Владимир Путин настихотворил в Ялте

Совместное с Юлией Тимошенко общение с журналистами прошло в крепких новостях и выражениях

Вчера ночью российский и украинский премьеры Владимир Путин и Юлия Тимошенко провели громкую пресс-конференцию, для которой, как и предсказывал "Ъ" (см. прошлый номер), приберегли все новости и выражения, которые, как считает специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, повязали всех участников "новой Ялтинской конференции" круговой предвыборной порукой.

Пресс-конференция Юлии Тимошенко и Владимира Путина началась вчера, в первом часу ночи, когда город, то есть Ялта, спал. Но он мог и проснуться, если бы слышал то, что говорил Владимир Путин.

Всех интересовало, обсуждалась ли газовая тематика. Письмо президента Украины Виктора Ющенко президенту России Дмитрию Медведеву, которое господин Ющенко зафиксировал на своем сайте (см. "Ъ" от 19 ноября), подогрело интерес к российскому газу, а также к украинскому транзиту.

Российский премьер заявил, что Юлия Тимошенко "поставила ряд вопросов, связанных с кризисными явлениями" и что "Россия сочла возможным пойти навстречу украинской стороне и несколько скорректировать наши планы". Владимир Путин многозначительно подчеркнул, что "после их одобрения ни у кого никаких проблем вообще не должно возникнуть".

Я спросил у стоявшего рядом вице-премьера российского правительства Игоря Шувалова, что это за договоренности и касаются ли они штрафов за недобор российского газа.

— А что,— рассеянно спросил Игорь Шувалов, погруженный в чтение эсэмэски,— Владимир Владимирович разве еще не сказал? Тогда скажет.

И Игорь Шувалов погрузился в ответ на эсэмэску.

Господин Путин и в самом деле сказал — как будто Игорь Шувалов переписывался эсэмэсками с премьером.

По его словам, "принято решение не предъявлять санкций" за недобор российского газа. Кроме того, было принято решение, что "Нафтогаз" и "Газпром" договорятся о новых объемах поставок в 2010 году. Таким образом, "не будет лишнего объема — не будет и санкций".

Владимир Путин, казалось, откликнулся и собственно на письмо Виктора Ющенко:

— Да, Украина поднимет плату за транзит...— он сделал паузу.— Потому что это предусмотрено контрактом, который мы подписали в начале этого года. Украина нам оставила уровень транзита прошлого года, а мы им сделали скидку 20% от европейской цены. Так вот, в следующем году не будет этой скидки, но не будет и никаких льгот по транзиту. И плата за транзит в результате увеличится больше, чем плата за газ — примерно на 60%...

Владимир Путин хотел сказать, что президент Украины воевал с ветряными мельницами: цена транзита повышается автоматически без его адских усилий по размещению на сайте открытого письма Дмитрию Медведеву.

— Я должен отдать должное правительству Украины,— продолжил российский премьер.— Оно впервые и в полном объеме исполняет свои обязательства. (Юлия Тимошенко только что признавалась: "Это очень тяжело — каждый месяц исправно платить за газ". И ее можно было понять — кроме материального груза, она испытывает еще и психологический: трудно даже представить, чего ей стоит вовремя, раз в месяц, расставаться с живыми деньгами.)

У Юлии Тимошенко сейчас любое выступление становится предвыборным. Отвечая на вопросы журналистов, она тоже обращалась, можно сказать, напрямую к избирателям:

— То, что мы первый раз за 18 лет подписали настоящий европейский рыночный контракт,— это есть абсолютное укрепление суверенитета Украины, это отношения развитых партнеров!..

После этого она обращалась уже к Виктору Ющенко — или по крайней мере говорила исключительно о нем:

— Да, многим в Украине, в том числе и высокопоставленным политикам, не нравятся эти контракты. Потому что все предыдущие годы была мегакоррупционная модель, которая работала на газовом рынке. Миллиарды долларов шли не в бюджеты, а посредникам, которые были удалены нашими правительствами в начале 2009 года... Да, перестали зарабатывать теневые большие деньги!.. Многие хотят вернуть назад то, что им очень нравилось, и поэтому критикуют контракты, унижают контракты, дискредитируют контракты...

