Коротко

Новости

Подробно

Инвестиционный диссонанс

Передовики производства

"Business Guide (Стратегические инвестиции)". Приложение от , стр. 19

Большинство инвестиционных проектов, осуществляемых совместно странами СНГ, сегодня концентрируется в двух отраслях — энергетике и телекоммуникациях. Однако в условиях мирового экономического кризиса объем инвестиций и торговли стал постепенно сокращаться. По мнению экспертов, преодолеть негативные тенденции можно путем устранения формальных и неформальных барьеров и развития экономических институтов.


Ольга Хвостунова


Центр притяжения


Для большинства стран СНГ Россия остается центром притяжения как более сильный и экономически развитый партнер. Российская сторона также заинтересована в сохранении хозяйственных связей, сложившихся еще в советский период. Прежде всего это касается области энергетики, транспортной и оборонной промышленности, а также сферы торговли сырьевыми ресурсами и некоторыми потребительскими товарами.

В совместных инвестиционных проектах ведущая роль также принадлежит российскому капиталу. По данным Росстата, объем накопленных российских инвестиций в странах СНГ на 1 января 2008 года превысил $2,5 млрд (более свежих данных, увы, не приводится), а объем накопленных инвестиций стран СНГ в экономику России за тот же период составил $1,5 млрд.

С 2000 по 2008 год объем накопленных инвестиций России в страны ЕврАзЭС, куда входят помимо России Казахстан, Белоруссия, Таджикистан, Узбекистан, Киргизия (Армения, Грузия и Украина на правах наблюдателей), вырос на 160%, а в страны СНГ в целом — на 350% (без учета финансового сектора).

По оценке Евгения Винокурова, начальника отдела экономического анализа Евразийского банка развития (ЕАБР), перед наступлением мирового финансового кризиса произошел не только количественный, но и качественный рывок во взаимных инвестициях: "Затронутыми оказались практически все крупные секторы: ТЭК, металлургия, машиностроение, сельское хозяйство, транспортный сектор, телекоммуникационная отрасль. Прямо на наших глазах возникали первые евразийские транснациональные корпорации. Хотя абсолютные объемы еще низки и несопоставимы с размером экономик, мы стали свидетелями бурного роста и фактического восстановления кооперационных связей на новой, рыночной основе".

Системные барьеры


Однако на пути экономической интеграции стран СНГ наблюдается целый ряд препятствий. В первую очередь макроэкономического характера. Уровень развития экономик стран СНГ сегодня слишком разный, отраслевая специализация слишком узкая, что не создает благоприятной базы для взаимных инвестиционных проектов. По словам Дмитрия Баранова, ведущего эксперта УК "Финам Менеджмент", в Россию инвестиции текут в основном в машиностроительную и энергетическую отрасль, а в других странах СНГ — в основном в сырьевой сектор.

Препятствует объединению бизнесов стран СНГ также отсутствие унифицированной правовой базы и зависимость судьбы проектов от политического фактора. Александр Либман, старший научный сотрудник Института экономики РАН, в качестве главного фактора, препятствующего интеграции бизнес-структур в регионе СНГ и в то же время парадоксальным образом способствующего ей, называет крайне низкое качество экономических институтов (защита прав собственности, госрегулирование), что дает простор для лоббирования и передела активов: "С одной стороны, российский бизнес охотно "плавает в мутной воде", пользуясь своим опытом работы в непрозрачной экономике. Но с другой — потенциал долгосрочного сотрудничества в таких условиях принципиально ограничен. Так что главным препятствием на пути интеграции можно считать необходимость внутренних институциональных реформ в самих постсоветских экономиках".

Наконец, свою ложку дегтя в интеграционные процессы в странах СНГ добавил мировой финансовый кризис. По данным Минэкономразвития, товарооборот России со странами СНГ в январе--июле составил всего $34,5 млрд, что почти в два раза ниже, чем за аналогичный период 2008 года. На 45% сократился экспорт, в два раза — импорт.

Энергетические успехи


Впрочем, сегодня в странах СНГ реализованы или находятся в стадии разработки десятки крупнейших инвестпроектов. Практически все это — российские инвестиции в страны СНГ, сосредоточенные преимущественно в энергетической (нефтегаз, электроэнергетика) и телекоммуникационной (мобильная связь) отраслях.

