Коротко


Подробно

Дожить до расстрела

В Москве двумя выстрелами в затылок в подъезде собственного дома убит один из лидеров антифашистского движения Иван Хуторской по прозвищу Костолом. Война между радикальными молодежными группировками окончательно вышла за рамки уличных драк


Павел Шеремет


Иван Хуторской — культовый персонаж российского антифашистского движения. Анархист по взглядам, панк по увлечениям, юрист по образованию, он основал в России движение красных скинхедов — RASH, главной целью которых была борьба с русскими фашистами. Пару лет назад, встретив Ивана на улице в черной одежде и со странной прической, добропорядочные граждане испугались бы не меньше, чем столкнувшись с матерым фашистом. Но последнее время Иван работал юристом в благотворительной организации "Дети улицы", сбрил панковский ирокез и походил на профессионального спортсмена. Нацисты Хуторского ненавидели. Он дрался с ними часто и отчаянно. Если вы зайдете на интернет-форумы радикальных националистов, то обнаружите фамилию Хуторского в списках заклятых врагов и призывы к его уничтожению. Удивительно, как он вообще дожил до 26 лет. Его многократно били, резали голову бритвой, однажды в шею вогнали отвертку, а полгода назад едва не убили ударом ножа в живот. Хуторской — шестая по счету жертва среди антифашистов за последние годы, шестая и одна из самых громких. Последствия не заставят себя долго ждать.

Через сутки после убийства Хуторского около сотни молодых людей ворвались в офис прокремлевской организации "Россия молодая" и разгромили его, выплеснув эмоции. Они объявили, что разгромили офис "России молодой", потому что "у фашистских организаций нет офисов, а лидер "России молодой" Максим Мищенко трется с фашистами". "Он официально это отрицает, но реально их отношения хорошо известны. Он получил что хотел",— коротко и зло поясняют свой налет антифашисты. В своем блоге в интернете депутат Государственной думы Максим Мищенко поспешил разместить заявление о том, что "в СМИ и блогосфере развернута информационная кампания с целью дискредитации движения "Россия молодая", основанная на нелепых лживых обвинениях в пособничестве фашизму". Но атака на Мищенко — это не атака на государство, Антифа впрямую не винит власть в гибели своего товарища.

Версий убийства Хуторского не много. Основная — месть нацистов, демонстрация их силы. Покойный Иван Хуторской сотрудничал с адвокатом Станиславом Маркеловым, часто охранял его пресс-конференции. Напомним, что адвокат Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова были застрелены 19 января 2009 года средь бела дня на улице Пречистенке. В начале ноября, в День народного единства, ФСБ сообщила об аресте Никиты Тихонова и Евгении Хасис. По версии следствия, Хасис следила за адвокатом, а Тихонов стрелял в него. Адвокат Тихонова Евгений Серипелев заявил, что его клиент признался в убийстве, но отрицает причастность к какой-либо националистической группировке. Но для антифашистов официальные заявления значения не имеют, они не сомневаются, что убийство и Маркелова, и Хуторского — дело рук нацистов. Галина Кожевникова, замдиректора информационно-аналитического правозащитного центра "Сова" тоже считает, что "вероятнее всего за убийством стоят нацисты": "Эта война на улицах идет непрерывно, но лишь периодически, когда случаются убийства, она выплескивается в публичное пространство".