Ну и наконец, Владимира Путина спросили про визит на Украину президента Грузии Михаила Саакашвили.

— По этому вопросу у меня комментариев не будет,— так резко ответил премьер, что стало очевидно: конечно, будут.

А премьер еще раз с удовольствием перечислил, чем он занимался этой ночью с Юлией Тимошенко: энергетикой, транспортом, машиностроением, авиастроением и космосом.

— Чем занимались мои коллеги, понятия не имею (возлагали цветы к памятнику жертвам голодомора; Михаил Саакашвили вручил Виктору Ющенко орден Святого Георгия.— А. К.). Но думаю, что двум президентам всегда есть, о чем поговорить... что обсудить... куда сходить...

Похоже, премьер если даже и не хотел, то все равно неумолимо распалялся. Его отношение и к тому и к другому президентам слишком хорошо известно, а двое этих людей, собравшихся вместе в непосредственной близости от Владимира Путина, представляли адскую смесь, которая должна была взорвать российского премьера.

Господин Путин медлил, подбирая слова,— и подобрал:

— Бойцы вспоминали минувшие дни... и битвы, что вместе продули они... (Пятидневная война в Южной Осетии в августе 2008 года и в самом деле не закончилась победой Грузии и приехавшего поддержать ее украинского президента.— А. К.)

Юлия Тимошенко позволяла себе в этот момент активно улыбаться.

Раньше Владимир Путин никогда так вдохновенно не стихотворил.

— А мы с коллегой пойдем на ужин...— продолжил российский премьер.— Она меня пригласила.

Было не очень понятно, к чему он клонит. При чем тут их ужин? Но быстро выяснилось, что господин Путин начал про ужин неспроста — у него было приготовлено:

— Что еще можно посоветовать и порекомендовать? Двум президентам лучше проводить ужин... если они будут ужинать... без галстуков. Галстуки нынче в цене (в оригинале, у Ильфа и Петрова — "овес нынче дорог"...— А. К.)...— не ровен час... Ну вы меня понимаете...

— Владимир Владимирович, я точно без галстуков могу проводить ужины,— поддакнула Юлия Тимошенко.

Господин Путин подумал, может быть, что она его не до конца поняла, и добавил:

— Слопает гость Ющенко еще галстук!

Впрочем, видео Михаила Саакашвили, где он жует свой галстук, торчащий изо рта, как кляп, слишком хорошо известно.

И они с демонстративным облегчением погрузились в проблемы авиастроения.

Несколько месяцев назад Владимира Путина спросили, правда ли, что он собирался подвесить Саакашвили "за одно место". "Почему за одно?" — переспросил российский премьер. Так что шутка насчет встречи без галстуков на этом драматичном фоне выглядела просто невинной.

После пресс-конференции Игорь Сечин пояснил, что объемы законтрактованного Украиной на 2010 год газа и правда будут пересмотрены так, как этого хочет Украина. И уже известно, как она хочет: по сравнению с тем, что было запланировано, объемы снизятся, а по сравнению с тем, что Украина употребила в 2009 году,— повысятся.

После пресс-конференции члены двух делегаций оживленно обсуждали услышанное. Много смеялись. В этот день судьба, похоже, развела членов кабинета министров Украины: те, кто приехал вместе с Юлией Тимошенко в Ялту, так теперь и останутся с ней, хотят они этого или нет: в конце концов, они стояли, можно сказать, за спиной Юлии Тимошенко и Владимира Путина, когда российский премьер унижал их президента, и ничего ведь не сделали.

Что они могли сделать? Ничего. Вот за то, что ничего не сделали, и будут теперь нести крест ответственности вместе с Юлией Тимошенко до президентских выборов — и особенно после них.

Ведь они на это и рассчитывали, когда поехали в Ливадийский дворец.

Андрей Колесников, Ливадия

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...