Энергетическая ориентированность объясняется как спецификой самой российской экономики, так и созданной еще в советский период единой инфраструктурой, включающей сеть трубопроводов и линий электропередачи. По словам Сергея Аслибекяна, управляющего партнера компании "Грант Торнтон", участие России в энергетических проектах объясняется также политическими причинами: "Россия стремится сохранить контроль в таких традиционных для нее сферах влияния, как топливно-энергетический комплекс". Однако, как отмечает Александр Либман, инвестиции здесь направлены прежде всего на реконструкцию или модернизацию существующих мощностей и в гораздо меньшей степени — на строительство новых производств.

Одним из крупнейших реализованных проектов последних лет считается строительство в Таджикистане Сангтудинской ГЭС-1 мощностью 670 МВт, открытие которой состоялось 31 июля. Стройка, запланированная еще в 1970-е годы и прерванная на начальных этапах после распада СССР, была возобновлена лишь в 2005 году. Заказчиком проекта выступило ОАО "Сангтудинская ГЭС-1" — компания с участием в капитале России (75%) и Таджикистана (25%). Инвестором проекта стал "Интер РАО ЕЭС", вложивший в него в общей сложности порядка $600 млн. Строительство ГЭС позволило решить проблему подачи электроэнергии в регионе: теперь она подается в полном объеме, тогда как раньше — всего по несколько часов в день.

Реализовано несколько проектов в области атомной энергетики. В советский период предприятия этой отрасли создавались также как части единого целого. Так, технологически дополняют друг друга урановые и атомные комплексы России, которой принадлежит львиная доля по переработке урана, и среднеазиатских республик (Казахстана и Узбекистана), где расположены крупнейшие предприятия по его добыче. Эти комплексы начали объединяться с 2006 года, когда было объявлено сразу о трех атомных проектах. Наиболее крупный — создание совместного российско-казахского предприятия "Заречное" по добыче урана с одноименного месторождения на юге Казахстана. Доля казахской НАК "Казатомпром" — 49,33% акций, российского ОАО "Техснабэкспорт" — 49,33%. Плановая мощность — 1 тыс. тонн уранового концентрата. Добычу, начавшуюся два года назад, ведет ООО "Атомредметзолото" (дочерняя структура "Росатома"), в прошлом году добывшее только 166 тонн концентрата.

Кроме того, ряд крупных инвестпроектов в энергетике должен быть реализован в ближайшем будущем. Например, строительство в Казахстане третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 мощностью 500 МВт. Финансирование проекта начнется в 2010 году, а завершится к 2013 году. Стоит отметить, что еще в 2007 году проект был утвержден Анатолием Чубайсом, специально для этого прилетавшим в Казахстан. Строительство было запланировано на 2008 год, но "Интер РАО ЕЭС" почти год не мог перечислить $1,5 млн на докапитализацию станции (без этого банки не давали кредита), а потом начался кризис. В итоге соглашение между "Интер РАО ЕЭС" и АО "Станция "Экибастузская ГРЭС-2"" об условиях финансирования строительства было подписано только 20 ноября в присутствии премьер-министров двух стран — Карима Масимова и Владимира Путина. Финансирование будут осуществлять Внешэкономбанк (ВЭБ), ЕАБР и "Самрук-Энерго". Предполагается, что ВЭБ и ЕАБР предоставят на паритетных началах мультивалютный 15-летний кредит на $770 млн.

Еще одним совместным проектом в нефтегазовой отрасли, существующим пока только на бумаге, стало строительство Прикаспийского газопровода для транспортировки газа с Каспийского шельфа и других месторождений Центральной Азии на территорию России. Участниками проекта выступили Россия, Казахстан и Туркмения. Строительство газопровода общей протяженностью 1700 км (Туркменбаши--Александров Гай) должно было начаться в 2009 году, но было отложено после взрыва на газопроводе в Туркмении в апреле. Судьба его пока остается неопределенной.

Связующие сети


Сферой реального доминирования российских компаний на территории стран СНГ являются телекоммуникации. По мнению Александра Либмана, причина этого не только динамика роста рынка мобильной связи в самой России, но и общий исторический и культурный бэкграунд стран СНГ — своеобразный "капитал социальной интеграции", важный для сектора услуг и стимулирующий интеграцию.

Инвестиции в этом секторе носят в основном характер покупки активов. С начала экспансии на рынки СНГ российские сотовые операторы инвестировали в новые приобретения около $2 млрд. МТС сегодня представлена в пяти странах, "Вымпелком" — в шести, "МегаФон" — только в Таджикистане (оператор TT-Mobile).