Александр К. — антифашист со стажем, ему, как и убитому Хуторскому, недавно исполнилось 26 лет. Они были близкими друзьями. Саша работает журналистом в крупном издании. Никогда не догадаешься, что он — член группы "прямого действия", силового крыла Антифы. Мирный, тихий, воспитанный молодой человек с высшим образованием, анархист по взглядам — почти типичный портрет российского антифашиста. На вопрос, зачем ему все это надо, говорит, что генетически не переносит фашистов и считает необходимым остановить их любыми путями. Убийство Ивана в его жизни ничего не изменит, для него война началась не вчера и закончится не завтра. Он уже привык за годы борьбы оглядываться и осторожно входить в подъезд. "Мы обсуждаем, что делать, но все понимают, что, сколько бы фашистов ни убить в ответ, Ваню все равно не вернешь",— откровенно признается Саша и добавляет, что сил у Антифы хватит для отпора. "Точное число нациков и антифы подсчитать достаточно сложно. У наци есть легальный "Русский образ" и есть дикие люди, которые с пистолетами по городу бегают. Сейчас реально сравнимое количество активистов у фашистов и антифашистов, только нацики более жестокие. Однако эти преступления заставляют и нас мобилизоваться. Огнестрелы попадают в новости, но драки становятся обычным делом. Применение ножей, кастетов никого уже не шокирует",— слушая рассказ Александра, понимаешь, что все мы недооцениваем масштаба этой уличной войны.

Эксперты все больше говорят о радикализации молодежных движений. Власти пытаются купировать информацию об инцидентах и создают видимость того, что контролируют ситуацию. Но стоит вам выйти из персонального автомобиля, проехать вечером в метро или чуть внимательнее присмотреться к тому, что происходит на улицах города, как ощущение стабильности исчезает. Последние месяцы резко возросло число нападений на различные учреждения — военкоматы, отделения милиции, офисы каких-то партий и движений. Недавно, например, неизвестные ночью закидали бутылками с зажигательной смесью отделение милиции на юго-западе Москвы.

Толчком к радикализации послужил экономический кризис. Год назад, по признанию партийных активистов, начался бурный приток молодежи. Больше всего людей приходило к националистам и фашистам, их идеи просты, понятны и легко усваиваемы: "Россия для русских!" и "Бей жидов (таджиков, кавказцев и вообще чурок) — спасай Россию!". Вторая по численности группа молодежи пошла налево — в левацкие партии и группировки, но даже большевики Лимонова и молодые коммунисты — слишком мягкотелые для антифашистов.

Руководитель организации АКМ Сергей Удальцов, координатор "Левого фронта", признается, что пару лет назад они пытались создать альянс с Антифой, но все закончилось неудачно "именно из-за их специфической концентрации на уличных разборках". "Правда, мы тут же почувствовали на себе усиление внимания со стороны нацистских групп из-за наших контактов. Для наци Антифа — враг номер один. Отсюда и кровь",— поясняет Удальцов.

Бывший руководитель молодежного крыла партии "Яблоко" Илья Яшин называет все происходящее партизанской войной на улицах Москвы. Есть еще одно определение — "подъездная война", ведь убивают главным образом в подъездах. "Это настоящая война, где с одной стороны — неонацисты, научившиеся убивать врагов и по национальному признаку, и по политическим взглядам. С другой стороны, радикальные антифа, которые еще не научились убивать врагов. Но несколько лет назад они и драться толком не умели. Однако сегодня ни один засвеченный активист или лидер как ультраправых, так и радикальных антифа не может чувствовать себя в безопасности. Заходя в подъезд, каждый должен быть готов получить пулю или удар железной трубой по голове",— говорит Яшин. Среди антифашистов мало сторонников правых, либеральных идей. Те, кто есть, иногда выходят на малочисленные пикеты возле памятника Грибоедова с плакатами "Фашизм не пройдет!". Этих борцов если не бьют националисты, то разгоняют милиционеры. Антифашисты в подавляющем большинстве — сторонники левых взглядов.

Ильяс Фалькаев, участник художественной группы ПГ, написал книгу о российских антифашистах "Дать пи...!" и знаком со многими лидерами движения. Он утверждает, что в России мало понимают суть антифашистского движения и его особенности.

