Коротко

Новости

Подробно

Лев Толстой как зеркало копродукции

Российское кино и кино про Россию на фестивале в Коттбусе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Фестиваль кино

В немецком городе Коттбус завершился 19-й фестиваль восточноевропейского кино. Главный приз присужден сербской картине "Обыкновенные люди" Владимира Перишича. Призом за режиссуру и призом экуменического жюри награжден россиянин Алексей Мизгирев, постановщик фильма "Бубен, барабан". Итоги фестиваля подводит АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


Помимо конкурсной картины Россию представляли здесь фильмы "Миннесота", "Горячие новости" и "Скоро весна", собранные в программе "Русский день". Этот самый день включал в себя также круглый стол по проблемам российско-немецких копродукций. Подобный семинар проходил в Коттбусе и в прошлом году, но до сих пор так и не вошло в действие межправительственное соглашение о сотрудничестве с ФРГ в аудиовизуальной сфере. На сегодня в Москве намечена встреча представителей МИДа, Минфина, Минэкономики и Министерства культуры — на ней дело надеются довести до конца. Но немцы уже сомневаются, кончится ли когда-нибудь эта бюрократическая тягомотина: ведь идея соглашения, которое должно облегчить механику копродукций, витает в воздухе уже около десяти лет.

И все же наши потенциальные партнеры не сдаются и даже создают немецко-российскую академию киноискусства. Похоже, они хотят сотрудничать с русскими тем больше, чем больше трудностей встречают на своем пути. Их не пугает ни кризис в нашем кинопроизводстве, ни опасность надвигающегося госзаказа. Они готовы вкладываться в самые разные проекты — от арт-хаусных до высокобюджетных. Их подход остается при этом скорее романтическим: бизнес бизнесом, но к России их влечет какой-то другой, метафизический и, я бы даже сказал, мазохистский интерес.

Его природу наглядно проиллюстрировал показанный в рамках фестиваля фильм "Последняя станция" — о финале жизни Льва Толстого и его уходе из Ясной Поляны, снятый по-английски режиссером Михаэлем Хоффманом в копродукции России и Германии. Жанр картины обозначен как драма, но скорее она напоминает философическую комедию. В основе роман Джея Парини, сюжет которого — столкновение богатства и славы, которыми окружен Толстой, с его идеями отрицания частной собственности, материальных благ и удовольствий. Толстовцы во главе с Чертковым видят в нем пророка и освящают его именем эксперимент по созданию чего-то среднего между колхозом и коммуной хиппи. Они затевают интригу с целью убедить Толстого завещать права на свои романы-бестселлеры народу, сделать их общественным достоянием. Что означает — разорить свою семью во главе с Софьей Андреевной, прожившей с графом Толстым в браке 48 лет и родившей ему 13 детей.

Толстого изначально должен был играть Энтони Хопкинс, его жену — Мерил Стрип. В конечном итоге главного героя сыграл Кристофер Пламмер (некогда снимавшийся в роли Веллингтона в "Ватерлоо" Сергея Бондарчука), а Софью Андреевну — Хелен Миррен, которая, что называется, steals the show, по-нашему — перетягивает одеяло на себя. Толстой показан эксцентричным чудаком, его супруга — комической старухой, которая лезет на балкон, чтобы сорвать планы толстовцев, и пытается соблазнить мужа их старой любовной игрой в курочку и петушка. Параллельно идет другая линия: секретарь Толстого Валентин Булгаков разрывается между идеями толстовства и симпатией к Софье Андреевне, к тому же он нарушает закон целомудрия и заводит роман с красавицей Машей. Простые чувства побеждают завиральные идеи — даже если они родились в голове гения.

Этот премилый фильм было тем страннее смотреть в Коттбусе, что англоязычных артистов для местного проката дублировали на немецкий, а в наушники, выданные фестивальным гостям, шел обратный перевод на английский. И хотя в качестве российского партнера в титрах фигурировала студия Андрея Кончаловского, ничего русского не было даже в аккуратных пейзажах, целиком отснятых в Германии. Таковы неисповедимые пути копродукции: в них есть звезды и иногда даже есть качество, но все-таки странно слышать, как Хелен Миррен говорит: "Valentin Fiodorovich" — и дальше по-немецки просит Булгакова проводить ее до Ясной Поляны. Ну чистая шизофрения.


Комментарии
Профиль пользователя