МТС начала экспансию в 2002 году, запустив свою сеть в Белоруссии, а затем приобрела контрольный пакет акций "Украинской мобильной связи" за $194,2 млн. В 2004 году компания объявила о приобретении 74% акций Uzdunrobita, крупнейшего сотового оператора в Узбекистане, за $121 млн, а спустя год начала оказывать услуги сотовой связи в Туркмении, купив за $28 млн местную компанию Barash Communications Technologies. В сентябре 2007 года МТС приобрела 80% акций ведущего армянского оператора ЗАО K-Telecom (торговая марка VivaCell). Стоимость сделки составила €450 млн.

"Вымпелком" впервые вышел на рынки стран СНГ в 2004 году, приобретя второго по величине сотового казахского оператора "КаР-Тел" за $350 млн, а затем долю в 54% в компании Buzton (Узбекистан). В следующем году "Вымпелком" попытался потеснить МТС на Украине, купив "Украинские радиосистемы" за $231,3 млн, а чуть позже вышел на рынок Таджикистана, где приобрел за $12 млн 60% акций местного сотового оператора ООО "Таком" (Tacom). В 2006 году компания купила 51% акций грузинского оператора Mobitel за $12,1 млн, а еще через год выкупила у греческой OTE 90% армянской сотовой компании "Арментел", заплатив за актив €341,9 млн.

Стимулирующие меры


Несмотря на успешную реализацию нескольких крупных проектов, процесс взаимного инвестирования в странах СНГ то и дело тормозится. Стимулировать его может как государственное регулирование, так и сугубо финансовые меры. К первым можно отнести проект создания нового многостороннего договора о зоне свободной торговли в странах СНГ в соответствии со стандартами ВТО, что, в частности, предусмотрено стратегией экономического развития СНГ на период до 2020 года. Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии, который начнет функционировать с января 2010 года, также будет способствовать объединению бизнесов этих стран.

По мнению ряда экспертов, национальные лидеры стран СНГ должны сами стремиться к тому, чтобы стимулировать инвестиции. Евгений Винокуров отмечает, что способствовать корпоративной интеграции на евразийском пространстве может прежде всего благожелательное внимание власти к таким проектам: "Такие системы работают во многих странах. Пример в Казахстане — активная деятельность совета иностранных инвесторов и прямое общение президента страны и других высших должностных лиц с иностранными инвесторами".

Иного мнения придерживается Александр Либман: "Всем известен механизм, позволяющий консолидировать "рассеянное знание" в экономике,— это рынок. Поэтому главная задача государств заключается не столько в стимулировании, сколько в устранении барьеров — формальных и особенно неформальных (коррупция и лоббизм)". Впрочем, эксперт называет стратегические отрасли, для которых стоит сделать исключение. К ним можно отнести ОПК, в частности самолетостроение, атомную промышленность, а также трансграничные инфраструктурные отрасли (гидроэнергетика Центральной Азии).

Немаловажная роль в интеграционных процессах принадлежит межгосударственным банкам, которые работают на основании межгосударственных соглашений и пользуются налоговым иммунитетом, что позволяет им более спокойно вести инвестиционные проекты. Примером успешной проектной работы может служить финансирование Евразийским банком развития проекта освоения крупнейшего месторождения хромовых руд Восход в Актюбинской области Казахстана. Запуск одноименного горно-обогатительного комбината состоялся в сентябре прошлого года. Запасы рудника составляют 19,5 млн тонн руды, и, согласно плану, на месторождении будет добыто 1,3 млн тонн, которые будут переработаны в 950 тыс. тонн хромового концентрата. Треть этого объема будет перерабатываться Тихвинским ферросплавным заводом, входящим в группу "Мечел", остальное — реализовываться на российских и международных рынках. Инвестиции в ГОК составили $120 млн, причем половину этой суммы выделил Евразийский банк развития.

В целом эксперты сходятся во мнении, что искусственным образом объединить бизнесы стран СНГ все равно не удастся: рынок сам определяет, насколько ему интересны те или иные инвестиционные проекты. Тем не менее, как отмечает Евгений Винокуров, необходима планомерная совместная работа по устранению многочисленных барьеров в торговле товарами и услугами. "Она не требует значительных финансовых вливаний и вполне возможна в условиях жестких бюджетных ограничений. Кроме того, она даст возможность совершить рывок, который позволит национальным экономикам евразийских соседей стать конкурентоспособнее и развиваться быстрее".

Комментарии
Профиль пользователя