Антифа возникла как ответ на всплеск нацизма в России и постепенно приобретает такие же жесткие формы, как и главный враг — националисты. "Скинхеды как субкультура возникли в Европе, но за последние 10 лет там почти нет никаких убийств. Там это скорее игры, тексты, призывы, а здесь настоящая бойня. В России радикальный национализм приобрел какие-то звериные формы. Недавно чуть ли не каждые выходные убивали то дворника, то торговца на рынке, то студента. У нас сейчас крайняя степень озверения",— поясняет "Огоньку" Ильяс. Антифа набирала силу постепенно, сначала антифашистов было очень мало, они становились легкой мишенью для наци, постепенно те же панки стали заниматься спортом и создавать группы сопротивления. Это давно уже не подростковые игры. "Антифашисты никого не убили. Все убийства осуществляются нацистами. Был пока только один случай, когда в процессе самообороны антифашист кого-то убил. Там такого экстремизма нет, нет идеи того, что надо вылавливать фашистов и убивать. Но когда идет уличная война, то надо готовиться, следить за собой",— считает Ильяс. "Кстати, 8 мая 2009 года (и есть в этом некий символизм) суд Санкт-Петербурга приговорил антифашиста Алексея Бычина к 5 годам колонии за нанесение тяжких телесных повреждений нацисту".

Рассказ Ильяса о скинхедах на многое открывает глаза, оказывается, не все скинхеды фашисты: "Изначально они были абсолютно аполитичным движением. Первоначально в Европе скины слушали музыку ска, рэгги, среди них были негры, и они были аполитичны. Потом лидер британской музыкальной группы Skrewdriver вступил в британскую националистическую партию, и многие его поклонники потянулись в том же направлении, часть скинхедов стала националистами. Другая часть заявила, что наци-скинхеды — это не настоящие скины, они испортили субкультуру, и мы будем с ними бороться". Антифа с левыми взглядами любят одежду марок Londsdale или Fred Perry, одежду марки Thor Steinar носят фашисты. Внешних различий немного, и они довольно размыты. Thor Steinar — немецкая марка одежды. Она появилась в 2002 году и использует стилизацию под традиционную военную форму времен Третьего рейха, хотя и Londsdale в черном варианте нацисты тоже носят.

Ильяс Фалькаев — это творческий псевдоним вполне себе русского художника. Ильяс опровергает еще один миф об антифашистах, что среди них много выходцев с Кавказа: "Я практически ни одного кавказца не встречал, хотя общался с большим количеством антифашистов. Там есть люди разных национальностей, но как антифашистам им национальность безразлична". Это же подтверждает и антифа Саша. Он вообще говорит, что единого движения Антифы нет: "Есть анархисты, есть активные антифашисты и те, кто этим плотно занимается, но есть и различные субкультурные явления против расизма, например скины, панки и прочее. Это некое тактическое объединение людей, которые считают, что фашизм — это плохо".

Нацисты и антифашисты — это не вертикально интегрированные структуры, этим они и сложны для милиции. Реально нет такого фашиста или антифашиста, которого можно схватить, отвезти на Петровку или в тюрьму и тем самым прекратить существование движения. За последний год милиция посадила много боевиков наци, но немало их остается и на свободе. В этом году убийств на расовой почве в два раза меньше, чем в прошлом, но жертвами нападений становятся все более заметные фигуры. Власти упустили момент, когда движение радикальных ультра можно было удержать в рамках или вообще удушить в зародыше, ситуация вышла из-под контроля. В какой-то момент у русских нацистов произошел качественный переход, скачок ожесточения. Противостоят им так же отчаянно только антифашисты. "Гибель радиальных антифа делает их культовыми фигурами в движении, создает движению истории и традиции, при этом сопровождается широким общественным резонансом. А это значит, что придут новые люди, причем готовые к такой войне. И методы станут еще более жестокими",— считает Илья Яшин.

В любой момент "подъездная война" радикалов может еще шире охватить город. Примеров тому множество даже в тихой Европе, когда сотни наци и антифа превращают города в поля полномасштабных сражений.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение