Коротко

Новости

Подробно

Президент от шеф-повара

Главу единой Европы выбрали за ужином

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Вчера вечером лидеры стран ЕС собрались в Женеве на неформальный ужин для того, чтобы избрать первого в истории единой Европы президента и главу европейской дипломатии. Несмотря на старания председательствующей сейчас в ЕС Швеции до самого начала встречи ее участникам так и не удалось прийти к компромиссу относительно кандидатур на высокие посты. Впрочем, еще до вчерашнего голосования было ясно, что кто бы ни стал первыми президентом и главой МИД ЕС, России теперь придется иметь дело с более сильной и единой Европой. Тем не менее в реформе ЕС для Москвы есть и положительные моменты.


Ратификация Лиссабонского договора в начале ноября позволила европейским лидерам ответить на поставленный много лет назад госсекретарем США Генри Киссинджером вопрос: "Кому и по какому номеру нужно позвонить, чтобы выяснить позицию Европы?". В числе прочих мер по реформе Евросоюза документ предусматривает создание поста президента ЕС и главы его внешнеполитического ведомства.

Премьер Швеции Фредрик Рейнфельдт, чья страна сейчас является председателем Евросоюза, надеялся ко вчерашнему саммиту определить по одному кандидату на каждую из руководящих должностей, но к единому мнению лидеры ЕС так и не пришли. Оставалось воспользоваться регламентом, который предусматривает возможность принятия решения не единогласно, а квалифицированным большинством.

Прогнозы голосования по президенту ЕС стали появляться сразу после того, как в начале ноября президент Чехии Вацлав Клаус последним из руководителей стран-членов ЕС поставил свою подпись под Лиссабонским договором. В общей сложности в список возможных кандидатур на высший пост Евросоюза входили около 20 человек. Вначале явным фаворитом гонки считался экс-премьер Великобритании Тони Блэр. Его сторонники под предводительством нынешнего главы британского правительства Гордона Брауна, министра иностранных дел страны Дэвида Милибанда и премьера Италии Сильвио Берлускони делали упор на большой политический опыт господина Блэра. Однако многие члены ЕС сразу дали понять, что не могут простить экс-премьеру того, что он поддержал начало войны в Ираке и Афганистане, отказался вступить в еврозону и не подписал Шенгенский договор.

Перед вчерашним саммитом наиболее предпочтительные позиции были у бельгийского премьера Хермана ван Ромпея. Так, букмекерская контора Ladbrokes оценивала его шансы на победу как 4 к 7. К тому же в поддержку бельгийца высказались такие "тяжеловесы" европейской политики, как Германия и Франция. Вначале, правда, французский лидер Никола Саркози поддерживал Тони Блэра, однако немецкому канцлеру Ангеле Меркель удалось убедить его в необходимости отдать свой голос за менее противоречивую кандидатуру.

К слабым сторонам господина ван Ромпея его противники относили то, что он не обладает такой известностью, как британский экс-премьер. В кулуарах саммита даже ходила шутка о том, что Тони Блэр благодаря своему авторитету может остановить дорожное движение даже в Пекине, а Херман ван Ромпей не сделает этого и на перекрестке у здания Еврокомиссии. Кроме того, некоторым влиятельным членам ЕС не понравилось недавнее высказывание господина ван Ромпея о введении общеевропейских налогов, регулируемых из Брюсселя.

Другим фаворитом в борьбе за пост главы Евросоюза перед вчерашним саммитом считалась бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. У нее уже был опыт борьбы за высокие должности в международных организациях: в 2006 году она была кандидатом на кресло генсека ООН и заняла по итогам голосования третье место. На сей раз госпожа Фрейберга провела, пожалуй, самую яркую среди всех кандидатов предвыборную кампанию. "Люди должны знать, кто выдвигается на эти должности, а правительства должны иметь право выбрать одного из списка кандидатов. Это же элементарный принцип демократии!" — восклицала она.

Однако такой подход не всем пришелся по душе. Как заявила "Ъ" ведущий эксперт Центра европейских реформ (CER) Катинка Бариш, требование публичных собеседований с участниками предвыборной гонки абсурдно, так как большинство из них занимают в своих странах самые высокие должности. К слабым сторонам госпожи Вике-Фрейберги аналитики относили и отсутствие у нее сильных союзников из числа пионеров евроинтеграции, и то, что Латвия не является членом еврозоны и испытывает сейчас серьезные экономические трудности.

Катинка Бариш пояснила "Ъ", что президент ЕС будет выполнять представительские и административные функции, а гораздо более значительной фигурой в Европе станет глава Европейской службы внешних действий. Бесспорным лидером рейтинга накануне вчерашнего голосования считался бывший премьер Италии Массимо д'Алема, который известен как сторонник сближения с Москвой. В частности, он выступает за выработку ЕС единой позиции по поводу России, которая, по его словам, "является стратегическим партнером Европы, но часто сеет распри между отдельными государствами континента". Господин д'Алема не скрывает своих критических взглядов по отношению к США. После терактов 11 сентября он заявлял, что часть вины за трагедию лежит на самих американцах, так как "чем больше мир становится однополярным, тем больше самая сильная и богатая страна воспринимается противниками глобализации в качестве врага". Именно на эти высказывания фаворита делали упор его оппоненты, полагавшие, что глава МИД единой Европы не может позволять себе подобную риторику, которая неизбежно приведет к ухудшению отношений с США и развалу единой внешнеполитической линии Евросоюза.

Впрочем, еще до вчерашнего голосования было очевидно, что кто бы ни стал первыми президентом и главой МИД ЕС, России теперь придется иметь дело с более сильной и единой Европой. И хотя роль традиционных партнеров Москвы, вроде Парижа и Берлина, в обновленном ЕС останется по-прежнему весьма значимой, РФ будет сложнее использовать раздоры в рядах Евросоюза для достижения своих целей. На днях это признал и помощник президента РФ Сергей Приходько, который заявил, что теперь России будет сложнее договариваться с Евросоюзом, так как он будет выступать с единой, скоординированной позицией.

Однако, по мнению господина Приходько, в институциональной реформе ЕС есть и позитив для Москвы: Евросоюз теперь станет более предсказуемым. Ранее отношения между Россией и ЕС развивались недостаточно динамично, в том числе и из-за смены председателя союза каждые полгода. Теперь же президент ЕС будет занимать свой пост 2,5 года и может быть переизбран на второй срок, что позволит наладить с ним более тесные контакты. Кроме того, как считают эксперты, теперь наверняка возрастет роль саммитов Россия--ЕС, которые будут проводиться раз в год, а не раз в полгода, как до сих пор. Да и одна-две страны-члена ЕС отныне не смогут заблокировать обсуждение важных для Москвы и Брюсселя проектов, как это случилось пару лет назад с польским вето на начало переговоров по новому Соглашению о сотрудничестве и партнерстве.

Павел Тарасенко



Комментарии
Профиль пользователя