Коротко

Новости

Подробно

На просьбу следствия суд наложил крест

Отсидевший в СИЗО два года генерал Бульбов выпущен на свободу

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера поздно вечером следственный комитет при прокуратуре РФ освободил из-под стражи генерала Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Александра Бульбова и других фигурантов громкого дела о коррупции и незаконном прослушивании телефонов. Не добившись в Мосгорсуде перевода обвиняемых с ареста в СИЗО на домашний арест, следователи были вынуждены сами вынести постановления об их освобождении под подписку о невыезде.


Первой СИЗО "Лефортово" покинула секретарь генерала ФСКН Александра Бульбова Мария Ковалева, которую из фигурантов громкого дела задержали последней — в сентябре 2008 года, вызвав на допрос в качестве свидетеля в здание следственного комитета при прокуратуре РФ. Позднее ей предъявили обвинение по ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере группой лиц). По версии следствия, Мария Ковалева участвовала в организованном генералом вымогательстве и получении денег от бывшего гендиректора ОАО "Авиамоторный научно-технический комплекс "Союз"" (АМНТК) Мкртича Окрояна. Якобы в октябре 2005 года "не установленные следствием лица", угрожая, потребовали от господина Окрояна продать им часть пакета акций АМНТК. Господин Окроян, зная сотрудника ФСКН Юрия Гевала, обратился к нему с просьбой обеспечить "меры безопасности". За решение вопросов безопасности господин Гевал и его сослуживец Александр Гусев запросили у гендиректора АМНТК $3 млн, которые тот передал им в декабре 2005 года через посредников. Часть этой суммы, по версии следствия, получил генерал Бульбов. Впоследствии эта история стала одним из центральных эпизодов в деле господ Бульбова, Гевала и Гусева.

По словам адвоката госпожи Ковалевой Ольги Семенюк, мера пресечения ее клиентке была изменена по инициативе следствия. "11 ноября мне позвонил следователь и попросил в пятницу приехать в СИЗО, чтобы оформить освобождение под подписку о невыезде. Принятое решение он никак не мотивировал. Но я думаю, что у следствия просто не было другого выхода. У генерала Бульбова 15 ноября истекает максимально возможный срок содержания под стражей во время предварительного следствия. Его надо выпускать по-любому. А выпустить на свободу генерала и оставить под стражей его помощницу — глупо",— сказала "Ъ" адвокат. По ее словам, госпожа Ковалева пока решила воздержаться от общения с журналистами.

Напомним, что громкое дело о коррупции было возвращено заместителем генпрокурора Виктором Гринем на доследствие в том числе из-за того, что в отношении господ Бульбова и Ковалевой "следствию нужно представить иные основания, подтверждающие и обосновывающие их вину". Доследование может занять несколько месяцев, во всяком случае вчера срок следствия по делу был продлен до середины декабря.

Вчера же в следственном комитете при прокуратуре РФ были вынесены постановления и об освобождении девяти остальных фигурантов громкого дела, в том числе Александра Бульбова. В соответствии с этим документом СИЗО, в которых они находились от 20 до 29 месяцев (предельный срок ареста на время предварительного следствия составляет 18 месяцев), обвиняемые должны покинуть до 12 часов 13 ноября. При этом со всех обвиняемых следователи взяли подписку о невыезде из Москвы.

Генерал Бульбов вышел из СИЗО в 22.15. "Мы победили, спасибо всем, кто верил в справедливость!" — сказал он. Потом, поблагодарив Генпрокуратуру, "око государево", которое поддержало его во время разбирательств по делу, генерал сказал, что уже в понедельник собирается выйти на работу в ФСКН.

Большинство обвиняемых должны были освободить из СИЗО 15 ноября. Учитывая это, следственный комитет при прокуратуре РФ попытался через суд добиться им изменения меры пресечения на домашний арест. В начале, как уже сообщал "Ъ", данные ходатайства не принял Басманный райсуд, отметив, что вынесение решений по ним в компетенции Мосгорсуда, поскольку обвиняемые находятся под стражей более 12 месяцев.

Вчера, когда в Мосгорсуде рассматривалось ходатайство о домашнем аресте Александра Бульбова, он первым делом заявил, что ни в чем не виновен. Домашний арест, по мнению генерала, хуже, чем нахождение в СИЗО, поскольку данная мера пресечения запрещает ему покидать четыре стены (в СИЗО были прогулки), вступать в переписку, общаться с большим кругом лиц и дает следствию повод, чтобы снова отправить его в тюрьму. Например, следствие хотело, чтобы генерал находился под арестом в квартире сестры его жены, в то же время следствие включило эту женщину в список лиц, с которыми ему запрещено общение. Кроме того, господин Бульбов заявил, что под домашним арестом он не сможет получить даже ту медпомощь, которую ему предоставляли в СИЗО. Дело в том, что выйти из квартиры к врачам он не может, а для его посещения врачами нужно специальное разрешение от следствия.

Мосгорсуд решил, что генерал и другие фигуранты дела не должны находиться под домашним арестом. Обосновывая отказ следствию в удовлетворении ходатайства, суд, в частности, указал на то, что истечение предельных сроков содержания под стражей не может служить основанием для изменения обвиняемым меры пресечения на меру, связанную с ограничениями в свободе передвижения, а также иными запретами, поскольку это входит в противоречие с Европейской конвенцией о правах человека.

Алексей Ъ-Соковнин, Александр Ъ-Жеглов



Комментарии
Профиль пользователя