не попавшая под репрессии часть страны, преобладает, несмотря на всю необходимую героизацию, авангардная стилистика ОСТа: ясность рисунка, аскетизм цвета, родченковские ракурсы. Что, очевидно, подтверждает старую мысль, будто правды этическая и эстетическая всегда где-то рядом.


Комментарии
Профиль пользователя